fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

США оккупированы лоббистскими дивизиями






Выше уже говорилось о «кабинетах власти», о том, как часто их двери открывают рычагом коррупции. Теперь остановимся на примыкающих к высокопоставленным кабинетам «коридорах власти». Английское слово «лобби» (lobby) означает кулуары, холл, вестибюль, фойе. Но у этого слова есть и второе значение: группа частных лиц, занимающихся «обработкой» конгрессменов в пользу заинтересованных. Таким образом, лобби — это те, кто заполняет холлы и коридоры перед «кабинетами власти».
Приведем пространную цитату из американского журнала «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт»:
«Для многих лоббизм ассоциируется с какими-то темными личностями, которые прячутся в полумраке коридоров, держа в руках портфели, набитые деньгами, и стараются подкупом принудить членов правительства поддерживать интересы какой-нибудь определенной группы. Иногда подобное действительно случается, однако люди, хорошо знакомые с лоббизмом, утверждают, что это описание не раскрывает полностью всех механизмов действия этой системы.

С точки зрения посвященных лиц, в большинстве своем лоббисты действуют вполне в рамках закона, обычно имеют ограниченный бюджет и делают все, чтобы добиться оптимального решения проблемы для своего клиента. Они предлагают консультации по техническим и профессиональным вопросам и участвуют в выработке почти всех законов, принятых конгрессом. Так или иначе эти лоббисты постоянно оказывают влияние на работу почти всех правительственных учреждений. В наши дни лоббисты играют настолько важную роль в Вашингтоне, что, по искреннему признанию многих официальных лиц, правительству было бы трудно обходиться без них».
Журналу удалось дать довольно четкую техническую характеристику лоббизма. Однако ее необходимо дополнить с классово-политической точки зрения. Лоббизмом активно занимается большой бизнес. Ведущие предпринимательские союзы и корпорации создали мощную систему давления на органы государственной власти. По мере возможности системой лоббизма пользуется средний и мелкий бизнес, добивающийся от государства законодательной защиты в условиях господства монополий. Лоббизм практикуется многочисленными либеральными, реформистскими и другими группами, выступающими с программами реформ буржуазных политических институтов, в защиту потребителя, окружающей среды и т. п.
В арсенале лобби большое количество приемов. Американский ученый Л. Милбрэт в книге «Вашингтонские лоббисты» перечисляет следующие методы лоббистской деятельности: выступление на слушаниях в комиссиях конгресса; воздействие на законодателя через контакты лоббиста с влиятельным избирателем; воздействие на законодателя через контакты с его близким личным другом или лицом, пользующимся особым доверием; приглашение законодателя на вечеринки и развлечения; взносы денег на избирательные кампании; участие в ведении политических кампаний; организация кампании писем и телеграмм от избирателей; распространение в избирательном округе законодателя сведений о том, как он голосует в конгрессе по тому или другому вопросу; организация пропагандистских кампаний; наконец (последнее по месту, но не по значению), прямые или слегка припудренные взятки.
Даже простой перечень лоббистских методов дает возможность понять механизм многих решений вашингтонской администрации. Так, в мае 1977 года одна из комиссий палаты представителей приняла решение, согласно которому импортом нефти и нефтепродуктов в США должно заниматься только правительство. По мнению специалистов, введение правительственной монополии на закупки нефти за рубежом привело бы к резкому изменению цен на нефтепродукты и тем самым отразилось на прибылях корпораций. Немедленно начали действовать лоббисты монополий. Они оказали молниеносное, мощное давление на членов комиссии. И уже через сутки комиссия отменила свое решение. В угоду интересам монополий были принесены интересы большинства населения.
С 1973 года, когда страну поразил энергетический кризис, в США существует контроль над ценами на нефтепродукты. Нефтяные короли развернули против него борьбу с момента введения, хотя сам кризис в немалой степени был вызван махинациями монополий с поставками топлива* Кампанию давления на федеральные власти возглавило едва ли не самое мощное и влиятельное лобби — нефтяное. Оно представлено в Вашингтоне сотнями юристов, целыми организациями, такими, как американский нефтяной институт и национальный совет по нефти. Бюджеты их составляют десятки миллионов долларов.
Именно благодаря усилиям этого лобби сначала было значительно ослаблено ограничение цен на бензин (стоимость его сразу подскочила вдвое). Вскоре, уступив продолжающемуся нажиму, конгресс снял контроль над ценами на нефть, добываемую внутри страны, нефть, требующую дополнительной очистки, и на многие нефтепродукты. А с января 1977 года нефтяные корпорации вновь получили право произвольно устанавливать цены на горючее всех видов и источников получения. Лобби сработало и на этот раз. Монополии получили дополнительно миллиарды долларов прибыли. Что по сравнению с этими цифрами несколько десятков или, может быть, даже сотен миллионов долларов, истраченных на «проталкивание вопроса»!
Строго говоря, лоббизм не сводится исключительно лишь к подкупу, либо прямому, либо косвенному, посредством финансирования избирательных кампаний политиков. Тем не менее для большинства американцев понятие «лоббизм» справедливо является синонимом понятия «коррупция». Журналист Карл Шрифтгиссер пишет, что с самого своего появления слово «лоббизм» стало означать «позор», и в течение всего XIX века оно всегда употреблялось именно в таком смысле. Представители либерально-буржуазной журналистики пустили в оборот немало саркастических обозначений лоббистов. Их называют «пятипроцентниками», «взяткодателями», «ходатаями по темным делам». Называют их также «третьей палатой конгресса» наряду с двумя официальными палатами — сенатом и палатой представителей.
В конце прошлого — начале нынешнего века американская пресса обрушивалась с резкой критикой на коррумпированный конгресс, разоблачала тайные связи монополий с законодателями. Выступления таких либерально-прогрессивных публицистов, как Г. Ллойд, Л. Стеффене, И. Тарбелл и другие, до сих пор считаются образцом критической журналистики. Президент Вильсон назвал журналистов, выступавших с разоблачительными материалами, макрейкерами («разгребателями грязи»).
И сейчас еще появляются отдельные критические выступления, направленные против коррупции. Видимость борьбы с лоббизмом необходима, да и сенсации нужны. Один из лоббистов — Роберт Уинтер-Берджер — написал книгу «Вашингтонские воздаяния», в которой рассказал, как тысячи его коллег подкупают конгрессменов. Бывший спикер палаты представителей Джон Маккормак сформулировал для лоббистов такой афоризм: «Придешь с пустыми руками — ничего не получишь». Ныне покойный, некогда влиятельный лоббист Натан Волошен счел для себя удобным вообще занять кабинет Маккормака. Он пользовался услугами его секретарей и от имени спикера отчитывал по телефону чиновников. За «пользование канцелярией» Волошен ежемесячно платил Маккормаку 2500 долларов.
На «обработку» конгрессменов и должностных лиц федерального правительства и местных властей монополии ежегодно тратят многие миллионы долларов. Данные об этих расходах держатся в строгом секрете. Под давлением возмущенной общественности, требующей приоткрыть завесу над закулисной деятельностью большого бизнеса, один из крупнейших американских банков впервые за время своего существования опубликовал данные о расходах на лоббистскую деятельность в «коридорах власти». В 1976 году эти расходы составили 740 тысяч долларов. Однако специалисты скептически относятся к статистике банка, указывая, что на самом деле расходы на «легальную» лоббистскую работу значительно превышают приведенную цифру.
Нужно сказать, что финансисты имеют в Вашингтоне, пожалуй, самое мощное лобби, которое может заблокировать любое решение конгресса, идущее вразрез с интересами банковского капитала. Мало того, около 15 тысяч банков контролируют деятельность местных властей и тем самым тоже воздействуют на формирование политики правительства США.
Выше приводились многочисленные факты коррупционной «поддержки» монополиями «своих» кандидатов при различных баллотировках. Банки здесь играют особенно активную роль. Газета «Нью-Йорк таймс» отмечала, что 55 банковских «комитетов политических действий» внесли в 1975 году в избирательные фонды кандидатов только на федеральные посты 308 тысяч долларов. В 1976 году эта сумма возросла до 663 тысяч долларов.
Но официальные отчисления подобных комитетов являются каплей в море по сравнению с размерами многочисленных частных пожертвований и взносов различных банковских групп. Для того чтобы обеспечить победу своему протеже Э. Кочу в борьбе за пост мэра Нью-Йорка, банки, кредитные компании и фирмы по операциям с недвижимой собственностью израсходовали 267 тысяч долларов.
«Туманными» называет журнал «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» сведения относительно денежных сумм, израсходованных лоббистами. «По официальной статистике, — пишет журнал, — лоббисты показали, что в 1972 году они израсходовали свыше 6 миллионов долларов. Консультанты промышленных фирм заявили, что они истратили 2 миллиона, представители профсоюзов — 1,3 миллиона долларов. Полагают, что в действительности суммы были куда более крупными». Один только упомянутый нами американский нефтяной институт, который представляет в Вашингтоне нефтяную промышленность, выделил на лоббизм в 1974 году 200 тысяч долларов.
Не менее туманны данные о количестве лоббистов. Сейчас только в Вашингтоне официально зарегистрировано около 10 тысяч лоббистов. А сколько их не зарегистрировано? Точно известно лишь одно: число их растет из года в год. Подавляющее большинство крупнейших компаний имеют в «коридорах власти» своих постоянных представителей.
Кто же эти люди? Наиболее высоко ценятся бывшие сенаторы и члены палаты представителей. Здесь убивают сразу двух зайцев. Во-первых, бывших конгрессменов, предоставив им хорошо оплачиваемые должности, «благодарят» таким образом за прошлые услуги. А во-вторых, используют сохранившиеся у них «дружеские» связи с коллегами, которые еще продолжают функционировать в конгрессе. Так, бывший сенатор Джозеф Тайдингс, демократ от штата Мэриленд, связан с вашингтонской фирмой, представляющей интересы энергетической компании. Бывший член палаты представителей от штата Висконсин Эндрю Баймиллер ведает связями конгресса с профсоюзным объединением АФТ — КПП. Он считается одним из самых влиятельных лоббистов в Вашингтоне.
Большинство лоббистов — это люди, которые в течение многих лет работали на разных должностях в правительственных и других официальных учреждениях. Например, Ч. Уокер, оставив в 1973 году пост заместителя министра финансов, основал «фирму, дающую консультации по экономическим вопросам», и ряд ведущих корпораций поспешили воспользоваться ее услугами.
Процветает лоббизм не только в центре, но и на местах. В крупнейшем американском штате Калифорния федеральные власти проводили расследование, в ходе которого обнаружилось, что многие бывшие и нынешние конгрессмены были подкуплены большим бизнесом. Среди них, в частности, фигурирует Альфред Сонг, являющийся председателем сенатской комиссии по юридическим вопросам местного законодательного собрания. Он и члены его семьи получали дорогие подарки в обмен за услуги, которые сенатор, пользуясь своим служебным положением, оказывал местным бизнесменам.
В настоящее время в калифорнийском конгрессе действуют более 600 лоббистов, представляющих различные круги власть имущих штата. Среди них особо выделяется Дональд Браун, пекущийся об интересах империи покойного миллиардера Хьюза. Ей принадлежат крупные предприятия по производству авиационной и космической техники, киноиндустрия, заводы вин, огромные земельные угодья, прибыли от которых в значительной степени зависят от решений местного законодательного собрания.
Еще в 1974 году в Калифорнии был принят закон, ограничивающий операции лоббистов. Тем не менее их деятельность достигла такого масштаба, что в дело были вынуждены вмешаться федеральные власти. Однако в Вашингтоне подобные расследования, как правило, постепенно спускаются на тормозах и не дают каких-либо результатов.
В заключение приведем курьезную сценку, которую могли наблюдать телезрители в Вашингтоне.
…Идет заседание бюджетной комиссии палаты представителей, которая обсуждает правительственную программу по преодолению нехватки энергетических ресурсов. На одном из последних рядов мирно спит мужчина средних лет. «Этот лоббист компании «Дженерал моторе» может позволить себе расслабиться. Только что комиссия большинством голосов «похоронила» правительственное предложение ввести налоги на автомашины, потребляющие слишком много беньина», — с иронией замечает ведущий программы новостей столичной телекомпании.
Зародившись на американской земле, лоббизм стал составной частью буржуазного политического механизма и в других капиталистических странах. В Японии посредников» через которых монополии воздействуют на государственный аппарат, называют «амакудари», что означает «спустившийся с небес». Это чиновники, которые сразу же после увольнения с государственной службы, где они оказывали услуги бизнесу, устраиваются на теплые места — в частных фирмах, на постах консультантов, советников, почетных директоров. «Спускаются» они и в руководящие органы различных объединений японских промышленников.
Так, имя бывшего начальника отдела угольных шахт правительственного управления природных ресурсов и энергетики оказалось вдруг в списках руководства Национальной ассоциации предпринимателей угольной промышленности, а бывший начальник автомобильного отдела министерства внешней торговли и промышленности принимает участие в заседаниях совета директоров японской ассоциации автомобильной промышленности. Среди руководящих деятелей компаний, выполняющих военные заказы правительства, находятся бывшие служащие Управления национальной обороны, отставные старшие офицеры.
В 1977 году «спустилось с небес» 200 государственных чиновников — на 40 больше, чем в предыдущем году. По данным газеты «Акахата», за последние 10 лет более четверти начальников отделов различных японских министерств и ведомств заняли кабинеты промышленных и торговых компаний и организаций. «На протяжении минувших 15 лет, — отмечает гонконгский журнал «Фар истерн экономик ревью», — возникла гнилая система — кровосмесительный союз между политической иерархией ЛДП, крупным капиталом и чиновничьим аппаратом».
Амакудари как одно из звеньев системы власти позволяет бизнесу через квалифицированных посредников оказывать давление на правительственные органы. Есть у этого звена и другая функция — социальная. Крупный капитал не заинтересован в том, чтобы широкие массы были осведомлены относительно того, насколько тесно сращены его интересы с интересами правительства, парламента. Лмакудари служат как бы ширмой для прикрытия союза между капиталом и аппаратом управления. Они способствуют таким решениям возникающих в стране экономических проблем, которые угодны капиталу и, естественно, наносят вред трудящимся.
Всеволод Дмитриевич Калинин, «Айсберг коррупции», 1979

Tags: Зарубежная история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments