fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Теофраст Парацельс





Кто породнил нашу жизнь с дорогой без конца?
Только любовь, только любовь!
Кто повенчал в этом мире песни и певца?
Только любовь, только любовь!

Дорога без конца, дорога без начала и конца…
Всегда в толпе, всегда один из многих.
Но вернее многих ты, любишь песни и цветы,
Любишь вкус воды и хлеба, и подолгу смотришь в небо,
И никто тебя не ждёт.

Дорога без конца, дорога без начала и конца…
Свисти, как птица, и не жди награды.
Нет на свете тишины, только плач твоей струны,
Только вечность дарит звуки, да в груди огонь жестокий,
Твой единственный огонь.

Кто подсказал эту музыку твоей душе?
Только любовь, только любовь!
Кто повторит тихим голосом твои слова?
Только любовь, только любовь!

Дорога без конца, и музыка, которой нет конца,
Они тебя вовеки не обманут.
Ну, а если спросят вдруг, где любимая и друг,
Промолчи в ответ с улыбкой, пусть никто не видит сердце
Поседевшим от разлук.

Дорога без конца, она когда-то выбрала тебя,
Твои шаги, твою печаль и песню.
Только вот идти по ней с каждым шагом всё больней,
С каждой ночью всё светлее, с каждым словом всё смертельней,
С каждой песней всё трудней!

Дорога без конца, дорога без начала и конца…
Дорога без конца…

Татьяна Калинина

Продал ли он душу дьяволу, прилетел ли с другой планеты, был ли он шарлатаном, или гением, получившим философский камень, а вместе с ним эликсир бессмертия…

Теофраст происходил из именитого, но крайне бедного рода фон Гогенгеймов. Странный мальчик родился в швейцарском городке Айнзидельн, 10 ноября 1493г., в маленьком домике, у «Чертова моста». Увидев сына, мать в ужасе закричала. Горбун с гигантской головой, и тщедушным тельцем вызвал у обессиленной родами женщины противоестественное отвращение. Отец, зарабатывавший на кусок хлеба врачеванием, назвал сына в честь друга Аристотеля, философа и натуралиста – Теофраста.

Однажды летним днем 1499г. отец услышал во дворе торопливые шаги сына, после нескольких секунд тишины, дверь с заунывным скрипом открылась, в проеме появился Теофраст, по его кривым ножкам текла кровь.
Мальчика кастрировал пьяный дезертир, посчитавший, что от такого «монстра» женщинам в будущем не стоит рожать.

В 10-летнем возрасте умерла мать, и отец через кровь, слезы и зубной скрежет, стал вбивать в сына начатки хирургии, приготовления лекарственных препаратов и алхимии.
Когда Теофрасту исполнилось 16 лет, родитель, понимая, что он передал сыну все свои знания и опыт, отправил юношу на поиски мудрости в только что основанный Базельский университет. Трезво оценивая полученные от учителя знания, Теофраст придумал себе прозвище Парацельс – «Превзошедший Цельса».

Забавно, что Авла Корнелия Цельса, называли Цицероном медицины, а Парацельса потом нарекут - Лютером медицины (Мартин Лютер).

Вот как в своем эссе великого доктора описал швейцарский психиатр Карл Юнг:
Как это нередко бывает, природа плохо вооружила для роли мстителя именно его: ведь вместо героического облика бунтаря она дала ему лишь приблизительно полутораметровый рост, болезненный вид, слишком короткую верхнюю губу, не до конца прикрывающую зубы (признак, нередко встречающийся у нервных людей), и таз, женственность которого показалась поразительной, когда в XIX в. его останки эксгумировали в городе Зальцбурге3. Ходила даже молва, будто он был евнухом, но, по моим представлениям, этому нет убедительных доказательств. Впрочем, любовь, кажется, так никогда и не вплела розы в его земное бытие, а ее пресловутые шипы для него были нечувствительны, так как его характер и без того был колючим.
Едва достигнув возраста, позволяющего носить оружие, маленький мужчина стал препоясываться особенно крупным мечом и расставался с ним очень редко, тем более что в шаровидной рукояти он хранил содержащие опий пилюли, свой arcanum (свою тайну). Вооруженный таким образом, он — фигура, не лишенная комизма,— отправлялся в неслыханные, фантастические путешествия, заносившие его в Германию, Францию, Италию, Нидерланды, Данию, Швецию и Россию.

В то время химию как самостоятельный предмет не преподавали, ее изучали как факультативный курс. Серьезными знатоками в этой области знаний слыли аптекари и алхимики. Ничего удивительного, что после окончания университета Парацельс пошел в ученики к аббату монастыря св. Иакова в Вюрцбурге – Иоганну Тритемию. Мастер учил нового адепта, тайнам алхимии, астрологии и каббалы.
Секреты металлов и минералов Теофраст постигал у Зигмунда Фуггера в тирольской лаборатории серебряных рудников.

В университете Феррары Парацельс получил степень доктора медицины.
В 1517г. он в поисках медицинской мудрости отправился в путешествие, и посетил Францию, Испанию, Англию, Нидерланды. По пути он не брезговал общаться с потаскухами, цыганами, пастухами, цирюльниками, повитухами, палачами, могильщиками и ведьмами.
Доктор с интересом задавал им вопросы о профессии и народной медицине, фиксируя полученные знания в многочисленных записных книжках.

В Латинском квартале Парижа он делал анатомические вскрытия трупов. Препарируя умерших бомжей и бродяг, Парацельс наравне с французскими студентами, рисковал оказаться в застенках инквизиции.
Еженощный мандраж мешал работать и тогда Парацельс, по рекомендации устроился в Лионе в похоронную контору, где получил безграничный доступ к мертвым телам.

Редкий опыт он приобрел став полевым врачом в армии императора Священной Римской империи – Карла V. За то, что Теофраст без страха помогал раненым под неприятельским огнем, солдаты прозвали его «Неустрашимый доктор».
В скором времени он уже лечил ординарца императора, маршала Богемии, министра двора, короля Чехии и Венгрии.

Потом была служба в армии датского короля Кристиана V, с ней Теофраст торжественно вступил в Стокгольм, а уже оттуда отправился в Литву, Польшу, Валахию, Далмацию и Италию.
Предполагают, что в правление Василия III, Парацельс посещал Москву, а на обратном пути попал в «татарский полон».
Вылечив крымского хана Менгли Герея, доктор сопровождал наследника крымского престола в Стамбул.

В столице Османской империи, доктор стал учеником загадочного алхимика Соломона Трисмозина. Говорили, что в ходе многочисленных опытов он получил вместе с учителем Философский камень. Теофраст использовал «магистерий» не для деланья золота, а для изготовления эликсиров и лекарств.

Парацельс впервые разработал дозировку лекарственных препаратов, он говорил: «Все есть яд, и ничто не лишает ядовитости. Одна только доза делает яд незаметным».
Он не сомневался в том, что панацеи от людских болезней нет, и никогда не будет. Для каждого недуга требуется искать специальное лекарство.

Парацельс стал первым врачом использовавшим синтез химических препаратов и растительных снадобий, в виде экстрактов, микстур, настоек, порошков и эликсиров. Он разработал действенный, обезболивающий опийный бальзам, на протяжении нескольких веков применявшийся европейскими лекарями.

Теофраст расценивал звезды, растений, людей и минералы как разбросанные в мире буквы, из которых доктору предстоит сложить слова исцеляющие людские болезни. Он считал природу, единственным, вселенским медицинским справочником, указывающим умному лекарю как применять ее дары.

За годы скитаний Парацельс сделал фундаментальное открытие, лекаря формируют не научные книги и заумные профессора, а только многогранная ежедневная практика.
Он приходил в бешенство, когда видел, как «дорогостоящие врачи» лечили больных «отворением крови» и постановкой клизм. При этом свои нехитрые манипуляции дипломированные шарлатаны обрамляли мудреными ничего не значащими латинскими терминами. Парацельс не сомневался, что эти доктора-невежи, посланы в мир Вельзевулом, с одной целью – мучить тела страждущих.

«Лупоглазые бараны», «Ослы», «Тупые как пробка» (так доктор называл коллег), гнали Парацельса из Литвы, Пруссии, Польши, Нидерландов. Он не нравился никому, кроме своих пациентов.

За годы странствий он осознал, что здоровье пациента напрямую связано с химическими процессами, протекающими в организме. Пока элементы преобладают в равновесии, человек здоров, в случае диспропорции болен.
Теофраст разработал собственные группы происхождения болезней вызванных:
- воздействием космоса и климата;
- ядовитыми веществами и наследственными патологиями;
- психическим влиянием;
- Божьим попущением.

В 1524 году Парацельс вернулся в Священную Римскую империю, в латаном-перелатаном костюме, и с бесценными знаниями в голове и дорожных тетрадях.
Поссорившись в Зальцбурге с фанатичным проповедником, Теофраст бежал из города, и, преодолев 400 километров, приехал в Баден-Баден. Доктора заинтересовали существовавшие еще со времен Древнего Рима местные целебные горячие источники, позже он опишет их лечебные свойства в трактате.
Без отрыва от научной работы он поставил на ноги баденского маркграфа Филиппа I.
Господин маркграф, наделенный феноменальной жадностью, не заплатил ему ни одного золотого. В гневе Парацельс поклялся никогда не «лечить в кредит» ни одного высокородного дворянина, или проповедника.

Весть о чудесном исцелении Филиппа I побежала впереди Парацельса, рассказывали, что он с легкостью избавляет больных от сифилиса, чумы, проказы, холеры и рака. Европейцы не сомневались, что при помощи философского камня ему удалось создать «золотой напиток», способный изгонять из организма самые сложные болезни и даже дарить бессмертие.

Однажды посыльный передал доктору письмо базельского книготорговца Фробена. Богач писал, что местные «эскулапы» готовят его к ампутации больной ноги, он попросил доктора быстрее приехать в Базель, и спасти его «бедную ножку».
Прибыв в дом торговца, Теофраст силой вытолкнул из спальни больного, «лупоглазых баранов» с остервенением сжимавших в тонких пальцах остро заточенные скальпели.
Через три недели лечения, боль покинула пациента, и Фробен встал на ноги.
Он щедро оплатил труд избавителя, помимо денег, купец «выбил» для Парацельса должность городского врача и профессорскую должность в Базельском университете.

После столь «чудесного исцеления» город наполнился слухами, что у чужедальнего доктора в сумках сокрыты дьявольские кругляши, исцеляющее от всех недугов. На одной стороне белого «колесика» отпечатана змеиная голова, а на другой скорпиус (скорпион).
Некоторые горожане с выпученными глазами клялись, что они лично видели, как доктор доставал магическое снадобье из рукояти фамильного меча.

Парацельс играючи сдал аттестационные экзамены в университете и получил патент на медицинскую и преподавательскую практику.
В Базеле Теофраст встретился с Эразмом Роттердамским и составил для «князя гуманистов» план лечения больной печени. В разговоре с философом доктор заявил, что он уверен в том, что Господь дал человеку право познавать Божественную сущность, вселенную, подлунный мир и самого человека. Несколько волнуясь, он сказал Эразму, что знает, как искусственным путем создать существо подобное человеку, если опыт увенчается успехом, он назовет плод своих научных трудов, Гомункулус (человечек). 

Городские врачи и профессура как могли, мешали его врачебной практике и не допускали к чтению лекций. Только в июне 1527г. Теофраст впервые бодрым шагом поднялся на лекторскую кафедру. Он не успел договорить предложение, а над залом, словно цунами, пронесся восторженно-удивленный гул, доктор читал лекцию не на громоздкой латыни, а на многовариантном немецком языке.
Захлебываясь желчью, профессура обвинила Парацельса в том, что он не знает латынь.
На следующей лекции он добил «тупых как пробка» коллег сославшись на опыт знакомой повитухи-пупорезки.

Лектор внушал студентам, смотрящим на него сияющими глазами, чтобы они не становились безмозглыми рабами трудов Гиппократа, Авиценны и Галена. Медицина это искусство, врач–творец, который только ежедневной практикой в состоянии развить данный ему Богом талант.
Как правитель не станет великим полководцем, прочитав «Историю основания города», Тита Ливия, так и врач не превратится в светило, если его книжные знания превзойдут врачебную практику.
Дальше-больше, он стал водить студентов в больницы, где на практике показывал им и объяснял лечебные процессы. За городскими стенами в полях, он знакомил учеников с лекарственными растениями и лечебными минералами.
Студенты валили на лекции Парацельса толпами, дело дошло до того, что в Базель приезжали учащиеся из других немецких университетов.
В праздничную ночь Миттсоммерфест (ночь Ивана Купала, праздник летнего солнцестояния) когда повсюду жгли костры, Парацельс развел в университетском дворе очищающий костер и сжег в его огне труды Гиппократа, Авиценны и Галена. Это стало дерзким вызовом профессорскому сообществу.

Главврач Базеля - Парацельс, продвигал реформу местной аптечной сети, он хотел чтобы: «ни один аптекарь с докторами общения не имел, даров от них не получал и в дележ с ними не вступал» (минуло практически 500 лет, а в этом мире ничего не изменилось).

Вскоре умер (не исключено отравление) благодетель доктора, книготорговец Фробен, а затем Теофраста предал его любимый ученик Иоганн Опоринус.
Вот как это было.
Однажды заболел местный священник Корнелиус фон Лихтенфельс, он попросил слуг пригласить к его одру, ненавидимого им Парацельса. Теофраст победил болезнь и получил за труды жалкие 6 гульденов. В гневе доктор написал хамское письмо в городской совет, но вовремя одумался, взял себя в руки, переписал послание, и отправил его с посыльным в Ратушу.
Иоганн Опоринус выкрал первое «письмо гнева» и передал бумагу членам городского совета. Сообщение разворошило пчелиный улей. О возможном аресте Теофраста предупредил вылеченный им больной, доктор вовремя успел покинуть город.

По пыльным дорогам за Парацельсом шествовала разноперая толпа учеников, 90% были отъявленными шарлатанами, мечтающими получить секрет изготовления философского камня. Не добыв вожделенной мифической субстанции, они исчезали в дорожной пыли, и зарабатывали обманом больных, выдавая себя за «лучших учеников» гения медицины.

В 1528 году доктор осел у родственников в вольном имперском городе Эслинген, здесь он открыл маленькую лабораторию, в которой днями и ночами делал алхимические опыты. Жадные до денег бюргеры, шушукались в пивных, что странный доктор получает в лаборатории чистое золото, желтого цвета с красноватым отливом. Как только родственники поняли, что Теофраст ставит в лаборатории непонятные научные эксперименты, его попросили найти себе другое жилище. Вновь людская жадность погнала Парацельса по тернистой дороге судьбы.

Словно предчувствуя (или твердо зная), сколь малый срок отпущен ему Господом, он решил оставить человечеству свои знания в виде опубликованных трудов.
Теофраст стал неистово писать, он спал по 3-4 часа в день и снова макал перо в чернильницу. В Нюрнберге цензорный совет разрешил ему издание двух томов, составленных из материалов по методике лечения сифилиса.
Как тогда было принято, автор не обвинял больных в блуде, поскольку верил, что с плотским грехом на том свете разберется Господь, а с болезнью на этом свете, доктор.
В первых двух книгах все было хорошо, но в конце он посоветовал врачам, рекомендующим больным прикладывать к шанкрам «шайбы» из гаякового дерва, заменить древесину на любимые немцами «Нюрнбергские пряники».
После того как местные врачи забросали магистрат требованиями о запрете дальнейшей печати книг Парацельса, цензорный совет наложил вето на издание трактата.

Нюрнберг пришлось покинуть, Рождество 1531 года, застало Теофраста в швейцарском высокогорном городке Санкт-Галлен. Местный бургомистр годы страдавший тяжелым недугом, узнав, что к ним приехал врач с «европейским именем» предложил Парацельсу должность домашнего доктора. Не прошло и нескольких недель, как больной пошел на поправку.
Пять месяцев он жил в доме «начальника города» и написал тут трактат «Opus Paramirum», освещающий камнеобразование и невидимые болезни (психические заболевания). Парацельс первый из врачей заявил, что безумие – медицинское заболевание, а не одержимость дьяволом.
Он приятельствовал с зятем бургомистра. Когда доктор уехал из города, тот стал делать дорогие покупки, расплачиваясь тяжеловесными золотыми монетами. Горожане были уверены, что в благодарность за гостеприимство Теофраст оставил товарищу, технологию приготовления золота посредством философского камня.

Два года Теофраст лечил жителей городка Аппенцеле, а в 1534 году прибыл в столицу Тирольского графства, город Инсбрук. Тут он попытался найти работу, но доктор «бомжеватого вида» не внушал доверия горожанам. На площади у городской башни Парацельс узнал, что недалеко в 50 километрах, в окрестностях итальянского городка Штерцинг-Випетено свирепствует чума, не раздумывая, он, направился туда, откуда все бежали.
В «чумном царстве» люди радовались доктору в любой одежде, только бы он осмелился бросить вызов «Черной смерти». Легенда гласит, что Теофраст победил поветрие при помощи вакцинации больных. В это время Парацельс разработал оригинальную технологию искусственного дыхания, применив для этого доработанные каминные меха.

В 1536 году, удача опять улыбнулась Теофрасту, в Нюрнберге вновь разрешили печатать его книги, а в Аугсбурге в свет вышел труд доктора «Большая хирургия».
В скором времени его пригласили в богемский замок к тяжелобольному маршалу фон Лайпнику. После ускоренного курса терапии, на удивление родных и слуг, парализованный больной встал на ноги. Маршал устроил для Парацельса торжественный прием в Прессбурге (Братислава) и аудиенцию у австрийского короля Фердинанда.

Жизнь определенно налаживалась, но Парацельс устал бороться с несметными болезнями, людской завистью, злобой и скудоумием.
Осенью 1541г. его позвали для лечения состоятельного пациента в Зальцбург.

24 сентября 1541г. бездыханное тело гения нашли на постоялом дворе «Белая лошадь». Одни исследователи не сомневаются в естественной смерти доктора, из-за переутомления сил, другие считают его палачом ядовитые пары ртути, третьи уверены в том, что киллера к Парацельсу подослали «убийцы в белых халатах».

Согласно завещанию усопшего его имущество и деньги раздали беднякам, однако куда делись черновики и инструкции по приготовлению лекарственных препаратов никто не знает.

Некоторые историки склонны обвинять в смерти Парацельса, главного врача Зальцбурга, некоего Себастьяна Теуса. Первый медик обратился к доктору с просьбой вылечить герцога Баварского сломавшего на охоте ногу в нескольких местах. Теофраст оказал больному необходимую помощь, после чего попросил начальника охраны сопроводить его в «Белую лошадь», но тут кто-то из свитских приказал ему составить гороскоп герцога.
Внезапно Теус понял, что грамотная медицинская помощь и гороскоп пророчащий удачу и длинную жизнь герцогу, наверняка лишат его теплого местечка. Решение пришло внезапно…

Когда Парацельс возвращался в гостиницу, его окликнула нищая бродяжка, доктор нагнулся, чтобы кинуть ей россыпь монет и упал на грязную мостовую, получив удар дубинкой по голове.

Теофраст очнулся в незнакомом подвале, напротив него на дубовой скамье сидели трое молодчиков в масках. Они на пальцах объяснили пленнику, что до восхода солнца от него ждут пошаговый план лечения герцога и его гороскоп.
Рано утром в двери лязгнул ключ, и в подземелье появились похитители, когда главарь приказал отдать им подготовленные ночью доктором бумаги, Парацельс с улыбкой ответил, что он ничего не писал, звезды предсказали ему скорую смерть герцога.
Бандиты не успели пронзить тело узника кинжалами, Великий лекарь волевым усилием остановил биение собственного сердца.

Тело Парацельса захоронил в Зальцбурге на кладбище Святого Себастьяна.

Памятник доктору украшают три эпитафии:

Верхняя надпись:
«Филиппу Теофрасту Парацельсу, который стяжал столь великую славу мира за создание химического золота».

Средняя надпись:
«По причине ремонта церкви в год 1772 из могильного тления из-за эпидемии были выкопаны и здесь помещены» кости Парацельса».

Основание памятника:
«Здесь лежит Филипп Теофраст звания Доктор Медицины, что те многие язву, проказу, подагру, водянку и некоторые неизлечимые заразные болезни тела чудесным искусством излечил и распределением и отдачей своего имущества бедных почтил. В год 1541, в 24-й день сентября, сменил жизнь на смерть».

Уроженцы Зальцбурга до сих пор рассказывают, что когда в 1830г. к городу подошла чума, тысячи людей потянулись к могиле Парацельса, они молили доктора защитить город от черного мора. Великий врач услышал людской призыв, пройдясь окрест, чума не вошла в город.

Помимо того, что Парацельс являлся великим врачом, он еще прославился и как астролог.  Особо выделяется его прорицание о Гиперборее (Московии).
Он предсказал страшный развал Московии, но предупредил, чтобы другие европейские страны не зарились на якобы легкую добычу. Московитам суждено три раза рухнуть (1612, 1917, 1991гг.) и три раза взвиться в неземную высь.
Однажды над громадной Московией человечеству просияет нерукотворный золотой крест, который разольет над миром свет истинной Православной веры.
Парацельс написал, что это случится через 500 лет после его смерти, в 2041г.

Парацельс – Цитаты:

Вера обладает огромной силой, во много раз большей, чем сила физического тела.

Все элементы Вселенной имеют взаимосвязи, все существа в этом мире связаны между собой.

Сила воображения может вызвать у человека болезнь и может излечить его.

Только тот, кто обладает силой духа, способной исцелять болезни, может быть назван настоящим врачом. Все остальные – какие бы медицинские трактаты они ни читали, какие бы снадобья ни готовили по чужим рецептам – есть лгуны, шарлатаны и обманщики.

Человек может усилить свою волю и сделать свою душу неуязвимой, а тело – недоступным болезням.

Все болезни, за исключением механических повреждений, происходят от упадка духа.

То, что в одном веке считают мистикой, в другом становится научным знанием.

Человек есть реализованная мысль. Человек есть то, что он думает.

Проклятия и благословения оказывают на человека реальное воздействие.

Сила воли – самое главное в медицине.

Медицина в большей мере искусство, а не наука.

Врач без интуиции не добьётся успеха.

Врач должен понять внутренний мир больного, который обычно проявляется в его характере и внешности, и даже в голосе и походке.

Врач должен полагаться на интуицию и мудрость, а не на мнения других людей. Он может использовать мнения, но не слепо доверять им.

Веселье, вера, благодушие лечат многие болезни.

Наличие хорошего врача в городе – благодеяние Господне. Если же врач невежда - это всеобщее бедствие.

Болезни не подстраиваются к теориям врачей. Врач должен понять причину болезни и приспособиться к ней, то есть найти способ лечения.

Шесть душевных состояний - страх, ужас, страсть, желание, радость и зависть - руководят нашим воображением.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments