fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Один разгонит тысячу, а двое – тьму





Иван III Великий (Часть 3)

В 1445г. после победы ордынцев под Суздалем над войсками Василия II, с целью соблюдения условий мирного договора, ко двору Великого князя Московского прибыл царевич Касым вместе с братом Якубом.

Касыма настолько восхитило правление русского князя, что менее чем через год он попросился к нему на службу. Василий выделил в удел храброму царевичу сначала Звенигород, а через 6 лет, новый Низовой городок (сегодня Касимов) ставший столицей нового Касимовского ханства.

Зная о том, что Касым имеет права на Казанское ханство, Иван решил добыть для него ханский престол, сделав его ставленником Москвы. В 1467г. казанские сановники тайно пригласили царевича занять трон.

Во главе московских войск Касым подошел к Казани, но взять город не смог. Казанских заговорщиков уничтожили люди Ибрагим хана, а сам царевич, вскоре после неудачного похода умер.

Весной 1469г. Иван III приступил к подготовке нового похода на Казань, войска собрались в Нижнем Новгороде, и ждали «отмашки» Великого князя. Ничего нет хуже, чем ждать и догонять, поэтому нет ничего удивительного, что в русском войске произошел раскол. Часть полков, нарушив приказ Государя, погрузилась на струги и отправилась самостоятельно воевать Казань.

Скрытно подобравшись к Казани, рано утром русские атаковали сонный город, кровь лилась по улицам рекой. Освободив пленных соотечественников, разграбив дома и торговые лавки, победители подожгли город, и ушли восвояси с богатой добычей.

В августе 1469г. раздосадованный Иван III начал новый поход на Казань, подойдя к городу по суше и по воде, русские войска вынудили казанского хана Ибрагима заключить с Москвой мир, и освободить из неволи пленных славян.

Двух взятий Казани хватило, для того чтобы Иван Васильевич понял, что силы всевозможных ханов тают как снег на ярком солнце, а у Москвы, осознавшей святую цель, крепнут и наливаются мощью.

После разорения Казани русскими войсками Казимир IV уговаривал Ахмата - хана «Большой Орды» напасть на Великое княжество Московское. Подстрекатель напоминал Ахмату, что Москва до сих пор числится у Орды в данниках. Правители договорились о совместных боевых действиях против ненавистных русских.

В июле 1472г. искусно обойдя наши заставы, Ахмат с войском внезапно появился под стенами крепостицы Алексин, гарнизон которой пал при штурме, но не открыл городские ворота врагу. Попытку переправиться на левый берег Оки сорвали во время подоспевшие великокняжеские войска.  Узрев силы и мощь московского воинства, Ахмат ушел обратно в степи. 

Успокоив на время Казань, и отогнав орду Ахмата, Иван Васильевич обратил княжеский взор в сторону крымского хана Менгли-Гирея.
Он вышел на хана при посредничестве генуэзских купцов, и уже в 1473г. из Крыма в Москву прибыл посланник. Иван III и Менгли-Гирей подписали мирный договор, согласно которому правители поклялись совместно воевать против любого государя напавшего на одного из них.      

Жена Ивана III Великая княгиня Московская София Палеолог женщина мудрая, и хитрая, стыдила супруга, и постоянно задавала один вопрос, доколе она племянница Византийского императора будет считаться ханской рабыней.
В те времена еще жили в Московском Кремле на «Ордынском подворье» посланники хана «Большой Орды», сообщавшие в Сарай-Берке главные новости Московской Руси. Однажды София, ссылаясь на вещий сон, уговорила мужа снести «поганое подворье», и воздвигнуть на развалинах церковь Николая Льняного. По приказу мужа двор разорили, выгнав ордынцев из Кремля.

Узнав, что к Москве приближается Ахматово посольство, София Фоминична убедила Ивана III не встречать послов у городских ворот, не подносить им кубок с кумысом и не преклонять колен перед великим послом.
Князь Московский послушал совета и встретил посольство в том месте, где и сегодня стоит созданный в честь этого великого события Храм Спаса Преображения на Болвановке (Москва, 2-й Новокузнецкий пер., 10, стр.1). Иван III разорвал грамоту ордынского хана, приказал умертвить послов, а одного отпустить в Орду, чтобы он передал Ахмату, что если ордынцы еще явятся на Русь, их ждет та же участь, что и послов.

Для похода глупый Ахмат поистине выбрал несчастливый 1480г., в этот год минул век с тех пор, как войска Дмитрия Донского нанесли серьезное поражение мамаевой орде. 
Хан договорился с Казимиром, с двух сторон вступить в пределы непокорной Руси. Войска Ахмата продвигались, медленно ожидая известий от литовского союзника.

Узнав, что орда двинулась на Москву, Иван Васильевич попросил Менгли-Гирея не дать Казимиру ударить по Руси. Крымский хан вторгся в Восточное Подолье, сковав силы Великого князя Литовского.

Предположив, что Ахмат оставил без защиты столицу, Государь отправил к Сарай-Берке малый отряд, в задачу которого входило если не захватить столицу, то напугать ордынцев, приблизившись к сердцу ханства.

8 июня 1480г. московские ратники отправились на перехват Ахмата. Великая княгиня с малолетними детьми в сопровождении слуг покинула столицу, выехав на Белоозеро (сегодня Белозерск), а мать Московского князя, вдовствующая княгиня Мария Ярославна осталась в Москве. Страна молилась о том, чтобы Господь и Пресвятая Богородица даровали русскому воинству победу.

Ахмат двигался к реке Угре, у которой он надеялся встретить войска Казимира.
Иван III, будучи от природы не воином, а Государем поставил войска на Угре и 30 сентября вернулся в столицу. Горожане, увидев князя в Москве, запаниковали, вообразив, что тот бежал от ордынцев. Почуяв настроение жителей Государь велел объявить народу, что он прибыл в Москву для того чтобы провести совет с боярами и духовенством.
На совете он приказал взять под усиленную защиту города прикрывающие дороги на Москву, и сжечь московские посады, 3 октября он выехал к войскам.

8 октября ордынцы предприняли попытку форсировать Угру, но переправе помешали русские воины под командованием Ивана Молодого старшего сына Ивана III.

Началось «Великое стояние на Угре».

Каждый день ордынцы кричали русским с противоположного берега, чтобы они расступились и дали дорогу великому хану, а если будут упорствовать, обещали страшную смерть.
Нашлись бояре, нашептывающие Ивану Васильевичу, что лучше бы он замирился с проклятым басурманином. Князь поддался искушению решить вопрос миром и послал на противоположный берег послов.
Ахмат грозно сказал послам, что дерзкого Ивашку, не платившего много лет дань, он жестко накажет, но у князя есть шанс вымолить себе и Москве прощение. В залог будущего мира хан приказал Ивану Васильевичу прислать ему в ставку сына, или брата.

