September 2nd, 2021

Монаршья вражда




Я благоговейно положил кольцо в жестянку из-под джема на палубе нашего «Зодиака», подтянул ремни акваланга, ухватил покрепче загубник дыхательной трубки и снова нырнул.

Колышущиеся водоросли, словно джунгли, покрывают морское дно, скрывая от взгляда натянутые для ориентировки тросы. Я парю, пошевеливая ластами, над хаотическим нагромождением камней. Атлантическая зыбь беспрестанно пригибает бурый подводный лес, словно ураган, проносящийся над пальмами в Майами. Зыбь это пульс моря, и мы живем в его ритме. Но теперь я уже знаю «в лицо» каждый бугор, каждый валун, каждую неприметную расселину.

Collapse )

Английский поход




Уже четыре года первый писарь королевской канцелярии вел дело, на обложке которого значилось: «Английский поход ».

Внутри было вложено два листа с крупными заголовками: «Вторжение с моря » (подзаголовок — «Маркиз Санта-Крус ») и «Вторжение с суши » (подзаголовок — «Герцог Пармский »).

Дон Альваро де Басан маркиз де Санта-Крус всю свою жизнь отдал флоту. В крупном морском сражении при Лепанте (1571) он командовал эскадрой, нанесшей поражение туркам. Генерал-адмирал Моря-Океана, маркиз закрепил присоединение Португалии, дважды выиграв битвы у Азорских островов, где обратил в бегство англо-французские эскадры, посланные в поддержку португальскому узурпатору дону Антонио. Как гласит хроника, «он был громовержцем в сражении, отцом солдатам, воителем отважным и непобедимым».

Collapse )

Светлейший герцог Медина-Сидония




В день, когда Филиппу доложили, что Санта-Крус слег, он продиктовал секретарю письмо, помеченное «Совершенно секретно », для дона Алонсо де Гусмана. В нем он назначал де Гусмана преемником маркиза и распорядился немедленно выехать на место.

Дону Алонсо Пересу де Гусману, прозванному, подобно его прославленному предку, Добрым, исполнилось тридцать восемь лет. Он был пятым маркизом Сан-Лукара де Баррамеда, девятым графом Ниебла, седьмым герцогом Медина-Сидония. Иными словами, ему принадлежала половина Андалузии. «Невысокий ростом, крепкий, он имел лицо тонкое и приятное». Друзья рекомендовали его как человека «благородного и осторожного». «Это был один из лучших наездников Испании, читаем мы в другом месте, отменный фехтовальщик и охотник, умевший закалывать копьем самых свирепых быков».

Collapse )

В Лиссабоне




В замках и при дворе Испании ходили упорные слухи, что больше всех уговаривала мужа отказаться от высокой должности герцогиня Ана. «Ее супруг уже был герцогом Медина-Сидония, так что, каковы бы ни были его успехи и победы, он не сможет стать никем больше, зато в случае провала рискует потерять свою репутацию». (Записано отцом Хуаном де ла Виктория .) Поговаривали, что она была в отчаянии, ибо предчувствовала самое худшее, лишнее доказательство ее ума, компенсировавшего в момент замужества многое другое.

Знатным дамам, явившимся поздравить ее с высоким назначением мужа, она отвечала: «Герцог умеет сохранять лицо, но сердце мое скорбит при мысли, что подлинное его естество явится теперь пред всеми и он навеки погубит свое имя».

Collapse )

«Погрузите 200 000 дукатов»




20 марта король продиктовал на семи страницах письмо, весьма заинтересовавшее меня. В нем герцогу Медине-Сидонии в очередной раз приказывалось «выйти в море до конца нынешнего месяца, не захватывая из следующего ни дня».

Властелин необъятной империи разрешал своему кузену и генерал-капитану Моря-Океана и Андалузского побережья расплатиться за поставленное обмундирование и провизию, а кроме того, заплатить всем участникам похода двухмесячное жалованье, «чтобы они двинулись в путь радостные». «Полагаю разумным выдать солдатам лишь половину платы на берегу, а вторую половину на борту, где вы сможете запереть их и не дать разбежаться с деньгами».

Следующий абзац заинтересовал меня еще больше:

Collapse )