fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

У немецкого солдата нет нервов, сердца, жалости. Он сделан из немецкого железа




Советский Союз ведет священную освободительную войну. Первая цель, которую мы ставим в войне против гитлеровской Германии, состоит в том, чтобы «освободить наши территории и наши народы от немецко-фашистского ига». (Сталин). Наша цель состоит, далее, в том, чтобы помочь порабощенным народам Европы в их освободительной борьбе против гитлеровской тирании. Красная Армия знает, что она борется за честь и свободу нашей родины, за сохранение целостности и независимости нашей страны. В этом — один из источников силы Красной Армии, ее высокого морального состояния. Каждый боец и командир Красной Армии знает, за что он воюет, и верит в правоту своего дела. Понимание целей и задач войны, сознание правильности их укрепляет дух дисциплины в армии, дух боевой отваги ее бойцов.

Немецко-фашистская армия служит разбойничьим целям оголтелой империалистической клики гитлеровской Германии, целям захвата чужих территорий, покорения и ограбления чужих народов. Немцы ведут, таким образом, захватническую, империалистическую и, значит, несправедливую войну. В этом, несомненно, один из источников внутренней слабости немецкой армии, ее моральной деградации. Немецкий солдат ни на одну минуту не может поверить в правоту своего гнусного дела. Такая армия обречена на поражение. Не может победить та армия, солдаты которой не понимают целей и задач войны, не сознают их правильность.

«Не может быть сомнения, — говорил товарищ Сталин, — что идея защиты своего отечества, во имя чего и воюют наши люди, должна породить и действительно порождает в нашей армии героев, цементирующих Красную Армию, тогда как идея захвата и ограбления чужой страны, во имя чего собственно и ведут войну немцы, должна породить и действительно порождает в немецкой армии профессиональных грабителей, лишенных каких-либо моральных устоев и разлагающих немецкую армию».

Немецкую армию нельзя назвать армией в полном смысле этого слова. Вторгшись в пределы нашей страны, гитлеровские орды чинят неслыханные в истории войн преступления. Они убивают и насилуют мирных жителей, не щадя женщин, детей и стариков; зверски пытают и расстреливают раненых и пленных красноармейцев; грабят и разоряют наши города и села. Идя в атаку, фашисты гонят впереди себя мирных жителей, пытаясь укрыться за их телами от пуль советских бойцов. Нет таких преступлений, перед которыми остановились бы гитлеровские захватчики.

Дикую резню, грабеж, насилие чинили немецко-фашистские войска в Ростове-на-Дону. За несколько дней хозяйничанья немцев в городе они расстреляли сотни мирных жителей. На Мурлычевской улице немцы расстреляли из автоматов очередь за хлебом. Было убито 43 человека, главным образом женщины и дети. На Первой Советской улице немцы подожгли дом и расстреливали каждого, кто пытался выбраться из горящего дома. Убито 23 человека. Около городского театра фашисты расстреляли 60 человек, у детдома — 61 человека, на Армянском кладбище — 200 человек. На всех улицах города наши части, выбившие немцев из Ростова, находили трупы убитых и зверски замученных мирных жителей. Немецкие солдаты врывались в квартиры ростовчан, грабили, насиловали и убивали, не щадя женщин, детей и стариков.

«Вечером я услышала сильный стук в дверь, — пишет в своем письме жительница гор. Ростова Лидия Н. — Когда я подошла к двери, по ней били прикладами, пытаясь выломать ее. В квартиру ворвались 5 немецких солдат. Моего отца, мать и маленького братишку они выгнали из квартиры. После я нашла труп моего брата на лестничной клетке. Немецкий солдат сбросил его с третьего этажа нашего дома, как мне рассказали очевидцы. У него была разбита голова. Мать и отец были застрелены у под’езда нашего дома. Сама я подверглась групповому насилию. Я была без сознания. Когда я очнулась, то слышала истеричные крики женщин в соседних квартирах. В этот вечер все квартиры нашего дома были опоганены немцами. Они изнасиловали всех женщин. Не меньше половины жителей нашего дома после этого исчезли. Большинство из них было расстреляно. Квартиры были начисто ограблены. Все дни хозяйничания немцев в Ростове я скрывалась у знакомых на окраине города. Когда я вернулась в свой дом, его нельзя было узнать. Все, что нельзя или не успели унести с собой немцы, было изломано и исковеркано. На лестнице было много крови. Я много пережила за эти дни, много передумала и поклялась отомстить проклятым немцам за смерть моего отца, матери и брата, за себя и за всех замученных ими мирных жителей нашего города. Прошу принять меня санитаркой в Красную Армию. У меня нет больше страха ни перед чем. Ненависть моя к немцам сильнее смерти».

Потоками крови невинных людей залили немцы другие наши города и села, которые им удавалось захватить. В войне против Советского Союза германские фашисты грубо попирают все нормы международного права, самые элементарные законы человеческой морали.

Мародерство в немецкой армии приняло массовый, повальный характер. Грабят солдаты, грабят офицеры. Берут все, что попадет им под руку. Гитлеровское командование не только не запрещает грабеж, но всячески поощряет его. В одном секретном предписании командирам немецкой армии говорится: «Нужно воспитывать у каждого офицера и солдата германской армии чувство личной материальной заинтересованности в войне».

Грабежи и насилия мирных жителей — это не единичные случаи в немецкой армии. Это общее явление, узаконенное лидерами гитлеровской партии и гитлеровского командования.

В одном обращении немецкого командования к солдатах, найденном у убитого лейтенанта Густава Цигеля из Франкфурте-на-Майне, говорится: «У немецкого солдата нет нервов, сердца, жалости. Он сделан из немецкого железа. После войны ты опять обретешь добрую душу, мягкое сердце для детей, для жены, для великой Германии. А сейчас действуй решительно, без колебаний... Помни, для величия и победы Германии, для твоей личной славы, ты должен убить ровно сто русских. Это справедливейшее соотношение — один немец равен ста русским... Ты — германец и как подобает германцу — уничтожай все живое, сопротивляющееся на твоем пути».

Жги, грабь, убивай без разбора каждого, в том числе женщин и детей, этим ты возвеличишь себя и «великую» Германию — такова программа немецко-фашистской армии.

Моральное опустошение, тупая жестокость, мародерство, человеконенавистничество — таковы результаты гитлеровского воспитания. Перед нами дневник убитого немецкого унтер-офицера Генриха Тивель, уроженца города Кельна. В этом дневнике имеется следующая запись:

«Я поставил себе цель — истребить за эту войну 250 русских, евреев, украинцев — всех без разбора. Если каждый солдат убьет столько же, мы истребим Россию в один месяц, все достанется нам, немцам. Я, следуя призыву фюрера, призываю к этой цели всех немцев».

В дневнике убитого обер-ефрейтора Ганса Риттель имеется следующая запись: «12 октября. Чем больше убиваешь, тем легче делается. Сегодня принимал участие в очистке лагеря от подозрительных. Расстреляли 82. Среди них оказалась красивая женщина. Мы, я и Карл, отвели ее в операционную, она кусалась и выла. Через 40 минут ее расстреляли. Память — несколько минут удовольствия».

Немецкому лейтенанту пишет его приятель Эбальт: «Куда проще было в Париже. Помнишь ли ты эти медовые дни? Русские оказались чертовками. Приходится связывать. Сперва эта возня мне нравилась, но теперь, когда я весь искусан и исцарапан, я поступаю проще — пистолет у виска, это охлаждает пыл. Недавно русская девчонка взорвала себя и обер-лейтенанта Гросса гранатой. Мы теперь раздеваем их донага, обыскиваем, а потом... После всего они бесследно исчезают».

Когда читаешь эти письма и дневники, встает чудовищный образ морального урода, садиста, наслаждающегося своими изуверствами. Это люди с моралью зверей. Они лишены совести и чести. Это преступники, отбросы нормального общества. Фашисты до мозга костей развратили немецкого солдата. Грабежи и убийства мирных жителей, в том числе женщин и детей, кажутся ему выражением воинской доблести. Это не армия, а шайка бандитов, грабителей и мародеров, шайка насильников и убийц. Их жестокость не знает границ. Все ужасы средневековых пыток бледнеют перед звериной кровожадностью гитлеровской банды.

Зверства и грабежи — показатель не силы, а слабости немецко-фашистской армии, показатель трусости германских фашистов, их страха перед советским народом и неуверенности в своей победа. Моральная деградация немецких захватчиков является одним из факторов, которые неизбежно приведут их к гибели. «Уже одно то, что в своей моральной деградации немецкие захватчики, потеряли человеческий облик, давно уже пали до уровня диких зверей, — говорил товарищ Сталин, — уже одно это обстоятельство говорит за то, что они обрекли себя на неминуемую гибель».

В любой армии мародерство всегда считалось не только позорным, но в опасным явлением. Мародерство разлагает армию, подрывает ее единство и дисциплину. Оно делает из солдата вора и грабителя, который избегает опасности, боится смерти и думает лишь о своей наживе.

Процесс разложения немецкой армии идет медленно и скрытно. Но он подтачивает самые основы армии и вместе с ростом трудностей немецкой армии неизбежно будет усиливаться. Затяжка войны и огромные потери, которые несет немецкая армия на Восточном фронте, все ухудшающееся снабжение немецкой армии, массовые заболевания солдат, голод и обнищание населения Германии все более подрывают моральное состояние немецко-фашистской армии. Под влиянием всех этих факторов происходит глубокий перелом в настроениях и думах немецкого народа. Перед нами письмо немецкого солдата Генца Мюллера к себе на родину. Вот что он пишет своей жене в Кенигсберг:

«Герта, милая, пишу тебе последнее письмо. Больше ты от меня ничего не получишь. Я проклинаю день, когда я надел мундир солдата. Я проклинаю день, когда я вступил в ряды немецкой армии. Я потрясен картинами жизни нашей армии в России. Разврат, грабеж, насилия, убийства и убийства. Истребляются старики, женщины, дети. Убивают просто так. Вот почему русские так хорошо защищаются. Мы хотим истребить целый народ, но это фантазия. Наши потери — гигантские. Войну мы уже проиграли. Русские нас разгромят. Через два часа нас бросают в бой. Если я уцелею от русских пуль и снарядов, я, с моим настроением, погибну от немецкой пули. Прощай, Герта. Никогда не забывай, что эта война — несчастье для Германии. Во всем была ложь».

Красная Армия нанесла уже серьезные удары немецко-фашистским захватчикам. За 5 месяцев войны немцы потеряли около 6 млн. человек убитыми, ранеными и пленными. Силы Германии тают, ее людские резервы иссякают. С каждым днем Германия становится более ослабленной, в то время как силы Советского Союза с каждым днем возрастают. Наши резервы только теперь начинают разворачиваться в полном об’еме. Красная Армия крепнет с каждым днем. Под ее ударами немецкая армия истекает кровью.

Поражение немецких войск на подступах Москвы, провал их плана окружения и взятия Москвы, а также крепкие удары Красной Армии под Ростовом, Тихвином и Ельцом еще более подорвали моральное состояние немецко-фашистской армии. С каждым днем все более падает боевой дух немецких солдат. Они все меньше верят в собственную победу. Так, у убитого на подступах к Москве в ноябре месяце немецкого солдата Г.Водраза найдено письмо, в котором он пишет своей жене: «Нам говорят, что после занятия Москвы мы вернемся домой. Этому сейчас уже никто не верит, так как это говорится уже не в первый раз. Ты пишешь, что цензура уже два раза вскрывала мои письма, и предостерегаешь меня. Я не боюсь последствий, так как считаю, что лучше получить 10 лет каторги, чем пробыть еще две недели на фронте в России». Другой немецкий солдат — Вилли Эбель пишет своему отцу Вильгельму Эбель в Дортмунд: «С каждым днем наше положение ухудшается. Москвы мы, кажется, не увидим. Не знаю, удастся ли мне избежать смерти, которая смотрела мне в глаза уже не один раз. Нам говорят, что русские войска в окружении, но этому никто не верит. Сто раз говорили нам, что русские в мешке, а солдаты на это отвечают, что у этого мешка имеется большая дырка. Меня уже рвет от этого похода. Лучше 10 походов против Франции, чем один против России».

С каждым новым ударом Красной Армии в немецкой армии все сильнее будет сказываться усталость, разочарование, неверие в победу. Под ударами Красной Армии процесс разложения немецкой армии прорвется наружу с огромной силой. «Еще несколько месяцев, еще полгода, может быть годик, — и гитлеровская Германия должна лопнуть под тяжестью собственных преступлений», — говорил товарищ Сталин в своей речи на параде Красной Армии 7 ноября 1941 года.


А. Пузин, «Правда» №348, 16 декабря 1941 года

Tags: История СССР
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments