October 6th, 2021

Черное покрывало ночи

«Я делаю людей счастливыми, — подумала как-то раз Ночь. — Сон дарует им отдых, во сне сбываются самые заветные их мечты, утихают горькие слезы вдов и сирот. Все это делаю для людей я, Ночь. А День пробуждает их к заботам и невзгодам. Наверное, если бы кто-нибудь спросил людей, чего они хотят, они предпочли бы вечную ночь».

Но как это сделать? Долго думала Ночь и решила соткать плотное черное покрывало, крепкое, как сеть. Лишь только Солнце появится на небосводе, Ночь окутает его покрывалом, свяжет покрепче и забросит куда-нибудь за горы, за моря.

Она тотчас уселась за работу, и вскоре непроглядно-черное покрывало было соткано. Лишь только начали меркнуть в небесах первые звезды, Ночь не удалилась, как обычно, с Земли, а кинулась навстречу Солнцу. Светило так удивилось, узрев ее, что даже растерялось, и ночи удалось набросить на его сияющее чело свое покрывало и быстренько затянуть крепкие узлы. Потом она потащила Солнце в дремучий лес. Перевела дух, огляделась…

Какая красота царила на земле! Какая тишина! Звезды вновь вернулись в небеса и светили ярче прежнего. Ночные белые цветы испускали сладостное благоухание, и Ночь счастливо улыбнулась.

Collapse )

Царь-девица и Сила-богатырь

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был Сила-богатырь. И прослышал он, будто за тридевять земель, в Девьем королевстве, Царь-девица краса, золотая коса, выбирает себе жениха, да все никак выбрать не может: любого побеждает в единоборстве и предает смерти лютой. Решил и Сила-богатырь попытать свое счастье. Но прежде чем пуститься в путь-дорогу, пошел за советом к бабке-вещунье.

Долго ли, коротко, подскакал богатырь ко дворцу Царь-девицы. Завидела она гостя и вскорости уже навстречу выехала на ретивом коне и в ратных доспехах.

Отъехали они во чисто поле и сшиблись в сече жестокой. Выбил из седла богатырь Царь-девицу, сам с коня соскочил, придавил ее коленом к земле и шлем пернатый с головы ее сбил. Смотрит: перед ним не дева-воительница с золотой косою, а витязь младой.

— Отвечай, кто ты таков? — кричит Сила-богатырь. — Не то дух вон!

— Смилуйся, — витязь отвечает. — Я брат родной Царь-девицы, мы с нею близнецы. Это я вместо нее каждый раз бился с женихами, только тебя вот не мог одолеть. Пощади меня, я тебе еще пригожусь.

Поднял витязя с земли сырой Сила-богатырь, обнялись они, как братья, и поехали во дворец. Вышла к ним с мамками-няньками Царь-девица и молвит:

— Хорошее начало полдела откачало. Спасибо, Сила-богатырь, что брата моего, Булата-царевича, пощадил. Теперь добудь мне из владений царя Змееглава, с его Хрустальной горы, звонкоголосую Жар-птицу, а там честным пирком да за свадебку.

Collapse )

Рудознатец с того свету

Был на прииске серебряном один молодой рудознатец. Прохором его звали. И страсть как любил он дичину и зверя стрелять в Змеиных горах — они за прииском аж до небес взлетали вершинами! Вот как-то раз идет Прохор на закате солнечном по ущелью с ружьишком, глядь — орел летит с добычей в когтях: то ли ягненок с руном золотистым, то ли зверь какой неведомый.

Прицелился Прошка и хоть не попал, но так напутал орла, что тот добычу выпустил из когтей, а сам упорхнул. Подбежал парень к добыче орлиной — да так и ахнул. Лежит на траве непомерно большой золотистый крот и кровью истекает. Нарвал Прошка тысячелистника, приложил к ранам зверька да завернул его в свою рубаху. Потом положил в котомку и зашагал на прииск. Однако путь был долог, застигла парня в пути ночь. Прилег он под елью, и привиделся Прошке сон, будто просит крот золотой отнести его по восходе солнца обратно в то самое ущелье, где был он от орла спасен, а затем, обогнув Стриж-озеро, отыскать лаз в земле и тем лазом проникнуть в пещеру. Там крота якобы ждут-не дождутся отец с матерью, и они-то наградят Прохора Селиванова от всей души.

Collapse )

Оборотень и собачья жизнь

Одна ведьма выдала дочку замуж за богатого молодца. Зажили хорошо, да одна беда — повадилась жена летать в трубу, как мать, да оборачиваться черной свиньей. Муж не потерпел да хорошенько поучил жену. Она пожаловалась матери. Теща разозлилась:

— Ах он такой-сякой! Вот я поучу его, как тебя уродовать! Приходи с ним в воскресенье в гости.

Пришли молодые, теща и плеснула в лицо парню квасу из кружки, он тотчас обернулся собакой и побежал невесть куда. Бегал, бегал, наконец прибился к мельнику и прожил у него три года. Мельник нахвалиться псом не мог: дескать, если кто за помол не хочет платить, пес как чует — хватает за полы, треплет, не пускает со двора, пока не рассчитается сполна.

И вот как-то раз заглянул на мельницу один знающий человек. Поглядел на пса — да и ахнул:

— Да это ж у вас оборотень приневоленный добро стережет!

Спрыснул пса какой-то наговоренной водой, утер полотенчиком — тот упал, где стоял. Велел знатка положить его спать, да не на собачью подстилку, а на лавку, где люди спят. Три дня и три ночи спал пес, а на четвертые сделался человеком.

Мельник и его жена так и разинули рты. А знатка говорит:

— Я тебя три года по указке твоей жены искал. Очень она печалилась, что мать такое зло тебе содеяла, покаялась она, старое ремесло бросила. А теща ведьмачит по-прежнему. Если хочешь ей отомстить, возьми полотенчико, которым я тебя утирал, и брось ей в лицо.

Collapse )

Как овинник за мужика заступился

Сошлась молодежь на посиделки, а в деревне недавно старуха умерла. Один парень возьми да и скажи, что покойников боится, так его приятели задразнили: ну, де, теперь тебе непременно мертвая явится. Он разозлился, хлопнул дверью и ушел домой.

А на крыльце та самая старуха его уже поджидала — накликали молодые дурни неосторожными насмешками! Он от нее бежать, она за ним, вот-вот схватит, на пути овин. Вбежал туда парень, взмолился: — Батюшка-овинник, не выдай, помилосердствуй!

И вдруг из-под кучи снопов выбежал какой-то маленький, косматый, весь как бы в соломе и начал со старухой мертвой драться. Дрались долго, чуть не заломала овинника покойница, а все же он парня не выдал. Прокричали петухи — и все исчезло.

Парень едва живой домой побрел, овинника благословляя.

Как видно из названия, жил этот дух в овинах (на гумнах) — строениях, где крестьяне в старину снопы сушили. Известно из древних книжных памятников, что именно в овинах наши предки-славяне чаще всего молились огню-Сварожичу. Потом там поселился овинник, который сидел в самом дальнем углу днем и ночью, — глаза горели калеными угольями, как у кошки, да и сам он был похож на огромного кота — весь черный и лохматый, сажей измазанный. Иногда его видели в образе белой или черной собаки. Овинник умел лаять по-собачьи, хлопать в ладоши и хохотать, когда удавалось ему наказать нерадивого хозяина.

Collapse )