fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Лейтенант ОГОНЬ – закрыл грудью амбразуру ДЗОТа и остался жив





Алексей Яковлевич Очкин родился в 1922 году на Смоленщине. По материнской линии родственником ему приходился отец русской военно-полевой хирургии Николай Иванович Пирогов.
Когда началась война, 16-летний парень, прибавив себе два года, попал в Ленинградское Краснознаменное артиллерийское училище. 18 июля 1942 дивизия лейтенанта Очкина сгрузилась на станции Котлубань под Сталинградом и заняла позиции в районе станции Чир, оказавшись на острие удара 6-й армии Паулюса.
В составе 112-й стрелковой дивизии Алексей оборонял завод «Баррикады», «Мамаев курган», и «Привокзальную площадь».

14 октября 1942 года 6-я немецкая армия нанесла мощный удар по нашим войскам удерживающим плацдарм у Волги. Девять дней Алексей Очкин и его подразделение истребителей танков с одной пушкой обороняли северную часть «Сталинградского тракторного завода». Потом этих героев назовут «57-ю бессмертными», а семнадцатилетнего офицера, «лейтенант Огонь». Когда на позиции в живых осталось 7 человек, немцы докладывали Паулюсу, что ведут бой с превосходящими силами противника.
За полтора часа до прибытия пополнения пуля, выпущенная из снайперской винтовки, пробила Алексею насквозь голову. Редчайший случай, «лейтенант Огонь» не только выжил, но и вернулся в действующую армию.
26 марта 1943 года в бою за деревню Романово, командир штурмовой группы лейтенант Очкин закрыл грудью амбразуру вражеского ДЗОТа. Вот что потом об этом бое вспоминал сын Алексея Яковлевича:
«Наши хотели вытащить... Немцы не дают... Немцы хотят забрать – наши обстреливают... Так и пролежал почти сутки, затыкая сухие листья (под снегом выгребал) в дыры от ран... Пока Пётр Ворохобин не вытащил... А когда к своим принес, отец чеку гранаты вытащил – думал, немцы взяли... Чудом вместе с ремнем оторвали лимонку и в окно выбросили... Вот такие люди дерзкие и отважные были – не чета нам...»
В госпитале у Алексея началась гангрена ноги, опасаясь ампутации больной, сбежал и на попутках поехал в сторону фронта. В одном селе, старая знахарка, целебным зельем за два приема избавила офицера от «Антонова огня».
При форсировании Днепра Алексея тяжело контузило, он пришел в себя в мертвецкой. Выбравшись из-под груды холодных тел, он до истерики напугал молоденькую сестричку.
Летом 1944 года, гвардии капитан Очкин снова вернулся в строй, он участвовал в форсировании Вислы, Одера, Нейсе, брал Берлин, освобождал Прагу. В Вене его учила танцевать немецкая кинозвезда Марика Рёкк. Алексей Яковлевич даже не представлял, что он вальсирует с советской разведчицей входившей в разведгруппу Яна Черняка.
Кавалера «Ордена Отечественной войны» двух степеней, «Ордена Красного Знамени», «Ордена Красной Звезды», награжденного высшей медалью «За Отвагу», Алексея Яковлевича так и не представили к званию Героя Советского Союза.
После войны герой трудился на заводе, окончил «Вечернюю школу рабочей молодежи», а потом «Всесоюзный государственный институт кинематографии». Участвовал в съемках кинокартины «Сорок первый», снял три художественных фильма: «Гонки без финиша», «Девушка Тянь-Шаня», «Мы из Семиречья». Написал роман «На круче», пьесы «Крылья жизни» и «Старая яблоня».
Своему боевому братишке Ивану Федорову, писатель посвятил документальную повесть «Иван – я, – Федоровы мы».

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments