fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Осипов Архип Осипович





В 18 летнем возрасте Архип попал в рекруты, после начальной военной подготовки его зачислили в Крымский пехотный полк, награжденный Георгиевским знаменем за оборону крепости Баязет в июне 1829г.

В 20 лет, горячая кровь, толкнула молодого солдата на побег, после поимки беглеца один раз прогнали через строй адских шпицрутенов, его спина выдержала 1000 ударов.

В следующие 18 лет службы Осипов участвовал в Русско-Персидской и Русско-Турецкой войне, имел боевые награды.

В 1834г. в составе 1-го батальона Крымского полка его перевели в Тенгинский полк (в нем служил М.Ю. Лермонтов) и зачислили в 9-ю мушкетерскую роту.

С 1834г. для защиты южных рубежей империи на Черноморском побережье Кавказа создавалась береговая оборонительная линия, в которую в 1837г. вошло Михайловское укрепление. Осипов служил в отряде штабс-капитана Николая Константиновича Лико, отвечавшего за защиту Михайловского.

Узнав, что горцы взяли штурмом Лазаревское, Вельяминовское и Николаевское укрепления Лико приказал создать внутри своей крепостицы редюит (небольшой редут) в котором мог укрыться теснимый неприятелем гарнизон. По приказу штабс-капитана внутри редюита разместили провиантский и пороховой магазины.

Зная, что абреки творят с раненными пленными русскими, штабс-капитан объявил нижним чинам, что лучше взорвет пороховой погреб, чем сдаст Михайловское врагу. В случае тяжелого ранения или своей гибели, Лико приказал Осипову подорвать укрепления, и тот пообещал командиру взорвать пороховой склад, но не сдать крепость врагу.

22 марта 1840г. на Михайловское укрепление напал большой отряд горцев, чья численность в различных источниках оценивается от 2 000 до 11 000 сабель, противнику противостояли 480 русских солдат.

Первую волну отбили ружейным и пушечным огнём, вторую штыковой атакой, в третий раз позади наступающих горцев
их предводители поставили стрелков, получивших приказ, убивать всех отступающих от русских укреплений.

Сдерживая из последних сил третью атаку, оставшиеся защитники крепости отошли в редюит, где продолжили упорное сопротивление. Тяжело раненный штабс-капитан Лико, предчувствуя, что скоро неприятель возьмет крепость, отдал Осипову приказ подорвать пороховой запас. Архип бросился в погреб, и через мгновение день превратился в ночь.

О подвиге русского солдата стало известно через несколько месяцев, когда
у горцев выкупили из плена 50 оставшихся в живых защитников Михайловской крепости.

Когда о подвиге доложили начальнику Черноморской береговой защитной линии Николаю Николаевичу Раевскому, он отправил на имя Государя императора и военного министра докладную записку, в которой описал подвиг рядового Архипа Осипова.

8 ноября 1840г. в войсках зачитали приказ:
«Обрекая себя на столь славную смерть, он просил только товарищей помнить его дело, если кто-либо из них останется в живых. Это желание Осипова исполнилось. Несколько человек храбрых его товарищей, уцелевших среди общего разрушения и погибели, сохранили его завет и верно его передали. Государь Император почтил заслуги доблестных защитников Михайловского укрепления в оставленных ими семействах. Для увековечения же памяти о достохвальном подвиге рядового Архипа Осипова, который семейства не имел, Его Императорское Величество Высочайше повелеть соизволил сохранить навсегда имя его в списках
I гренадерской роты Тенгинского полка, считая его первым рядовым, и на всех перекличках, при спросе этого имени, первому за ним рядовому отвечать: «Погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении».    

Вот что в своих «Воспоминаниях» о подвиге Архипа Осипова вспоминал участник Кавказской войны генерал от инфантерии Григорий Иванович Филипсон:
«В предшествующую нападению ночь собаки за укреплением сильно лаяли, гарнизон ночевал, как обыкновенно, под ружьем; но все было тихо, и когда рассвело, неприятеля нигде не было видно. В полдень, когда нижние чины обедали, толпа горцев, скрывавшаяся за рекою Вуланом, в перелесках, внезапно и без шума, бросилась к укреплению, в том месте, где находился крытый ход к реке (так как другой воды гарнизон не имел). Сделалась тревога, все бросились к угрожаемому пункту, но это, как видно, была фальшивая атака. Главная масса горцев атаковала укрепление с северной и северо-восточной стороны, где спускающаяся к морю местность им более благоприятствовала. Лазутчики говорят, что горцев было очень много и что большая часть их были пьяны, выпив, вероятно, спирту, доставшегося им в Лазаревском и Вельяминовском укреплениях. Гарнизон дрался с ожесточением, но подавлен огромным превосходством неприятеля, ворвавшегося в укрепление с двух сторон. Лико, с горстью людей, отступил в свой редюит и продолжал там защищаться, обстреливая внутренность укрепления картечью из горного единорога. Строения в остальной части укрепления уже горели; горцы торопились грабить, уносить добычу и уводить пленных. Только часа через два они решились штурмовать редюит и, когда ворвались в него, последовал взрыв порохового погреба, от которого погибли остатки храброго гарнизона и до 2 тысяч горцев, как говорят лазутчики. Вероятно, это число преувеличено, но, во всяком случае, потеря была так огромна, что поразила ужасом горцев. Они разбежались, не убирая даже своих трупов, и с того времени назвали это место «проклятым». К этому рассказу лазутчиков единогласно прибавили несколько нижних чинов гарнизона Михайловского укрепления, случайно не бывших там во врёмя его» гибели. Уверяли, что каждый день, при вечерней заре, делался расчет на случай атаки неприятеля; что штабс-капитан Лико объявил им, что не сдаст
yкpeплeния и в крайности взорвёт пороховой погреб; что на этот подвиг вызвался рядовой Тенгинского полка Архип Осипов, который при расчете всегда выходил вперед и громко повторял свое обещание».

В 1876г. по распоряжению великого князя Михаила Николаевича на месте подвига героя установили поклонный крест, на котором и сейчас можно прочитать:
«77-го пехотного Тенгинского Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича полка рядовому Архипу Осипову, погибшему во славу русского оружия 22 марта 1840
г. в укреплении Михайловском, на месте которого сооружен, сей памятник».

Однополчане сочинили о подвиге героя песню, которую восстановил художественный руководитель и регент мужского хора «Валаам» Игорь Владимирович Ушаков:
«Как черкесы к нам ходили,
Будет лет уж пятьдесят
Меж собой они решили
Резать наших жён, ребят
Подошли черкесы грозно
Тысяч, кажется с пяток
С шумом, с гиком скачут грозно,
Мчатся с гор, как злой поток.
А тенгинцы молодцами,
Не считая тут врагов,
И картечью, и штыками
Их укладывали в ров.
Хороша была та рота,
Славен был их командир;
Их чиста была работа,
Задали черкесу пир!
Но врагам пришла подмога,
Снова стали напирать;
Помощь нам была от Бога,
Чтоб нам крепость не сдавать.
За Царя, Святую Веру
Стал тенгинец умирать,
Басурманов для примеру
Чем попало угощать.
Скоро выбились из силы
Горсть героев-молодцов,
И вблизи уже могилы
Для последних удальцов.
«Крепче, братцы, не сдаваться!
Здесь положим мы живот!
Рады мы теперь стараться
Русских много славных рот!
Пусть врагам известно будет,
Что за Русская земля!
Враг нас сдаться не принудит-
Ляжем все здесь за Царя!»-
Так по долгу по святому
Архип Осипов сказал,
К погребу пороховому
С фитилем у входа стал.
Все враги вдруг побледнели,
Страшен был он с фитилем;
Вместе с погребом взлетели
И погибли все огнём!
В перекличке по уставу
Вызывается Архип
Отвечают, что за Веру
За Отечество погиб».





Tags: Осипов Архип, русский солдат
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments