fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Битвы фантомов



26 августа 1914 года немецкий легкий крейсер «Магдебург» напоролся на камни у северного побережья Эстонии. По уставу немецким офицерам предписывалось сжечь шифровальные книги в корабельной топке, но она оказалось затопленной водой.
Поэтому «находчивые немцы», тупо выбросили секретную документацию за борт.
Узнав о проступке «кайзеровских недотеп» наше командование послало не место крушения отряд боевых водолазов, добывших из морских пучин шифровальный код, использовавшийся германским МИД и командованием «Военно-морских сил».
Шифр передали спецам союзников, трудившимся в загадочной «40-ой комнате» (комната взломщиков, по-нынешнему хакеров), британского адмиралтейства.
Англичане ждали удобного момента, чтобы использовать подарок русских, и такой шанс у них вскоре появился. Осенью 1914 года в Атлантике недалеко от побережья Южной Америки они обнаружили немецкую эскадру вице-адмирала Максимилиана фон Шпее, представлявшую серьезную угрозу для торговых судов стран Антанты. С учетом того, что во флотилию входили броненосные крейсеры «Шарнхорст» и «Гнейзенау», для противодействия им союзникам необходимо было перебросить на предполагаемый театр боевых действий как минимум два линейных крейсера.
Охотникам следовало подобраться к эскадре адмирал Шпее тайно, но как это сделать, если немцы отслеживают перемещения линейных сил английского надводного флота?
По приказу директора «Управления военно-морской разведки» Уильяма Реджинальда Холла, на верфи в Глазго построили два деревянных фальш-корабля, двойников крейсеров «Инвинсебл» и «Инфлексебл».
Используя темные ночи и осенние туманы, англичане скрытно через Гибралтар доставили «не боевые лайбы» в Эгейское море. У австро-венгерской военно-морской базы «Пола» настоящие «Инвинсебл» и «Инфлексебл» сменили липовые «деревянные шедевры». Окруженные всамделишными миноносцами и сторожевиками, «пустышки» не вызвали у немцев ни капли подозрений, противник не сомневался, что английские линкоры по прежнему блокируют выход линейного крейсера «Гёбен» из Дарданелл.
А в это время реальные «Инвинсебл» и «Инфлексебл» не чуя под собой волн, пересекали Атлантику.
1 ноября 1914г. английский контр-адмирал Кристофер Крэдок у чилийского порта Коронель навязал бой превосходящим силам германской восточно-азиатской эскадры под командованием вице-адмирала Шпее. В этот день немцы потопили два британских броненосных крейсера «Монмут» и «Гуд Хоуп», в огне и воде погибло 1654 британских моряка, включая адмирала Крэдока. Одержав победу, Шпее отвел эскадру в чилийский порт Вальпараисо.
Англичане мечтали выманить противника на открытую воду и если не нанести ему невосполнимый урон, то уж точно поквитаться за поражение.
В первых числах декабря Шпее получил от гросс-адмирала Тирпица приказ уничтожить на Фольклендах английскую радиостанцию. Артиллерийских батарей на островах не было, немцам предстояло легкое развлечение на один-два выстрела прямой наводкой.
Чудесная морская прогулка закончилась, так и не успев начаться, на подходе к Фольклендам корабли «Шанхорст» и «Гнейзенау» попали под шквальный огонь невидимых артиллерийских орудий. За 10-15 минут линкоры получили нешуточные повреждения. К полудню дальнобойные английские орудия, находясь вне досягаемости немецких артиллеристов, пустили корабли противника на дно.
Эту операцию придумал адмирал Холл, после того как его дешифровщики, используя переданный русскими вражеский код стали читать немецкие шифрограммы как короткие заметки в газете «Гардиан».
Изучив язык и архитектуру немецких приказов, англичанам не составило труда составить поддельный приказ, а вот отправить его следовало обязательно из Берлина. Помогли коллеги из «Интеллидженс сервис», агент службы раздобыл в немецкой столице телеграфные бланки морского министерства и оттиск оригинальной печати. Воспользовавшись услугами берлинского телеграфа, агент лично отправил зашифрованную депешу адмиралу Шпее в Вальпараисо.