20 октября, когда Государь терзался горькими сомнениями, гонец доставил в ставку послание архиепископа Ростовского, Ярославского и Белозерского Вассиана:
«Благоверному и христолюбивому, благородному и богом венчанному, богом утвержденному, в благочестии во всех концах вселенной воссиявшему, самому среди царей пресветлейшему и преславному государю нашему всея Руси Ивану Васильевичу, богомолец твой, господин, архиепископ Вассиан ростовский шлет благословение и челом бьет.
Молю величество твое, о боголюбивый государь, не прогневайся на меня, смиренного, что первым дерзнул я заговорить с твоим величеством откровенно, твоего ради спасения. Нам подобает, государь великий, помнить о твоих делах, а вам, государям, нас слушать. Ныне дерзнул я написать твоему благородству, хочу кое-что напомнить из Священного писания, как бог вразумит меня, на крепость и утверждение твоей державе.
По божьему изволению, наших ради согрешений, охватили нас скорби и беды от безбожных варваров. И ты, государь, приехал в царствующий город Москву за помощью и заступлением ко всемилостивой госпоже богородице и к святым чудо­творцам, к отцу своему митрополиту, и к матери своей, великой княгине, к благоверным князьям и богобоязнивым боярам, за добрым советом — как крепко постоять за православное христианство, за свое отечество против безбожных басурман. Ты, государь, повинуясь нашим молениям и добрым советам, обещал крепко стоять за благочестивую нашу веру православную и оборонять свое отечество от басурман; льстецы же нашептывают в ухо твоей власти, чтобы предать христианство, не считаясь с тем, что ты обещал. А митрополит со всем священным и боголюбивым собором тебя, государя нашего, благословил на царство и к тому же так тебе сказал: «Бог да сохранит царство твое силою честного креста своего, и даст тебе победу над врагами, и покорит под ноги тебе всех противников твоих, как в древности Давиду и Константину, молитвами пречистой его матери и всех святых».
Только мужайся и крепись, духовный сын мой, как добрый воин Христов, по великому слову господа нашего в Евангелии: «Ты пастырь добрый. Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец и разгоняет их. А наемник бежит, потому что наемник, и не заботится об овцах». Ты же, государь, сын мой духовный, не как наемник, но как истинный пастырь постарайся избавить врученное тебе от бога словесное стадо духовных овец от приближающегося волка. А господь бог укрепит тебя и поможет тебе и всему твоему христолюбивому воинству. Мы же все вместе скажем: «Аминь», то есть: «Да будет так».
Господь поможет тебе, если ты, государь наш, все это возьмешь на сердце свое, как истинный добрый пастырь. Призвав бога на помощь, и пречистую его матерь, и святых его, и святительское благословение и всенародную молитву, крепко вооружившись силою честного креста, выходи против окаянного мысленного волка, как называю я ужасного Ахмата, чтобы вырвать из пасти его словесное стадо Христовых овец. А когда ты уйдешь, государь наш, святители, митрополит и мы все вместе с ними, молящиеся за ваше высокородие, со всем боголюбивым собором будем молитву непрестанно творить, по всем святым церквам всегда молебны и святую службу совершать по всей нашей отчизне о вашей победе, и все христиане непрестанно будут бога молить, чтобы даровал он тебе победу над супротивными врагами, и надеемся получить ее от всемилостивого бога.
Ныне же слыхали мы, что басурманин Ахмат уже приближается и губит христиан, и более всего похваляется одолеть твое отечество, а ты перед ним смиряешься, и молишь о мире, и послал к нему послов. А он, окаянный, все равно гневом дышит и моления твоего не слушает, желая до конца разорить христианство. Но ты не унывай, но возложи на господа печаль твою, и он тебя укрепит. Ибо господь гордым противится, а смиренным дает благодать. А еще дошло до нас, что прежние смутьяны не перестают шептать в ухо твое слова обманные и советуют тебе не противиться супостатам, но отступить и предать на расхищение врагам словесное стадо Христовых овец. Подумай о себе и о своем стаде, к которому тебя дух святой поставил.
О боголюбивый вседержавный государь, молим мы твое могущество, не слушай таких советов их, послушай лучше учителя вселенной Павла, сказавшего о таковых: «Разразится гнев божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдой; осуетились они в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце. Называя себя мудрыми, обезумели, и так как они не заботились иметь бога в разуме, то предал их бог превратному уму — делать непотребства». А также и сам господь сказал: «Если глаз твой тебя соблазняет, выколи его», а если рука или нога, то отсечь повелевает. Но понимай под этим не плотскую, видимую руку, или ногу, или глаз, но ближних твоих, которые советуют тебе совершить неправое дело, отринь далеко их, то есть отсеки, и не слушай их советов. А что советуют тебе эти обманщики лжеименитые, мнящие себя христианами? Одно лишь — побросать щиты и, нимало не сопротивляясь этим окаянным сыроядцам, предав христианство и отечество, изгнанниками скитаться по другим странам.
Подумай же, великоумный государь, от какой славы к какому бесчестью сводят они твое величество! Когда такие тьмы народа погибли и церкви божий разорены и осквернены, кто настолько каменносердечен, что не восплачется о их погибели! Устрашись же и ты, о пастырь — не с тебя ли взыщет бог кровь их, согласно словам пророка? И куда ты надеешься убежать и где воцариться, погубив врученное тебе богом стадо? Слышишь, что пророк говорит: «Если вознесешься, как орел, и даже если посреди звезд гнездо совьешь, то и оттуда свергну тебя, говорит господь». А другой пророк говорит: «Куда пойду от духа твоего и от лица твоего куда убегу? Взойду ли на небо—ты там; и на краю земли направит рука божья и десница удержит». Куда же ты уходишь, пастырь добрый, кому оставляешь нас, словно овец, не имеющих пастыря? Мы же надеемся, что господь не оттолкнет людей своих и достояния своего не оставит. Не слушай же, государь, тех, кто хочет твою честь в бесчестье и славу в бесславье превратить, и чтобы стал ты изгнанником и предателем христиан назывался. Отложи весь страх, будь силен помощью господа, его властью и силой, ведь «один разгонит тысячу, а двое — тьму», по пророческому слову. Их боги — совсем не то, что наш бог. Господь сказал: «Где боги их, на которых они надеялись? Близок день их погибели». И еще он сказал: «Лук сильных ослабел, а немощные препоясались силою»; «Господь живит и мертвит»; «Он даст крепость князьям нашим и вознесет рог помазанника своего». И еще: «Близок господь к призывающим его, всем призывающим его воистину» и «Не на силу коня смотрит он, не к быстроте ног человеческих благоволит, благоволит господь к боящимся его и уповающим на милость его». Слышал, что сказал Демокрит, древнейший из философов: «Князь должен трезво рассуждать о всем происходящем, а против супостатов быть крепким и мужественным и храбрым, а к своей дружине иметь любовь и ласку». Вспоминай сказанное неложными устами господа бога нашего Иисуса Христа: «Хоть человек и весь мир приобретет, а душе своей повредит, какой даст выкуп за свою душу?» И еще: «Блажен человек, который положит душу свою за друзей своих».
А это, как мы слышим, безбожное племя агарян приблизилось к земле нашей, к вотчине твоей. Уже многие соседние с нами земли захватили они и движутся на нас. Выходи же скорее навстречу, призвав бога на помощь и пречистую богородицу, нам, христианам, помощницу и заступницу, и всех святых его. Последуй примеру прежде бывших прародителей твоих, великих князей, которые не только обороняли Русскую землю от поганых, но и иные страны подчиняли; я имею в виду Игоря, и Святослава, и Владимира, которые с греческих царей дань брали, а также Владимира Мономаха, — как и сколько раз бился он с окаянными половцами за Русскую землю, и иных многих, о которых ты лучше нас знаешь.
А достойный похвал великий князь Дмитрий, прадед твой, какое мужество и храбрость показал за Доном над теми же окаянными сыроядцами — сам он впереди бился и не пощадил жизни своей ради избавления христиан. И видел милосердный человеколюбивый бог твердое его намерение, что хочет он не только до крови, но и до смерти страдать за веру и за святые церкви, за врученное ему богом словесное стадо Христовых овец, как истинный пастырь, уподобиться древним мученикам. Ибо святые мученики ради любви божией на страдания и раны как на пир шли. Так и этот боголюбнвый и крепкий смерть за приобретение считал. Он не усомнился, не убоялся татарского множества, не обратился вспять, не сказал в сердце своем: «У меня жена, и дети, и богатство многое; если и возьмут мою землю, поселюсь где-нибудь в другом месте». Но без сомнения устремился он на подвиг, и вперед выехал, лицом к лицу встретил окаянного разумного волка Мамая, чтобы вырвать из его пасти словесное стадо Христовых овец. Поэтому, за его отвагу, всемилостивый бог не замедлил, не задержался, не вспомнил его прежних грехов, но быстро послал ему свою помощь — ангелов и святых мучеников, помогать ему против его врагов. Поэтому он, пошедший на подвиг господа ради, и доныне похваляем и славим не только людьми, но и богом. Ангелов он удивил и людей возвеселил своим мужеством, а те, что подвизались вместе с ним до смерти, от бога получили оставление, грехов и мученическими венцами почтены были, также как и древние мученики, которые за веру пострадали от мучителей, за исповедание веры Христовой умерли. А эти также, в последние времена, за веру и за церкви божий умерли и равно с теми венцы приняли. Те же, которые тогда были ранены врагами и после победы остались живы, — те кровью своей омыли прежние грехи и как победители великие врагов явились и были достойны великой хвалы и чести не только от людей, но и от бога.
Так и теперь, если последуешь примеру прародителя твоего, великого и достойного похвал Димитрия, и постараешься избавить стадо Христово от мысленного волка, то господь, увидев твое дерзновение, также поможет тебе и покорит врагов твоих под ноги твои. И здрав и невредим победоносцем будешь перед богом, который сохранит тебя, и покроет господь главу твою своею сенью в день брани. Если бы ты, о крепкий и храбрый царь, и твое христолюбивое воинство до крови и смерти пострадали за православную веру христианскую и за божий церкви, как истинные во всем чада церкви, в которой породились духовно банею нетления, святым крещением, как мученики своею кровью,— блаженны и преблаженны будут в вечном наследии, получив это крещение, и после него не смогут согрешить, но получат от вседержителя-бога венцы нетленные и радость неизреченную, какой око не видело, и ухо не слышало, и на сердце человеку не входило. Как первые мученики и исповедники, так и эти последние будут, ибо сказал господь: «Первые — последние, и последние — первые».
Если же ты будешь спорить и говорить: «У нас запрет от прародителей — не поднимать руку против царя, как же я могу нарушить клятву и против царя стать?» — послушай же, боголюбивый царь,— если клятва бывает вынужденной, прощать и разрешать от таких клятв нам поведено, и мы прощаем, и разрешаем, и благословляем — как святейший митрополит, так и мы и весь боголюбивый собор: не как на царя пойдешь, но как на разбойника, хищника и богоборца. Уж лучше тебе солгать и приобрести жизнь вечную, чем остаться верным клятве и погибнуть, то есть пустить их в землю нашу на разрушение и истребление всему христианству, на святых церквей запустение и осквернение. Не следует уподобляться окаянному тому Ироду, который не хотел клятвы нарушить и погиб. А это что — какой-то пророк пророчествовал, или апостол какой-то, или святитель научил этому богомерзкому и скверному самозванному царю повиноваться тебе, великому страны Русской христианскому царю!
И не только ради наших прегрешений и проступков перед богом, но особенно за отчаяние и маловерие попустил бог на твоих прародителей и на всю нашу землю окаянного
Батыя, который пришел по-разбойничьи и захватил всю землю нашу, и поработил, и воцарился над нами, хотя он и не царь и не из царского рода. Мы ведь тогда прогневили бога, и он прогневался на нас и наказал нас, как чадолюбивый отец, по словам апостола: «Кого любит господь, того он наказывает; бьет всякого сына, которого принимает». И так вот — тогда, и теперь, и вовеки тот же бог, который потопил фараона, и избавил израильтян, и преславное совершил. Покайся, государь, от всего сердца и прибегни под крепкую руку его, и обещай всем умом и всей душою своею отказаться от того, что было прежде, когда случалось тебе, как человеку, согрешать. Человеку свойственно согрешать, то есть падать, и через покаяние восставать, а ангелам свойственно не падать, а бесам — не восставать и отчаиваться. «Да сотворишь ты суд праведный посреди земли». Нужно иметь любовь к ближним, никого не притеснять и быть милостивым к виноватым — да обрящешь господа милостивым в страшный день.
Не словом кайся, в сердце об ином помышляя,— не приемлет бог такого покаяния — но только если в словах будет то же, что и в сердце. Как благоразумный разбойник на кресте сразу же, лишь за одно только слово спасся, ибо он истинно, всем сердцем познал свое согрешение и к творцу возопил: «Помяни меня, господи, когда приидеши во царствие твое!» А милостивый и щедрый господь не только согрешения ему простил, но и сделал его наследником рая. Такому покаянию подражай, ибо истинное покаяние — отречься от греха. Если мы так покаемся, то так же помилует нас милосердный господь, и не только освободит и избавит нас, как некогда израильтян от лютого и гордого фараона, — нас, нового израиля, христианских людей от этого нового фараона, поганого Измайлова сына Ахмета, — но и нам их поработит. Так же некогда согрешали израильтяне перед богом, и отдал их бог в рабство иноплеменникам; когда же каялись они, тогда ставил им бог от племени их правителей и избавлял их от рабства иноплеменников, и были иноплеменники у них в рабстве. Также, когда были израильтяне в рабстве в Египте, избавил их господь от египетского рабства через Моисея, раба своего. Потом даровал им господь Иисуса Навина, который привел их в землю обетованную, захватил двадцать девять царств и вселился туда. А после этого согрешили сыны Израиля перед господом богом, и господь бог предал их в руки врагов их. И снова покаялись они, и поставил им господь бог Иуду из рода их, и он разбил хананеян и ферезеев и захватил царя их Адонивезека. И повелел Иуда отсечь Адонивезеку руку по запястье и ступню ноги его. Этот же Адонивезек сам сказал: «Семидесяти царям отсек я кисти рук их, и они, покалеченные, собирали крохи под столом моим; как я сделал, так и воздал мне бог». И привели его в Иерусалим, и умер он там. Иуда же не усомнился, не сказал, что, мол, не царь я, и не из рода царского, и как мне царю сопротивляться — он на бога упование и надежду имел и царя царей победил. Поймав его, он повелел его казнить, и взял землю их, и поработил их сынам Израилевым. И снова, когда согрешали сыны Израиля перед богом, тогда предавал он их в руки врагов их, и были они в рабстве у них. А когда каялись, тогда ставил им правителя из их рода — я имею в виду Гофониила, и Аода, и Девору с Вараком, и Гедеона, погубившего тремястами воинов много тысяч мадиамлян, и кончая Самсоном, который убил ослиной челюстью тысячу человек. И многих других правителей ставил им бог, и избавлял их от рабства у иноплеменников, и были у них в рабстве иноплеменники.
И ныне этот же господь, и если покаемся от всей души и отречемся от греха, то поставит нам господь тебя, государя нашего, как некогда Моисея и Иисуса и иных, освободивших Израиль. Тебя даст нам господь как освободителя нового Израиля, христианских людей, от этого окаянного, возносящегося над нами нового фараона, поганого Ахмата. Но его похвальбу обрушит господь под ноги твои и пошлет тебе пособников, ангелов своих и святых мучеников, и сметут они их, и те погибнут. И пророки сказали бы: богом утвержденный царь, соберись с силой, преуспей и царствуй истины ради, и кротости, и правды. И бог чудесным образом направит твою десницу, престол твой правдой, кротостью и судом истинным создан будет, и жезл силы пошлет тебе господь от Сиона, и одолеешь ты окруживших тебя врагов. Так говорит господь: «Я воздвиг тебя, царя правды, призвал тебя правдой, взял тебя за руку правую, укрепил тебя, чтобы покорились тебе народы. Силу царей я разрушу, и отворю тебе ворота, и города не затворятся. Я пойду перед тобой, сравняю горы, двери медные сокрушу и затворы железные сломаю». И тогда непоколебимую и безупречную царскую власть даст господь бог в руки твои, богом утвержденный государь, и сыновей сынов твоих в род и род и вовеки.
Итак, от чистой веры молитвою к богу день и ночь, в молитвах и мольбах, литиями и соборами святительскими, божественными возношениями нашими необходимое и подобающее поминовение о благочестивой державе вашей и царской вашей победе совершим за литургией, чтобы покорены были враги ваши под ноги ваши, чтобы одолели вы их в сражениях, Да рассыплются поганые страны, рвущиеся в бой, ослепляемые божьей молнией, и пусть они, как псы голодные, языками своими землю лижут, и ангел господень погоняет их.
Радуемся и веселимся, слыша о доблести и крепости твоей и о победе твоего сына, данной богом, и о великом мужестве и храбрости твоего брата, — государей наших, ставших против безбожных этих агарян. Но по евангельскому великому слову: «Претерпевший до конца спасется». Молю же твое царское многоумие и богом данную тебе премудрость, да не пренебрежешь моим худоумием. Ибо сказано: «Дай наставление мудрому, и он будет еще мудрее, научи правдивого, и он приумножит знание, потому что познание святыни — разум. Таким образом много лет проживешь и прибавится тебе лет жизни». И с этим всем да будет милость великого бога господа нашего Иисуса Христа, молитвами пречистой его матери и всех святых, и великих чудотворцев земли нашей, преосвященных митрополитов русских Петра, Алексия, и Ионы, и Леонтия, епископа ростовского, чудотворцев Исайи и Игнатия, преподобных и богоносных отцов наших Сергия, Варлаама и Кирилла, и прочих, и нашего смирения благословение на тебе, нашем государе, и на сыне твоем, и на твоем государстве, и на твоей братии, и на всех князьях, и боярах, и воеводах, и на всем вашем христолюбивом воинстве. И мирно и многодетно да будет ваше государство, победно со всеми послушающими вас христолюбивыми людьми, да пребудет во все дни жизни вашей и во веки веков. Аминь. В год 89(1481).»

Слова старца напитали Ивана Васильевича мужеством и святым гневом к давним мучителям Руси, он приказал войскам готовиться к решающему сражению.

Неоднократно ордынцы пытались перейти «пояс Богородицы» (так в те времена называли Угру, по берегам которой было воздвигнуто много храмов во имя Богородицы), но русские войска срывали эти попытки. Ахмат кричал в гневе, что пройдут считанные дни, мороз скуёт Угру льдом, и тогда русские умрут.

28 октября 1480г. Иван недовольный растянутостью своих войск (65 километров), приказал воеводам отвести полки к Боровску и там дать сражение Ахмату. В полках начались пересуды, ратники корили князя за то, что он боится вступить в схватку с ордой.

Когда Ахмат увидел, что часть московских полков снялась со своих позиций, он приказал ударить отступающим в спину, но тут же испугался, решив, что Иван заманивает ордынцев в хитро расставленную засаду.

Решив не искушать судьбу, он приказал темникам уводить войско в Орду.
6 января 1481г. Ахмата убил в своей ставке тюменский хан Ибак.

Иван III скинул с Руси ордынскую удавку.

Москвичи хоть и осуждали Государя, что он отправил супругу с детьми в безопасное место, радовались великой победе и истовыми мольбами благодарили Пресвятую Богородицу за помощь.

Tags: Иван III Великий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments