April 11th, 2021

Тайна бухты Виго




После того как в Мадриде королем Испании был провозглашен Филипп V, его дед, французский король Людовик XIV, объявил Австрии войну за испанское наследство, длившуюся целых двенадцать лет. Для ее ведения французскому монарху, естественно, требовалось немало денег. Самой богатой страной в то время была Испания, имевшая золотые и серебряные рудники в колониях: Перу, Мексике, Чили.

Опасаясь за судьбу награбленных за годы войны сокровищ, испанцы после долгих колебаний наконец решили перевезти их из Америки в Европу. Летом 1702 года на девятнадцать галеонов было погружено большое количество золота, драгоценных камней, серебра, жемчуга, амбры, индиго, ванилина, какао, имбиря. Всего - на сумму в тринадцать миллионов золотых дукатов. 11 июня караван судов под командованием Мануэля де Веласко вышел из Веракруса. В море он встретился с французской эскадрой из двадцати трех кораблей, которой была поручена охрана испанских галеонов. Поскольку угроза нападения англо-голландского флота была реальной, командование эскадрой возложили на знаменитого тогда адмирала Шато-Рено, который за долгие годы службы не раз одерживал победы и над англичанами, и над голландцами.

Collapse )

Призрачное золото «Черного Принца»





Во время Крымской войны в Балаклавской бухте затонул английский паровой фрегат, на котором, по слухам, находилось золото, предназначавшееся для выплаты жалованья союзным войскам. Почти сразу же после заключения мира начались поиски «Черного принца», как окрестили это судно, официально носившее название «Принц». Ими занимались не только европейцы - англичане, немцы, норвежцы, но и американцы. Все их усилия оказались безрезультатными, поскольку примитивная водолазная техника не позволяла опуститься достаточно глубоко. Лишь в 1875 году, когда появился водолазный скафандр, во Франции было учреждено акционерное общество с большим капиталом, всерьез взявшееся за поиски «Черного принца». Работы велись на огромной по тому времени глубине - почти сорок саженей. Поэтому даже самые выносливые водолазы могли находиться под водой лишь несколько минут. И все-таки они сумели обследовать дно бухты и все подходы к ней, но фрегат так и не нашли.

Самыми настойчивыми оказались итальянцы, дважды, в 1901 и 1903 годах, снаряжавшие экспедиции в Балаклавскую бухту. Причем возглавлял их сам изобретатель глубоководного скафандра Джузеппе Рестуччи. Под его руководством водолазы нашли железные корпуса двух кораблей, но никаких следов золота не обнаружили.

Collapse )

Сердиземноморский кладоискательский бум




У охотников за подводными сокровищами Средиземное море еще сравнительно недавно считалось «бедным». Ведь оно находилось в стороне от маршрутов «золотых» и «серебряных» галеонов, на которых в средние века везли из Латинской Америки в Европу драгоценные металлы, а до открытия в 1869 году Суэцкого канала - и от маршрутов на восток.

Но в последнее время на его европейском, азиатском и африканском побережьях наблюдается настоящий бум подводного кладоискательства. С наступлением летнего сезона туда устремляется поток западногерманских, французских, бельгийских и швейцарских туристов, которые проводят отпуск, охотясь за лежащими на дне сокровищами. Они не стыдятся своего хобби и при случае любят напомнить, что Франклин Делано Рузвельт, до того как стал президентом США, тоже грезил сундуками с драгоценностями, дожидающимися своего часа у острова Кокос.

Collapse )

Пушки, фарфор и перец




Неожиданная встреча не сулила ничего хорошего португальскому капитану дону Жерониму ди Алмейде: четыре голландца с большими пушками против двух его карак - вооруженных «купцов». Спасти их могли только хитрость и отвага. Поэтому, пока голландцы перестраивались, чтобы отрезать португальцам путь к отступлению, ди Алмейда направил свои суда в маленькую бухту у побережья острова Святой Елены в Южной Атлантике, приказал пушкарям приготовить орудия к бою и поднял на мачте штандарт с изображением Девы Марии из Назарета, вручив свою судьбу милости его святой покровительницы.

Голландцы не спеша приближались с наветренной стороны, заранее торжествуя победу. Однако их триумф был недолог. Когда они подошли на расстояние пушечного выстрела, португальские канониры открыли бешеный огонь. Причем почти каждое ядро попадало в цель. Позднее португальский хронист писал об этой баталии: «Наши люди бились так, что один из самых больших вражеских кораблей был отправлен на дно, другой оказался великолепным образом потрепан и вынужден выйти из боя, ибо его полубак был разбит вдребезги, а остальные корабли так повредили, что им пришлось улепетывать, оставив нашим людям полную победу в этом сражении».

Collapse )