«Война фантомов» развернулась и в Восточной Африке, где многочисленные английские войска гонялись за неуловимым отрядом немецкого полковника Леттов-Форбека.
Отрезанный от главных сил, полковник поставил с ног на голову земли Танганьики, Того и Руанда-Урунди. Он сковал 300-тысячные войска союзников, заставив их растрачивать силы на охрану населенных пунктов и серьезных инфраструктурных объектов.
Вытащить эту немецкую колючку из тощей английской задницы никак не удавалось, и командование британских колониальных войск обратилось к «кудесникам» из  адмиралтейства.
По приказу адмирала Холла радиообмен между Леттов-Форбеком и германским  Генеральным штабом попал под тотальный контроль. Скоро английские «слухачи» сильно расстроились, в своих сообщениях полковник ничего не рассказывал о планах по проведению боевых операций, и не получал никаких приказов из Генерального штаба. Правда в шифрограммах в глаза бросалась частая просьба: «Прошу выслать дирижаблем, провиант, боеприпасы и медикаменты».
Наконец англичанам повезло, они перехватили сообщение из Берлина, в котором
Леттов-Форбеку приказали подобрать безопасное место, для приемки груза. Когда немцы договорились о точке сброса контейнеров, Уильям Реджинальд Холл передал полученные разведданные командованию сухопутных сил.
В сентябре 1917г. из Болгарии в Того вылетел китообразный цепеллин чрево которого содержало 75 станковых пулеметов, две тысячи винтовок, патроны, консервы, обмундирование и медикаменты. Однако при проведении операции англичане обманули сами себя.
Рано выдвинувшись к точке приема груза, они спугнули хитрого полковника, вместе со своей туземной армией (95% составляли африканцы) он укрылся на территории португальского Мозамбика.
Когда дирижабль прилетел к точке сброса, никто не разжег внизу сигнальные костры. Покружившись два дня на «африканском пятачке» экипаж получил из Берлина приказ: «Тяжелый бой, отряд рассеян, частично окружен. Срочно возвращайтесь на базу».
Генеральный штаб не сомневался в информации, полученной от Леттов-Форбека. Немцы даже не догадывались, что телеграмму составили в английской «комнате взломщиков», англичане не хотели, чтобы экипаж цепеллина и люди неуловимого полковника случайно обнаружили друг друга.

В Персии английская разведка охотилась за немецким агентом Вильгельмом Васмусом (Васмус Персидский). Немец бежал из-под английского ареста, прихватив мешок, со ста сорока тысячами марок золотом, потом женился на дочери влиятельного персидского вождя. Оценивая выкидываемые пронырливым вражеским агентом фортели, англичане, пообещали за голову Васмуса награду сначала в три, а потом в четырнадцать тысяч фунтов стерлингов. Дни сменялись неделями, а на серьезное вознаграждение никто не претендовал.
Однажды английские контрразведчики узнали, что Васмус с диверсионной группой планирует  взрыв на англо-персидском нефтеперерабатывающем заводе в Абадане.
По наводке «крота» англичане ночью напали на стоянку Васмуса. В царящей неразберихе немец в любимой пижаме вскочил на арабского скакуна и был таков.
Обнаруженные в палатке беглеца бумаги срочно переправили в Лондон. Столичные «канцелярские крысы» отправили секретную документацию в дальнюю секцию архива стран Ближнего Востока. Случайно о захваченных бумагах узнал вездесущий Реджинальд Холл, он приказал срочно доставить разведданные к себе в кабинет. В потертой папке, адмирал обнаружил книгу с кодом, использовавшимся для шифровки сообщений на агентурных направлениях Берлин – Константинополь, Берлин – Мадрид, также из испанской столицы обмен шифрограммами проходил с Северной и Южной Америкой.
Проверяя перехватываемые немецкие сообщения на дезинформацию, англичане, пришли к выводу, что Васмус не доложил начальству о «ночном пижамном» ЧП.
Малодушие разведчика дорого обошлось немецкому Генштабу.

В срочной телеграмме из Мадрида, сообщалось, что в американских портах стоят десятки немецких интернированных большетоннажных судов. Некоторые из них оборудованы закамуфлированными артиллерийскими орудиями. При условии вступления США в войну «морские торгаши» получили приказ силой пробиваться из вражеских гаваней и держать курс на Германию.
Адмирал Холл запретил передавать информацию Вашингтону, он опасался того, что немцы обнаружат утечку информации и изменят свои секретные коды.
Чтобы минимизировать риск бегства немецких судов от берегов Америки, по совету Холла английское командование усилило эскадру кораблей несущих боевое дежурство у Бермудских островов. Переброску в район Бермуд дополнительных английских эсминцев отметили в донесениях вражеские агенты, немецкий Генштаб отменил запланированный прорыв.

В скором времени была перехвачена шифровка немецкого посланника в Аргентине, в ней он предложил установить взрывные устройства на нижней палубе аргентинских грузовых судов «Оран» и «Гоца» регулярно доставлявших во Францию провиант. Чтобы предотвратить диверсию против нейтральной страны, англичанам пришлось действовать осторожно.
Двое аргентинских портовых грузчиков согласившихся за неплохое вознаграждение пронести и установить в трюме заряды взрывчатки, перед проведением операции «случайно» оказались в компании аргентинских моряков. Новые друзья якобы только что вернувшиеся из дальнего рейса были необычайно щедры, ром лился рекой, несостоявшиеся диверсанты очухались только тогда, когда аргентинские транспорты уже взяли курс на Гаврский порт.

Адмирала Холла не отпускала мысль, что сопоставив провалы агентуры и неудачи военно-морских операций, немцы непременно, придут к выводу, что англичане взломали их секретные коды. Чтобы предотвратить смену секретных кодов, Холл пустил немецких ищеек по ложному следу.
Он подвел к немецким резидентам, двух французских агентов, работавших в нейтральных странах под дипломатическим прикрытием. После ожесточенного торга «лягушатники» согласились работать на «бошей», в Берлин потекли классные разведданные, правда, они запаздывали на критические 1-2 часа. У немецкого командования не оставалось времени для нейтрализации возможных угроз.
Агенты кляли своих источников и обещали ускорить поступление информации. Вскоре французы с интервалом в одну неделю сообщили кураторам, что англичане получают данные о содержании шифрограмм от некой «важной птицы» в Берлине.
Немецкая контрразведка пустила по следу своих лучших агентов, за голову «крота» была назначена денежная премия. В особых отделах в разы сократили число лиц допущенных к работе с секретными материалами, однако обнаружить «свищ» в информационной трубе никак не удавалось. Вскоре немцы поверили в то, что они вывели английского шпиона из числа лиц обладающих доступом к секретной информации.

Однажды в «войне фантомов» и немцам улыбнулась удача, к ним попал код, использующийся английскими минными тральщиками. Потомки железноголовых тевтонов не додумались, как воспользоваться полученной информацией.
За промашку противника ухватился Реджинальд Холл. Когда адмиралу доложили, что немцы установили мины у ирландского порта «Ларага», он приказал отправить с английского тральщика сообщение: «Акватория порта Ларага, очищена от вражеских мин».
Немцы клюнули на приманку и послали повторно в этот же район подводный минный заградитель. Немецкая подводная лодка подорвалась на ранее установленных германских минах, которые англичане даже и не думали тралить.

На этом Холл не успокоился, он захотел подкинуть немецким коллегам «мегасекретный» английский код для самых тайных сообщений и срочных донесений.
Дезинформацию решили запустить через немецкого агента, работавшего под прикрытием, портье, в роттердамском отеле «Ван Остаде».
В субботу, 22 мая 1915г. в «Ван Остаде» остановился господин Гай Лекок, помощник члена английского парламента. Судя по дипломатическому паспорту и черному объемистому портфелю для бумаг, англичанин прибыл с донесениями в британское консульство. Лекок рассказал портье, что из-за этой чертовой войны пароход опоздал, консульство закрылось в 12:00, и откроется только утром во вторник, потому что понедельник 24 мая, у англичан нерабочий день в связи с празднованием «Духова дня».
В Лондоне не сомневались, что двух с половиной дней немцам хватит за глаза, чтобы добраться до «секретного английского кода».
Коридорный посоветовал гостю сходить в первоклассное ночное кабаре, постоялец «неохотно» согласился, уходя и номера, он спрятал портфель под кровать. Через 2 часа портье передал германскому резиденту информацию, что клиент надолго ушел из отеля.
До следующего утра англичанин пил и отдыхал в кабаке с несколькими зажигательными феями из варьете. Вернувшись утром в номер, Лекок по нарушенным контрольным меткам без труда определил, что немцы ознакомились с «мегасекретной» кодовой книгой.

Через год Гай Лекок снова остановился в «Ван Остаде», в том же портфеле он привез в английское консульство «дополненную» шифровальную книгу. Старого знакомого портье он огорчил, тем, что на предложение вновь посетить кабаре ответил отказом. Гость предупредил, что он планирует поспать часиков двенадцать перед завтрашней трудной дорогой.
Ночью в дверь номера постучали, портье попросил открыть, и расписаться в получении телеграммы, когда англичанин приоткрыл дверь, к нему в комнату ворвался неизвестный господин.
Без прелюдий незнакомец сразу же взял быка за рога. Поправив набриолиненную челку, он заявил, что ему нужны фотокопии с бумаг находящихся в портфеле у постояльца.
На возглас, «какого черта сэр», этот некто объяснил, что в случае отказа он перешлет в Лондон пакет фотографий сделанных в этой же гостинице год тому назад. С этими словами он передал Лекоку копии страниц «мегасекретной» кодовой книги.      
Нарушив все нормы приличия, англичанин расплакался, через час, взяв себя в руки, он согласился передать до утра бумаги германскому резиденту, и потребовал уплатить ему за моральный ущерб 500£.
Всю ночь Лекок пил у окна неразбавленный джин, он не сомневался, что агенты противника из наружного наблюдения расскажут в донесении о том, как англичанин заглушал алкоголем страх и душевные терзания. Утром портье дубликатом ключа открыл дверь номера, и без слов положил портфель с бумагами на столик в прихожей.
С помощью дважды «похищенного» кода английское командование до конца войны втюхивало немцам профессионально составленную дезинформацию.
В сентябре 1916г. англичане передали приказ адмиралтейства о начале широкомасштабной десантной операции. Трое английских агентов работающих под дипломатическим прикрытием проболтались «специально подобранным» любовницам, что Лондон за счет десантирования ударных войск в Германии добьется перелома в войне. Они рассказали, что для проведения операции в портах Харидж, Дувр и устье Темзы уже сосредотачиваются десантные суда.
В Голландию постоянным подписчикам, среди которых было 2 агента германской разведки, англичане выслали двадцать пять фальшивых номеров газеты «Дейли Мэйл» от 12 сентября. На последней странице вымаранной оказалась маленькая заметка от собственного корреспондента в Дувре, о подготовке переброски массированного морского десанта к берегам Германии.
Немцы поверили дезинформации. В разгар битвы при Вердене (21 февраля–18 декабря 1916г.) германский Генеральный штаб передислоцировал часть войск на германское побережье, для отражения высадки английского морского десанта.
Отвод войск и тяжелое поражение, нанесенное австро-германским войскам в ходе Брусиловского прорыва, окончательно подорвали военный потенциал Германской империи.     
Tags: I мировая война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments