fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Как становятся президентами






Помните у Шиллера в «Коварстве и любви» заключительную сцену второго действия? Фердинанд, пытаясь предотвратить злодеяние отца-президента и исчерпав все другие аргументы, шепчет: «Я… расскажу всей столице о том, как становятся президентами». И угроза действует.
А как сейчас становятся президентами, премьер-министрами, сенаторами, парламентариями или губернаторами? И действует ли угроза разоблачения? Не будем касаться всех путей к кормилу правления. Остановимся лишь на тех, которые связаны с коррупцией.

Попробуем определить, что же собой представляет коррупция вообще. Толковые словари на разных языках в принципе характеризуют ее одинаково — как преступление, заключающееся, с одной стороны, в использовании должностным лицом прав, предоставленных ему по должности, в целях личного обогащения, а с другой — в подкупе должностных лиц с корыстными же целями. Наиболее близкий синоним коррупции — продажность.
Но фактически понятие «коррупция» значительно шире. Став одним из социально-политических факторов жизни буржуазного общества, она включает не только прямые взятки, подношения и подарки, но и услуги, негласное предоставление свободы действий, договоренности о взаимной поддержке и многое другое. Все эти аспекты будут здесь подробно рассмотрены.
В буржуазной прессе продажность чаще всего относят к моральным, этическим категориям. Однако капиталистическая действительность дает немало доказательств того, что коррупция не только и, пожалуй, не столько этическая категория, сколько экономическая, социальная. Там, где имущий, уплатив мзду, может обойти существующие правила, традиции и в результате извлечь незаконные выгоды, приобрести не предназначенные ему привилегии, получить возможность оказывать угодное ему, но не предусмотренное законом влияние на развитие тех или иных событий, — там начинается коррупция.
Вся история развития антагонистических социально-экономических формаций пронизана коррупцией. Но никогда она не приобретала такого размаха, как при капитализме, и особенно в период его загнивания. Причем на данном этапе продажность проявляется не только в издавна известных формах, но и в формах более изощренных, используемых власть имущими как легальные средства защиты их интересов.
Возьмем, к примеру, подкуп. Некоему должностному лицу (им может быть губернатор американского штата, или мэр французской коммуны, или губернатор японской префектуры) предлагают денежную сумму, с тем чтобы получить ответную услугу. Такое действие квалифицируется как преступление. Если же внести деньги в фонд избирательной кампании губернатора, то эта форма подкупа будет считаться законной.
На многочисленных примерах далее мы убедимся, что, хотя продажность, как и во все времена, остается преступлением, буржуазия поставила этот порок себе на службу, в определенной степени легализовала его, вплетя в политическую, экономическую и социальную структуры. Капитал постоянно совершает подкуп правительственных институтов и их представителей, политических партий и их лидеров как в отдельной стране, так и за рубежом. При этом с классовой точки зрения пролетариата легализация коррупции не изменяет ее преступной сути, более того, усугубляет ее отрицательное значение, поскольку в руках буржуазии она исполняет роль дополнительного средства обмана и угнетения народных масс.
Образную и точную характеристику коррупции дал журнал Компартии США «Политикал афферс»: «Капитализм порождает коррупцию так же естественно, как он производит прибыли. Коррупция — смазка, необходимая для функционирования государственно-монополистического капитализма».
Давайте проследим, как большой бизнес смазывает машину своей власти.
«Господствующий класс управляет Соединенными Штатами с помощью четырех средств, — пишет в статье «Как контролировать правительство», опубликованной французским журналом «Монд дипломатик», профессор Калифорнийского университета в Санта-Крус Уильям Домхоф. — Используя эти средства, небольшое меньшинство, обладающее огромными богатствами, контролирует правительство. К ним относятся: защита частных интересов, выработка господствующих политических идей, отбор кандидатов и выработка идеологических установок». И все эти «четыре средства» пронизаны нитями коррупции, как организм — кровеносными сосудами.
Представители правящего класса навязывают свою волю правительственным инстанциям самыми различными способами: путем подкупа и шантажа, прямого и косвенного давления, через финансирование избирательных кампаний и т. д. Определенные лица, фирмы или секторы экономики добиваются привилегий, субсидий, законодательства, отвечающего их преходящим интересам, освобождения от налогов. В защиту частных интересов объединяют свои усилия лоббистские группы, крупные вашингтонские деятели, профессиональные союзы, консультативные комитеты при министерствах и ведомствах. Эти интересы касаются порой огромных денежных сумм, затрагивают судьбы целых отраслей экономики, миллионов людей.
Процесс выработки господствующих политических идей происходит непрерывно. Осуществляется он в значительной мере на встречах представителей различных частных интересов, где определяются политические линии, из которых монополии будут извлекать выгоды. Центральными звеньями аппарата по «большим проблемам» в США являются Совет международных отношений, Комитет экономического развития, Совет предпринимателей, Американская ассамблея, Национальная муниципальная лига. Деятельность всех этих организаций направлена на достижение согласия в рядах правящей элиты. Они субсидируются теми, кто контролирует крупные фирмы, банки, фонды, деловые конторы.
В рамках системы планирования политики существуют группы различной величины, в которые входят представители правящей элиты всей страны. В такого рода группах обсуждаются общие проблемы. Например, вопросы помощи иностранным государствам, использования ядерного оружия, налоговые, социальные проблемы. Так, возглавляемый председателем правления «Чейз Манхэттен бэнк» (одного из трех крупнейших в США и в мире банков) Дэвидом Рокфеллером клуб элиты в значительной степени определяет курс американской внешней политики. Только в течение одного 1975 года миллиардер беседовал с 27 главами государств и правительств. На его вилле регулярно встречаются руководители банков и министры финансов стран Запада.
В этих же группах власть имущие разрешают путем компромисса свои конфликты, знакомятся с идеями и результатами работ оплачиваемых ими экспертов. Сеть групп по выработке политики служит также местом, где выявляются новые лидеры из рядов правящего класса. Именно там хозяева крупных компаний могут выбирать тех лиц, которые обладают наиболее подходящими данными для занятия правительственных постов. Через эту сеть заказываются исследования по важным вопросам самым компетентным экспертам, оказывается влияние на «общественное мнение» страны.
Само существование и функционирование сети планирования политики показывает, что, во-первых, главные руководители различных секторов экономики встречаются именно для того, чтобы обсуждать проблемы как в масштабах страны, так и международного характера, во-вторых, представители правящей элиты, назначаемые на правительственные посты, уже в курсе общих политических перспектив, с которыми они познакомились в определенных организациях и группах, и, в-третьих, эксперты, являющиеся выходцами из среды крупной буржуазии, фактически дают советы тем, кто им платит. Таким образом, ясно, что вся система выработки политики содержится на средства крупного капитала и непосредственно подчинена его интересам.
Весь этот механизм воздействия финансового капитала на политику и практику аппарата власти (не только своей страны, но и других государств) функционирует на «смазке» подкупов и взяток, услуг и подношений, предоставления незаконных льгот и всевозможных привилегий. Иными словами, коррупция как бы составляет ту атмосферу, в которой происходят многие упомянутые выше переговоры, встречи, совещания, договоренности и сделки. Коррупция— непременный их участник, хотя и незримый. Дележка выгод и преимуществ между группировками правящей элиты неизменно сопровождается всеми существующими видами «обработки» чиновников, экспертов и руководящих лиц, включая деятелей самого высокого ранга. Беседы и встречи финансовых воротил с теми или иными вершителями судеб своих стран тоже не обходятся без коррупционных перемещений различного рода ценностей — перемещений в ту или иную сторону, в зависимости от того, какие преследуются цели. В дальнейшем будут приведены факты, характеризующие различные типы такого рода «перемещений». Здесь же приведем лишь один пример.
В свое время американская корпорация «Вестингауз» выплатила заместителю премьер-министра Египта Ахмеду Султану взятку в размере 337 тысяч долларов. О взятке стало известно, и вашингтонские власти вынуждены были возбудить судебное преследование. Суд, однако, проходил при закрытых дверях. На этом настоял «из внешнеполитических соображений» государственный департамент США. Но в октябре 1978 года Ахмед Султан потерял свой пост. В результате он стал ненужным как американским толстосумам, так и вашингтонским дипломатам. Репутацию бывшего заместителя каирского премьер-министра оберегать перестали, и вся история попала в печать.
Механизм власти в различных капиталистических странах может отличаться от американской модели, как, скажем, автомобиль «форд» от «ситроена» или «тойоты». Но как для автомобилей разных марок общим является ныне то, что они приводятся в действие двигателями внутреннего сгорания, так и механизмы власти в буржуазных государствах действуют по принципам, определяемым интересами крупного капитала, на смазке коррупции.
Возьмем одну из самых небольших стран Запада — Швейцарию, которую буржуазная пропаганда преподносит как страну «сыра, шоколада и классовой гармонии». В своей книге  Швейцария вне всяких подозрений» швейцарский социолог, профессор Женевского университета, депутат парламента Жан Циглер развенчивает миф о «швейцарской идиллии».
В стране насчитывается 4556 банков. Три из них — Союз швейцарских банков, «Швейцеришебанкгезельшафт» и Швейцарский кредитный банк — фактически управляют государством. Эти крупные коммерческие предприятия являются поистине финансовой империей, власть которой распространяется на пять континентов. Они контролируют деловые операции на сумму, примерно равную валовому национальному продукту Швейцарии. Две трети от общей суммы кредитов предоставляются иностранным государствам. Миллиардные капиталы, ввезенные из других стран, не лежат мертвым грузом в сейфах. Банки получают комиссионные во всех законных и незаконных операциях, связанных со спекуляцией на мировом капиталистическом рынке. Особенно примечателен прием с так называемыми номерными счетами. Он широко распространен в Швейцарии. В банках Берна, Женевы, Базеля или другого города можно беспрепятственно открыть свой текущий счет, в том числе на очень крупную сумму, оставаясь при этом анонимным. Владелец вклада получает номер, который позволяет, не раскрывая себя, совершать любые финансовые операции. Номерные счета в швейцарских банках явились для воротил всего капиталистического мира весьма удобным средством уклонения от уплаты налогов в своих странах. Они, эти счета, служат идеальным каналом для осуществления различных неблаговидных сделок и сокрытия денег, добытых преступным путем, включая грабеж и бандитизм. Наконец, номерные счета часто используются в коррупционных целях. Банкиры же с помощью анонимных счетов значительно усиливают свое финансовое могущество и тем самым приобретают в стране еще большую политическую и экономическую власть.
Каким же образом небольшая группа лиц осуществляет политику как в самой Швейцарии, так и далеко за ее пределами? Если говорить коротко: с помощью денег. Механика здесь бывает различная и методы используются разнообразные. Приведем для примера один очень характерный для Швейцарии (впрочем, не только для нее) факт. Значительное число депутатов Национального собрания (швейцарского парламента) являются одновременно советниками одного или даже нескольких банков или членами правления компаний. Осуществляя свои парламентские функции, они неизбежно пекутся о процветании «своих» банков и предприятий. Ведь чем старательнее действует парламентарий для блага близкой ему корпорации, тем богаче он становится. Зависимость здесь прямая: процветает компания — растут ее прибыли — повышаются дивиденды — увеличивается текущий счет парламентария. Наращивают этот счет еще и различные формы «благодарности» банка или фирмы за плодотворную работу депутата в федеральном совете. Нужно ли пояснять, что, если интересы монополии или банка приходят в противоречие с интересами государства, депутат высказывается не в пользу последнего. Он куплен бизнесом.
Но это еще не все. Лица, облеченные государственной властью, освободив по прошествии времени свои высокопоставленные кресла, тут же становятся руководителями различных финансовых и промышленных бастионов. Для примера можно назвать такие широко известные компании, как «Нестле», «Банк попюлер сюисс», «Сандос» и другие. В их штабах руководящую роль играют люди, находившиеся в свое время у кормила власти. Они были членами Федерального совета (правительства Швейцарии), видными чиновниками министерств, руководителями кантональных органов власти. Многие из них заняли свои посты не без помощи монополий, и они знали, что их ждут после осуществления соответствующих услуг теплые местечки в тех же монополиях, компаниях и банках. Этот механизм коррупции — своеобразный механизм, рассчитанный на использование в интересах капитала облеченных властью лиц, — срабатывает, как правило, безотказно, и мы еще столкнемся с примерами, раскрывающими различные аспекты его действия.
Швейцарская политическая система рекламируется как «образец западной демократии». С 1972 по 1975 год население страны 46 раз призывалось к урнам для выборов или референдумов. Но для каждой из этих кампаний — а для выборов особенно — нужны деньги. Они все у той же финансовой олигархии, в интересах которой в конечном счете и проводятся подобные выборы и референдумы. Кто предопределяет решения, что обеспечивает выдвижение того или иного политического деятеля? Чаще всего «потратившиеся» заправилы финансового мира, их средства. Деньги тратятся не зря. Интересы монополий и банков должным образом обеспечиваются усилиями облеченных доверием лиц. Это ли не политическая коррупция?!
Всеволод Дмитриевич Калинин, «Айсберг коррупции», 1979

Tags: Зарубежная история
Subscribe

  • Наследники пирата Дрейка

    Знаменитый пират XVI века Фрэнсис Дрейк оставил после себя огромнейшее состояние, которое, из-за отсутствия прямых наследников, поделили между…

  • Благодетель мужчин

    Будущий благодетель мужчин родился 8 июля 1885 года в семье деревенского лекаря. Рано осиротев, он оказался на попечении тетки, так что…

  • Панамская авантюра

    Панамский перешеек — самый узкий участок суши между Тихим и Атлантическим океанами. Неудивительно, что идея соединить водные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments