April 16th, 2021

Загадка якоря




Когда на Неве работали водолазы, сотрудники нашего музея мечтали раздобыть доспехи воинов Александра Невского, старинные пушки или какие-либо предметы с петровских кораблей.

И вот однажды в музей пришел старшина водолазов.

Старинный якорь возьмете? спросил он. Лежит на дне, напротив домика Петра.[1]

Collapse )

«Морская Полтава»




Про Полтавскую битву, конечно, знаете, а известно ль вам про «морскую Полтаву»?

Экскурсовод указал на весло в углу музейного зала. Посетители запрокинули головы: экая махина, метров четырнадцать!

Вот такое помогло выиграть эту «вторую Полтаву» — подлинное весло русской галеры. Двенадцать пудов. Управлялись с веслом шестеро силачей-гребцов. А выделано оно из цельного ствола многолетней ели.

Collapse )

«Добрый почин…»




На Октябрьский праздник в школу пришел старый рабочий Кировского завода. Он показал ребятам потрескавшуюся от времени фотографию участников штурма Зимнего дворца 25 октября 1917 года, среди которых были люди в морской форме.

Матросы эскадренного миноносца «Капитан Конон Зотов», строившегося на Путиловской судоверфи, объяснил гость. Храбрые были ребята, всей душой преданные революции.

А кто был Зотов?

Участник «доброго почина», — улыбнулся рабочий. Сходите-ка в Морской музей, там расскажут подробно.

Collapse )

«При очах английских»




«…Остальные неприятельские суда, из которых на одном был вице-адмирал, ретировались; и хотя мы за ними и пустились в погоню, во абордировать их не могли, потому что они вышли уже из шхер в море, и погода стала прибавляться, и волны стали велики, только стрельбой их гораздо повредили так, чаю от кормы вице-адмиральского корабля видели отбитые доски».

Бесподобно! смеясь, вскричал Петр, читая донесение. Поезжай, полковник, на «Фивру», скажи, что в Саикт-Питербурхе премного довольны.

Майор Шилов не верил своим ушам: полковник… Произвести через чин только за то, что доставил донесение такого еще не бывало. Значит, там, при Гренгаме, действительно большая виктория, если сам государь так безмерно обрадован.

Collapse )

«Играть до последнего!»




Это произошло в конце прошлого века. Русский военный корабль совершал учебное плавание по Эгейскому морю. В Хиосском проливе, недалеко от старинной турецкой крепости Чесма, он застопорил ход. Команда высыпала на верхнюю палубу: здесь, в этом самом месте, русская «обшивная» эскадра некогда насмерть билась с флотом «Крокодила морских сражений».

За борт спустили водолаза. Многие сомневались, удастся ли найти следы знаменитой баталии, ведь минуло век с четвертью!

Но водолаз вернулся с находками. Моряки передавали из рук в руки изъеденные морской солью медный штурманский инструмент, эфес от шпаги, монеты времен Екатерины.

С «Евстафия», — негромко сказал командир.

И все обнажили голову.

Collapse )

«Честь Всероссийскому флоту»




Под стеклом пожелтевшая старинная грамота. Выцветшие строки говорят о том, что она пожалована Дмитрию Сергеевичу Ильину по поводу награждения его орденом Георгия IV степени за мужество и храбрость в Чесменском сражении. И подпись: «ЕКАТЕРИНА».

Стоп! Кто-то недавно интересовался Ильиным. Вспомнил: письмо из Владивостока. Матросы одного из кораблей Тихоокеанского флота просили сообщить, какие материалы имеются в музее о лейтенанте Ильине, рассказать о судьбе героя.

Почему тихоокеанцы интересовались человеком, жившим два века назад?

Collapse )

Штандарт герцога




В июне 1788 года на борт линейного корабля «Принц Густав», стоявшего недалеко от Гетеборга, прибыл командующий шведским флотом герцог Карл Зюдерманландский. Тотчас под звуки барабанов и труб на мачте был поднят его штандарт большое синее полотнище с тремя белыми коронами.

Генерал-адмирал был возбужден, по лицу пробегал нервный тик.

Бог и король призывают нас к битве, порывисто жестикулируя, обратился он к офицерам. Настала пора изгнать русских с берегов Балтики. Мы сокрушим русский флот, захватим Петербург и там продиктуем условия мира! И многозначительно добавил: Нас поддерживают Англия, Пруссия, а на Черном море с русскими сражается доблестный турецкий флот.

Collapse )