fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Месть настоящей русской женщины






Ирочка Яковлева родилась в 1900 году в столице Российской империи в семье преуспевающего владельца доходных домов. В 1915 году ее отец скончался, успев подумать перед смертью, что состояние оставленное супруге и дочери позволит им никогда не нуждаться в деньгах.
Подруги гимназистки Яковлевой отмечали странную причуду девушки, в старших классах Ирина буквально до дыр зачитывала труды маститых криминалистов.
В январе 1917 года на вечеринке она познакомилась с юристом Николаем Аракеловым. Несмотря на хромоту и близорукость молодого человека, девушка влюбилась в него без памяти.

В сентябре 1917 года председатель Временного правительства Александр Керенский отправил своего представителя Аракелова в «Центрально-Черноземный район». Вместе с женихом поехала и Ирина.
Узнав о свержении Временного правительства, Николай принял опрометчивое решение срочно возвращаться в столицу.
Во время стоянки поезда на одной маленькой станции патруль красногвардейцев задержал Николая с целью выяснения личности. Ирина сошла с поезда вместе с женихом.
Идя по перрону Аракелов грозился засудить конвоировавших его хамов. Устав от разглагольствований интеллигента, красногвардейцы расстреляли Николая, поставив спиной к железнодорожному тупику. По дороге в местную тюрьму Ирина поначалу рыдала, но потом успокоилась и старалась получше запомнить лица убийц ее жениха.
Девушке повезло, через семь дней ее отпустили. Без происшествий она добралась в Петроград, потом бежала в Крым, а оттуда в Париж.
В 1923 года Ирина вышла замуж за немецкого графа Тернера, который не стал скрывать от молодой жены, что в Париже под дипломатическим прикрытием он работает на «Абвер».
Осенью 1935 года на приеме в посольстве Ирина увидела разговаривающего с ее мужем убийцу Николая Аракелова. Мысль о мести, которая не покидала ее голову с 1917 года, вспыхнула с новой силой. Граф Тернер представил жену работнику советского посольства товарищу Сергееву. Вскоре она стала любовницей убийцы своего жениха.
Однажды напоив Сергеева коньяком, Ирина спросила, доводилось ли ему в революцию убивать безоружных людей, не представляющих никакой опасности для него и его товарищей. Покумекав пьяными мозгами Сергеев, вспомнил, что осенью 1917 года расстрелял с товарищами на небольшой железнодорожной станции хромого очкарика, который не дошел до тюрьмы только потому, что грозил небесными карами конвою. Осторожными расспросами женщине удалось выяснить фамилии двух других убийц ее любимого, Тушкевич и Мальцев, и имя отчество четвертого палача Степан Николаевич.
Гражданская война разметала участников расстрела Аракелова, но Сергеев вспомнил, что  перед отъездом в Париж встретил Тушкевича на Красной площади, тот похвастался, что стал большой профсоюзной шишкой.
Вечером за ужином Ирина рассказала мужу, что незадолго до бегства из красного Петрограда она оставила на хранение у надежных людей фамильные драгоценности.
Сегодня Советская Россия постепенно открывается для мира, а значит, настал благоприятный момент переправить сокровища за кордон.
Графу предложившему сопровождать ее в поездке, она ответила, что при пересечении советской границы у него агента немецкой разведки появится уникальная возможность познакомиться воочию с сотрудниками ГПУ.
В мае 1936 года Ирина с делегацией «Социнтерна» с немецким паспортом на имя Фелиции Блюмендорф прибыла на московский «Белорусско-Балтийский вокзал».
Первым она разыскала Тушкевича, и представившись журналистской немецкой коммунистической газеты «Die Rote Fahne» (Красное знамя) в ходе интервью узнала местонахождение всех участников расстрела Николая Аракелова.
К ее ужасу фамилия палача Степана Николаевича, оказалась АРАКЕЛОВ.
Думаю, не стоит объяснять, почему Ирина начала творить свою месть именно с этого человека.
Чекист Иван Аракелов, подорвал здоровье в борьбе с врагами трудового народа, после парализации вследствие инсульта он был прикован к креслу каталке и проходил лечение в ведомственном подмосковном санатории.
Под видом дальней родственницы Ирина приехала в здравницу, дождавшись, когда медсестра уйдет из палаты женщина откликнулась на просьбу Аракелова и подала больному стакан с водой. Через 5 минут она нажала кнопку тревожного вызова, лечащий врач установил, что причиной смерти чекиста стала острая сердечная недостаточность.
Вернувшись в Москву после полудня, Ирина предложила Тушкевичу и Мальцеву посетить модный ресторан. Во время ужина женщина подсыпала яд сначала Тушкевичу, а потом и Мальцеву, когда мужчины упали на пол, корчась от судорог, Ирина упала в обморок. Женщина пришла в себя, когда тяжело дышащих сотрапезников, уносили санитары скорой. На предложение врача проехать в больницу она ответила отказом, Ирина сказала, что причиной отравления стали некачественные продукты, дома она самостоятельно промоет себе желудок.
Вернувшись в Париж, Ирина рассказала мужу, что сокровища, отысканные ей с таким трудом и подготовленные к переправке во Францию, захватили агенты ГПУ, ей просто чудом удалось унести ноги от чекистов.
Следующим вечером в номере дешевого отеля она встретилась с Сергеевым. Подсыпав в русскую водку снотворного, и дождавшись пока любовник уснет, Ирина связала последнего живого убийцу Коленьки и стала терпеливо ждать.
С первыми лучами солнца смертник очнулся. С удивлением он увидел, как его Иришка достала из сумки и навела на него популярный среди дам револьвер «Ladysmith». Не спеша Ирина Яковлева рассказала историю своей жизни, адского горя и свершившейся по Божьей воле мести. Закончив рассказ и словно вынырнув из небытия, женщина почувствовала непереносимое зловоние, Сергеев изгадил белоснежную простыню.
С брезгливостью она сказала: «О тебя даже руки марать противно, сдохнешь сам гонимый страхом». Положив револьвер в сумку, женщина вышла из номера.
С трудом развязав путы, Сергеев принял душ, кое-как оделся и бросился вон из дурно пахнущего номера. При пересечении улицы его сбил автомобиль.
Узнав из газет о смерти Сергеева, Ирина Яковлева-Тернер пришла в любимое кафе «Le Lutece» на набережную Сены, села за столик и заказала бокал «Шато-Лафит». Неспешно выпив вино, женщина что-то написала на салфетке и достала револьвер... В пустом кафе раздался выстрел…
Подбежавший официант, обнаружил на столе записку с двумя словами: «Я сама».

Tags: История России
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments