fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Разоблачай и уничтожай немецких шпионов и диверсантов






Можно привести ещё один эпизод, из которого видно, как гитлеровские шпионы проникают в советскую среду.
Аптекарь Ц., о котором здесь рассказывается, предстал перед судом военного трибунала в начале войны. К великому удивлению многих лиц, ставших его невольными пособниками, он оказался шпионом, причём встречавшиеся с ним неоднократно советские люди меньше всего могли заподозрить в нём вражеского агента.
Ц. появился в городе лет 35 назад. Он приехал откуда-то с юга и поступил помощником провизора в аптеку. Тогда это был молодой человек, хороший работник, скромный и тихий на вид, хозяин-немец оценил его и пообещал «вывести в люди».
— Вот когда на старости я уеду в Германию, — неоднократно повторял он, — аптека перейдёт к вам. К тому времени вы накопите денег и сможете купить дело на ходу.

Однако аптеки немцу продавать не пришлось. После октября 1917 года хозяин сбежал, а Ц. стал советским служащим, заведующим этой же аптеки.
Шли годы, Ц. продолжал сидеть за стойкой, принимал рецепты и продавал всякую мелочь. В городе чуть ли не каждый житель знал этого приветливого и словоохотливого аптекаря. Многих своих постоянных клиентов он называл по имени и отчеству. При случае он заботливо осведомлялся о здоровье членов семьи и о том, как идут дела. В аптеку заходили не только за покупками, но просто побеседовать, поделиться новостями. Этому человеку верили, считали, что ему обо всём можно рассказать, к нему шли посоветоваться… Кому могло притти в голову, что этот степенный старик — резидент вражеской разведки, махровый немецкий шпион!?
Основное промышленное предприятие в городе — крупный оборонный завод с давних пор привлекал к себе внимание немецкой разведки. Она создала здесь свою шпионскую шайку, в которую входили главным образом местные жители-немцы; несколько преподавателей, музейные работники, банковский служащий, бухгалтер заводоуправления, художник местного Дома Красной Армии. Ядро этой организации гнездилось в местной кирхе, возглавлял её пастор, а большинство из этих лиц входило в церковный совет. Но немецкая разведка отдавала себе отчёт в том, что неминуемо наступит день, когда органы советской власти ликвидируют всю организацию. В предчувствии этого она начала усиленно вербовать агентов среди местного русского населения. Выбор пал на провизора Ц., о котором было известно, что до революции он работал у хозяина-немца и был у него на хорошем счету. Помимо всего прочего за этим человеком водился «грешок», на котором разведка и сыграла.
Однажды — это было лет за восемь до войны — в аптеку пришёл некий X., учитель пения, тоже немец, которого Ц. знал давно. Разговорились. Посетитель как бы невзначай сообщил, что получает письма из Германии, от своего старого друга, прежнего владельца аптеки, что тот не забыл Ц., своего верного помощника, и шлёт ему привет.
— Вы бы зашли ко мне как-нибудь вечерком, — сказал X. — Я покажу вам письма от вашего бывшего патрона.
В один из ближайших вечеров Ц. отправился к учителю пения. Гостю был оказан любезный приём. Разговор начался издалека, но затем хозяин перешёл к делу: считая Ц. другом немцев, он предлагает ему оказывать помощь Германии.
— Вы ведь от большевиков никакой выгоды не получили, не так ли? Если бы не революция, вы были бы уже давно владельцем аптеки.
Заметив, что Ц. не особенно податлив, хозяин усилил нажим и напомнил ему о некоторых обстоятельствах его юношеской биографии. Он дал понять гостю, что ему известна и его связь с эсерами и работа в лаборатории по выработке взрывчатых веществ. Когда же и это не возымело должного действия, то был пущен в ход главный козырь.
— Нам известны, наконец, ваши более чем странные отношения с царской полицией. Надо думать, что эти подробности и сейчас могут заинтересовать кое-кого из властей…
Здесь Ц. не выдержал и сдался; вербовщик попал в самую уязвимую точку.
В ранней молодости, ещё будучи студентом в Харькове, Ц. действительно занимался политической деятельностью, был эсером и, как химик, работал в подпольной лаборатории взрывчатых веществ. Когда после очередного провала организации Ц. был задержан жандармами, он весьма быстро согласился сотрудничать с полицией, т. е. стал провокатором.
После февраля 1917 года, а затем и после Октября провокатор лишь случайно не был разоблачён. С тех пор прошло немало лет, Ц. был уверен, что всё уже давно забыто. И вот такая неожиданность застигла его врасплох Что касается немецкой разведки, то она действовала в данном случае наверняка. Ц. сдался без долгих разговоров и стал шпионом.
В первые годы своей деятельности он выполнял главным образом функции «почтового ящика» Время от времени в аптеке появлялись различные люди и задавали ему один и тот же вопрос
— Вы провизор Ц.?
На что он отвечал:
— Можете не сомневаться. Это тот, кто вам нужен.
Тогда посетитель под видом рецепта вручал записку, которую Ц. затем посылал «учителю пения».
Со временем круг шпионских обязанностей провизора Ц. расширился. Ему поручили наблюдение за заводом. Пользуясь давнишними знакомствами со многими местными жителями — кадровыми рабочими, Ц. выведывал у них различные заводские новости. Притворно восхищаясь производственными успехами, он расспрашивал о количестве и качестве продукции, о новых изобретениях. Некоторые работники завода, знавшие старика много лет, «по секрету» сообщали ему о своих производственных делах.
Всё что Ц. узнавал, он сразу передавал немецкой разведке.
Незадолго до начала войны «учитель пения» исчез. На некоторое время Ц. потерял связь с разведкой; но затем в аптеку явился какой-то субъект, назвал пароль и заявил, что на смену исчезнувшему «учителю пения» к аптекарю будут обращаться другие люди.
Всё своё внимание, по приказу неизвестного, Ц. должен был сосредоточить на добывании сведений о том, не началось ли на заводе производство нового вида вооружения.
— На город возможны налёты немецкой авиации, — предупредил далее шпион, — нам очень важно также знать результаты налётов. Сразу же после каждой бомбёжки вы должны обязательно составлять подробный список повреждённых домов с указанием точного адреса. За этим списком к вам будут приходить регулярно…
И Ц. продолжал действовать.
Однажды на город налетела вражеская авиация; в результате налёта имелись жертвы. Ц. подробно расспрашивал приходивших в этот день в аптеку, не пострадал ли кто-нибудь из близких, и весьма интересовался тем, куда именно упали бомбы…
Разоблачить этого шпиона помогла бдительность рядового советского человека.
Один гражданин, ожидавший получения лекарства., обратил внимание на то, что аптекарь слишком подробно интересуется тем, куда упали бомбы; когда же ему называли улицу и дом, он тут же записывал что-то на бумажке, лежавшей у него под ведомостью. Всё это показалось гражданину, наблюдавшему за Ц., подозрительным. Когда провизор отошёл на минуту от стойки, посетитель быстро взглянул на бумажку и, к своему удивлению, увидел ряд адресов, в том число и те самые, какие только что были сообщены покупателями.
Это странное обстоятельство ещё более усилило подозрения гражданина, и он известил обо всём, что видел, соответствующие органы. За аптекарем начали наблюдать, и в результате фашистский агент предстал перед судом.
Лев Савельев, «Умей хранить военную тайну», 1945

Tags: История СССР
Subscribe

  • Горсть земли

    Голос командира полка, обычно такой твёрдый и раскатистый, звучал из телефона возбуждённо и незнакомо: — Доложите обстановку. Скорее!…

  • Гвардии рядовой

    Майор — человек, по всей видимости, бывалый, собранный и, как все настоящие воины, немногословный — рассказывал о нём с…

  • Последний день Матвея Кузьмина

    Матвей Кузьмин слыл среди односельчан нелюдимом. Жил он на отшибе от деревни, в маленькой ветхой избёнке, одиноко стоявшей на опушке леса,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments