fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Маркиз Пугачев



Екатерина II Великая (Часть 6)

В 1768г. Россия совершила стремительный бросок на Юг. Турция терпела поражение за поражением, когда в европейских столицах заговорили о возможном падении Константинополя, в Российской империи «внезапно» вспыхнул пугачевский бунт.
Предпосылок для начала восстания было великое множество:
- народы Поволжья не хотели терпеть произвол назначенных над собой правителей;
- мусульман раздражала дезорганизация функционирования мечетей и медресе;
- башкиры противились созданию на своих землях металлургических комплексов;
- обескровленные барщиной, и низведенные до состояния скота крестьяне, ждали времени, когда на Руси появится мужицкий царь;
- заводские рабочие роптали на каторжный труд, мизерные расценки, и высокую смертность на производстве;
- крепостные, отрабатывающие на государственных заводах барщину, не успевали работать на своих подворьях;
- яицкое казачество было недовольно произволом своих старшин.

В 1742г. в станице Зимовейской родился Емельян Иванович Пугачёв. Здесь же за 112 лет до описываемых событий родился другой бунтарь, Степан Тимофеевич Разин, а через 92 года после казни Пугачева, народоволец Василий Денисович Генералов, повешенный за покушение на государя императора.
До 17 лет Емельян жил под крышей отцовского дома, учился хозяйничать, а когда батя вышел в отставку он занял его место в полку. В 19 лет молодого казака оженили, а вскоре дивизия графа Чернышева, в которую входил полк Пугачева, уже воевала на полях «Семилетней войны».
Смышленого, расторопного, проявляющего рвение «Пугача» заметили и назначили адъютантом комполка, а в 1768г. за проявленную храбрость при штурме крепости Бендеры произвели в хорунжие.

В 1771г. у 29-летнего хорунжего внезапно загноились грудь и ноги, испытывая страшные муки, он попросился в отставку, но получил отказ. Оставив самовольно полк, Пугачев бежал к терским казакам, которые заметив его хватку и смекалку, в 1772г. выбрали Емельяна Ивановича атаманом станицы Ищёрская. Наслушавшись речей нового батьки ищёрские, наурские и голюгаевские казаки решились отправить Пугачева в столичную Военную коллегию, просить бывшего своего комдива Захара Григорьевича Чернышёва о прибавке терскому казачеству жалованья и съестных припасов.
По дороге в Санкт-Петербург Пугачева арестовали. Убедив караульного солдата в несправедливости ареста, он бежал вместе с ним из темницы. На Дону беглеца вновь задержали и отправили в город Черкасск, откуда он вновь совершил побег, скрывшись на территории Запорожской Сечи.

В 1772г. бывший лифляндский дворянин Рауш фон Траубенберг, ставший генерал-майором русской армии получил приказ отправиться в Яицкий городок и расследовать инцидент с местными казаками, позволившим местным калмыкам откочевать в западные области Китая.
Добравшись до Яика Траубенберг наплевав на мнение служилых, принял позиции казачьих старшин и приказал арестовать виновных допустивших переход калмыков в Цинскую империю. Казаки зароптали, они обратились к генералу с просьбой освободить из-под ареста своих товарищей, и позволить им выбрать других старшин.
13 января 1772г. казаки с женами и священнослужителями пришли к адъютанту генерала капитану Дурново и Христом богом его просили увести войска из городка. Вместо того чтобы найти с казаками компромисс, на главную площадь под охраной драгун выкатили пушки. Когда казаки пришли на сход, Траубенберг приказал Дурново открыть по ним огонь картечью. Подозреваю, что лифляндец забыл, а скорей всего не знал, на, что способны в бою казаки.
500 казаков атаковали артиллерийские расчеты, перебили канониров, развернули орудия и расстреляли отступающих драгун. Генерал-майора Траубенберга до неузнаваемости искромсали шашками, старшин повесели тут же на площади, истекающего кровью капитана Дурново и 25 солдат взяли в плен.
Срочно из Оренбурга для подавления бунта послали пятитысячный отряд генерал-майора Фреймана, учитывая численное преимущество противника, яицкие казаки сложили оружие без сопротивления.
Шестнадцати бунтовщикам вынули до кости ноздри, поставили на лбу клеймо «В», а на щеках «О» и «Р» и отправили на каторгу, 25 человек забрили в солдаты, на остальных казаков наложили общинный штраф в размере 37-тысяч рублей.

В конце января 1772г. в Яицкий городок прибыл беглый Емельян Пугачев, который однажды вечером рассказал старому казаку-староверу, что он чудом выживший император и Самодержец Всероссийский Петр III. С кем поделился новостью старовер неизвестно, но «лже-императора» Пугачева арестовали, и отправили сначала в Симбирск, а потом в Казань. Суд приговорил смутьяна к каторге, однако 29 мая 1773г. он снова бежал, и вновь отправился к яицким казакам. На встрече с уцелевшими участниками предыдущего восстания, он снова представился чудом спасшимся Петром III.
17 сентября 60 храбрецов во главе с «императором Петром Федоровичем» выступили в поход на Яицкий городок. Перед этим секретарь императора Ивашка Почиталин зачитал казакам именной указ императора:
«Самодержавнаго императора, нашего великаго государя, Петра Федаровича Всеросийскаго и прочая, и прочая, и прочая. Во имянном моем указе изображено Яицкому войску: как вы, други мои, прежным царям служили до капли своей до крови, дяды и отцы вашы, так и вы послужити за свое отечество мне, великому государю амператору Петру Федаравичу. Когда вы устоити за свое отечество, и ни истечет ваша слава казачья от ныне и до веку и у детей ваших. Будити мною, великим государем, жалованы: казаки и калмыки и татары. И которые мне, государю императорскому величеству Петру Федаравичу, винныя были, и я, государь Петр Федарович, во всех винах прощаю и жаловаю я вас: рякою с вершын и до усья и землею, и травами, и денежным жалованьям, и свиньцом, и порахам, и хлебныим правиянтам».
Через 100 верст пути количество бойцов в отряде увеличилось в три с лишним раза, и составило 200 человек, не взяв Яицкий городок с ходу, отряд стал продвигаться вверх по Яику, захватывая маленькие городки.
Изучая «Историю Пугачевского бунта» Александр Сергеевич Пушкин, двумя предложениями выразил ужас первого беспощадного русского бунта:
«Не приведи Бог видеть русский бунт — бессмысленный и беспощадный. Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердные, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка».     

Оренбургский губернатор Иван Андреевич Рейнсдорп отправил для подавления мятежа и защиты Яицкого городка карательную экспедицию бригадира Билова.   
24 сентября 1773г. без сопротивления мятежникам сдалась крепостица Рассыпная, 27 числа пугачевцы подошли к Татищевской крепости, чей гарнизон состоял из 1000 солдат, а стены защищали 13 орудий. После первого приступа на сторону мятежников перешли полторы сотни казаков Тимофея Падурова. Запалив деревянные стены, мятежники ворвались в крепость, Билову отрубили голову, с живого коменданта сняли кожу, а с трупа самого тучного офицера вытопили сало для лечения ран.
Дочь коменданта Пугачев насиловал месяц, а потом из пистоля аглицкой работы застрелил несчастную мученицу и ее семилетнего брата.          
Перебежчик Падуров входил в состав депутатов «Уложенной комиссии», знал столичную жизнь изнутри, видел живьем сановников и даже императрицу Екатерину. С первых дней нахождения у пугачевцев умный и образованный сотник стал вставлять историю о чудом спасшемся императоре в цветастую оправу своих «правдивых» столичных рассказов. Не удивительно, что вскоре «сказочник» получил чин полковника, и стал при «императоре» Государственным секретарем и начальником штаба.
Помимо бумажной работы Падуров продолжал предавать. Как-то наткнувшись на заплутавший в степи отряд полковника Чернышова, он показал командиру золотой депутатский значок из прошлой жизни и привел его в расположение пугачевских войск. 30 офицеров повесели перед строем, солдаты под страхом смерти перешли на сторону «императора Петра Федоровича».

14 октября 1773г. Екатерина II отправила личный указ генерал-майору Кару, в котором повелела как можно скорее словить злодейскую шайку и прекратить злоумышления Пугачева:
«Из представленных нам рапортов от оренбургского и казанского губернаторов и письма к президенту Военной коллегии от генерала-аншефа князя Волконского, усмотрели мы, что бежавший из-под караула, содержавшийся в Казани бездельник, донской казак Емельян Пугачев, он же и раскольник, учиня непростительную дерзость принятием на себя имени императора Петра III, и обольстя в жилищах Яицкого войска тамошний народ, всякими лживыми обещаниями, не только сделал, как пишут, великое возмущение, но причиняет смертные убийства, разорение селений и самых крепостей; и хотя губернаторами, как Оренбургским, так и Казанским, и помянутым генераломншефом, приняты к захвачению его и пресечению всего зла возможнейшие меры, о коих усмотрите вы из копий, которые мы сообщить вам повелели; но дабы всё оное произвелено было с лучшим успехом и скоростию, то повелеваем вам, как наискорее, туда отправиться, и приняв в свою команду, как тамо находящиеся войска, так и отправленных из Москвы 300 человек рядовых, при генерал-маиоре Фреймане, да из Нова-города гренадерскую роту, равномерно ж, если в том нужду усмотрите, башкирцев и поселенных в Казанской губернии отставных столько, сколько надобность потребует, учинить над оным злодеем поиск и стараться, как самого его, так и злодейскую его шайку переловить, и тем все злоумышления прекратить. О споспешествовании вам во всем, в чем только будет нужно, дали мы повеление нашей Военной коллегии, и при сем прилагаем к казанскому и оренбургскому губернаторам отверстые наши повеления. В других местах, где почтете вы за надобное чего-либо требовать, можете учинить то именем нашим; а башкирцам и поселенным объявить, в случае, когда их употребите, что ревностным исполнением по вашим распоряжениям помянутого поиска окажут они нам новый опыт своего усердия и приобретут себе особливое монаршее наше благоволение. Вслед же за вами мы немедленно отправим увещательный манифест, который вы сами, или же обще с губернаторами, имеете там на месте по усмотрению публиковать».

Отряд Василия Алексеевича Кара, в который входило 1500 солдат и 5 орудий, с приданной сотней башкир под командованием Салавата Юлаева выдвинулся на Яик.
Вскоре правительственные войска столкнулись с превосходящими силами Емельяна Пугачева, башкиры, оценив ситуацию, перешли к мятежникам, войска Кара потерпели сокрушительное поражение. Юного поэта Юлаева «император» произвел в чин полковника, и пообещал башкирам вернуть их земли, предварительно уничтожив царские города, заводы и крепости.

Армия Пугачева росла день ото дня, пехотные, кавалерийские и артиллерийские подразделения проходили систематическую боевую подготовку. Сам «Государь» учил офицеров, и солдат основам общевойскового боя.
С 5 октября 1773г. до конца марта 1774г. Пугачев осаждал Оренбург, к концу осады армия мятежников разрослась до 30-тысяч человек, 600 канониров обслуживали 100 артиллерийских орудий. Оренбург, защищенный толстыми стенами с 10-ю бастионами, огнем 70 артиллерийских орудий отбивал многочисленные атаки противника.
Бежавший с поля боя Кар прибыл в Москву и стал «рассказами очевидца» сеять панику, в страхе он сообщал обывателям, что нет в России такой силы, которая могла бы обратить вспять войско мужицкого царя. Не мешкая, Екатерина приказала уволить Кара со службы и запретить ему жить в российских столицах.

После поражения отряда Кара, императрица потребовала срочно заключить мир с турками, и назначила на пост главнокомандующего опытного генерал-аншефа, Александра Ильича Бибикова. Империя узнала, что за голову смутьяна Емельки Пугачева правительство назначило приз в сумме 10-тысяч рублей.
Вскоре войска под командованием Бибикова начали наносить пугачевцам одно поражение за другим. Отряды генералов Павла Дмитриевича Мансурова и Петра Михайловича Голицына стремительным продвижением вынудили Пугачева прекратить осаду Оренбурга.
В апреле  1774г. случилось непоправимое, в Бугульме скоропостижно скончался Бибиков, официальной причиной смерти стала холера, неофициальной, отравление агентом польских конфедератов.

Главкомом императрица поставила генерал-поручика Фёдора Фёдоровича Щербатова, под командованием которого войска продолжили наносить мятежникам новые поражения.
Пугачев увел сильно потрепанную в боях армию в башкирские степи, где он без потерь захватывал заводы, рудники и крепости. Армия пополнилась добровольцами, обозы оружием и боеприпасами. Пообещав башкирам вернуть их земли, Пугачев получил от совета старшин продовольствие, соль, одежду и коней.
25 мая 1774г. под Троицкой крепостью лагерь мятежников внезапно атаковали войска Ивана Александровича Деколонга, Пугачев потерял 4-тысячи человек и обоз. Отрываясь от преследователей, пугачевцы под селом Кундравы напоролись на отряд подполковника Ивана Ивановича Михельсона и потерпели новое поражение.

Захлебываясь яростью, Пугачев вновь ушел от погони, подвернув разграблению Миасский, Златоустовский, Саткинский заводы и объединившись с отрядом Салавата Юлаева. Стоит заметить, что за время боевых действий войска Пугачева нанесли серьезный урон 70 уральским заводам.
3-5 июня Пугачев уверенно отбил атаки настигших его войск Михельсона, и взял городки Красноуфимск и Оса. Дорога на Казань оказалась свободна, армия мятежников вновь ежедневно пополнялась сотнями добровольцев. 12 июля пала Казань.
Пугачев освободил из темниц своих сподвижников, в том числе первую жену Софью и своих детей Трофима, Христину и Аграфену. Император Петр Федорович объяснил сподвижникам, что это жена и дети его друга Емельяна Ивановича Пугача, когда-то претерпевшего страшные пытки, но не выдавшего местонахождение скрывающегося императора.
Через два дня к Казани подошли войска «прилипчивого как банный лист» Михельсона, под стенами древнего города он в очередной раз разгромил мятежников.
Пугачев с 500 казаками переправился на правый берег Волги, Юлаев поставил «императора» перед фактом, что он с башкирами уходит к Уфе. 

В Поволжье Пугачев поднял третью волну борьбы, в которой ему было предопределено утонуть самому. Снова кровь лилась рекой, полыхали барские усадьбы, захватывались волжские города.
21 августа 1774г. пугачевцы подошли к Царицыну, следом за ними без устали и отдыха двигались войска, ведомые неутомимым Иваном Ивановичем Михельсоном.
25 августа противники сошлись в бою у Черного Яра, этот бой превратился для мятежников в кровавую баню. Потери сторон говорят сами за себя, пугачевцы потеряли 2000 убитыми, 6000 пленными, 4000 бежали с поля боя, Михельсон потерял 16 солдат убитыми и 74 человека ранеными.
Пугачев с двумя сотнями казаков снова прорвался в заволжские степи.
Словно затравленный зверь он решал, куда бежать на Дон, в Сечь, к туркам, или в Сибирь. Метание императора видели ближайшие сподвижники, оценив бесперспективность дальнейшей борьбы, они решили обменять голову атамана на свои никчемные жизни.
В начале сентября заговорщики захомутали «мужицкого царя», 15 сентября 1774г. его доставили в Яицкий городок и передали генерал-поручику  Александру Васильевичу Суворову.

Посадив Пугачева в клетку, Суворов под усиленной охраной доставил пленного в Симбирск, где допрос государственного преступника провели генерал-аншеф Петр Иванович Панин и начальник Казанской и Оренбургской секретных комиссий Павел Сергеевич Потёмкин.
Несколько фрагментов протокола допроса, Емельяна Ивановича Пугачева:
Начало допроса:
«По твоему, государственной злодей, изменник и самозванец, уже собственному признанию не только пред нами, но и пред всем народом, что ты настоящей с Дону казак Емельян Иванов сын Пугачев, изменив законной своей государыне и отечеству, лживо назвав себя имянем покойного императора Петра Третьяго, производил с злодейскими твоими сообщниками в государстве возмущение, бунт, убийства и грабительства верным подданным ея величества и сынам отечества твоего.
Теперь, зная, какия предстоят тебе по всем государственным законам казни и наимучительнейшия истязания ко извлечению из тебя всей по твоим злым намерениям и произведениям истины, показывай, не утаевая ничего в душе твоей, к облегчению себя от оных и к чистому покаянию пред создателем вселенной, ведущим все тайны сердец человеческих, и пред своею самодержавною законною государынею, в высочайшем лице которой ты теперь спрашиваешься с полною властию ко всем над тобою мучениям, какия только жестокость человеческая выдумать может».

Подготовка к похищению российского престола:
«Возмечтал он, злодей Пугачев, принять на себя высокое звание покойнаго государя Петра Третьяго в Добрянске, по научению тамошняго купца Кожевникова Когда он злодей, был в карантине, то для прокормления себя наимался в разныя работы: между прочими работал у показанного Кожевникова и показался схожим на покойнаго государя одному беглому салдату, сказавшемуся выходцем из Польши. Сей салдат объявил хозяину, что он, смотря на Пугачева, находит в нем подобие покойнаго государя Петра Третьяго. О чем услышав, Кожевников спрашивал Пугачева, какой он человек и, лаская его разными способами, выведал, наконец, о точном его звании и природе. А сие злодей открывши, не умолчал и о том, что он из дому своего бежал. Кожевников, выслушав сие, говорил злодею: «Слушай, мой друг, естли ты хотел бежать за Кубань, то бежать тебе одному неможно. Хочешь ли ты пользоваться и принять лучшее намерение? Есть люди здесь, которые находят в тебе сходство с государем Петром Третьим. Прими ты на себя сие звание и поди на Яик. Я-де точно знаю, что яицкие казаки притеснены. Объявись там под сим высоким названием государя и подговаривай их бежать с собою. Сей салдат скажется гвардейцем и будет всех уверять, что ты — подлинно государь, как знает тебя и простой народ. Обещай яицким казакам награждения по 12 Рублев на человека. Деньги ж, естли нужны будут, то я своих дам, да и прочие-де помогут, с тем только, чтоб вы нас, раскольников, взяли с собою, потому что здесь нам, староверам, жить трудно и претерпеваем непрестанное гонение».
Злодей, обрадуясь сему случаю, утвердился принять на себя высокое название. И советовали: каким лучше способом объявиться ему под имянем государя. В совете с ними был еще добрянский же купец Крылов. И положили, чтоб ему ехать на Иргису в Мечетную слободу к игумену Филарету.
Условяся, злодей поехал в Яицкой городок будто бы для покупки. Филарет дал ему наставление, каким образом лучше подговаривать яицких казаков, и велел ему ехать прямо к казаку Денису Пьяному с тем объявлением, будто бы Пугачев был подлинно государь Петр Третий, и что он прислан от игумна Филарета. С тою надеждою прибыл злодей на Яик и делал обнадеживания, открывшияся в секретной коммисии по допросу Дениса Пьянова, которой в начале августа умер».

Показания на поручика Шваоновича (стал прототипом Алексея Ивановича Швабрина в «Капитанской дочке»):       
«Из чиновных людей в бунтовщичьей шайке у него, злодея, были с самаго начала, после разбития генерал-майора Кара, из взятых двух рот Втораго гранодерскаго полку подпорутчик Шванович.  Обстоятельства значатся в допросе самого Швановича. Сей офицер служил ему, злодею, охотно, бывал на сражениях под Оренбургом при сообщнике злодея — яицком казаке Шигаеве. Сказывал злодею о себе, что он, Шванович, крестник в бозе опочивающей государыни императрицы Елисавет Петровны, что умеет говорить многими языками и может способным быть к установленной в то время злодейской коллегии. По сей прозьбе приказал злодей Швановичу быть при названной Военной коллегии и перевести на немецкой язык подложный манифест и указ к оренбургскому губернатору. И с тех пор уже под всеми злодейскими указами подписывался он, Шванович, вместо самаго злодея по латыни «Петер». Сверх того, слышал он, злодей, от Горшкова, что оный думный дьяк, злодейской коллегии обще с Швановичем писали указ на немецком и французском языках, но куда оный указ послали, — злодей неизвестен. С очной ставки Горшкова с злодеем и Швановичем изведать можно».

4 ноября 1774г. под усиленной охраной клетку с Пугачевым доставили в Москву. В подвалы Китайского (Красного) монетного двора вместе с главарем бросили и других мятежников.
30 декабря в тронном зале Кремлевского дворца, состоялось обсуждение результатов следствия, 31 декабря стоя на коленях перед судом Пугачев признал вину. Суд постановил Емельку Пугачева четвертовать, голову посадить на кол, части тела разнести по четырем частям Москвы, вывесить для обозрения на колесах, а потом сжечь и пепел развеять по ветру.
Еще до вынесения приговора императрица отправила в Париж письмо Вольтеру, в котором она писала:
«Маркиз Пугачев, о котором вы опять пишете в письме от 16 декабря, жил как злодей и кончил жизнь трусом. Он оказался таким робким и слабым в тюрьме, что пришлось осторожно приготовить его к приговору из боязни, чтоб он сразу не умер от страха».

Утром 10 января 1775г. Емельян Иванович Пугачев принял благословение священника и в санях с помостом, символизировавшим императорский трон, отправился в последний путь.
Москвичи занимали места вокруг эшафота на Болотной площади задолго до рассвета, место казни было оцеплено сотрудниками полиции и частями Московского гарнизона. Дворяне с нетерпением ждали, когда «топор правосудия» покончит с еще невиданным доселе на Руси врагом.
Когда Пугачев понял, что до места казни осталось ехать чуть-чуть, он встал и усердно крестясь, стал отвешивать поклоны народу. На эшафот он взошел вместе с верным ему до конца, генерал-аншефом Афанасием Петровичем Перфильевым.       
Пока зачитывали приговор, Емельян Иванович истово крестился и молился, после благословления он обратился с последним словом к православным:
«Прости, народ православный, отпусти, в чем я согрубил пред тобою, прости, народ православный!»
Распорядитель казни махнул батистовым платком, подручные палача подбежали к Пугачеву, сдернули с плеч белый бараний тулуп, разодрали грязный шелковый полукафтан, и бросили «императора» на колени. Раздался барабанный бой, мгновенье, взмах топора, и палач показал выдохнувшим наблюдателям голову государственного преступника Емельки Пугачева.
Вместо того чтобы сначала отрубить преступнику руки и ноги, и только потом голову, палач решил сразу начать с головы. Первым в себя пришел московский обер-полицмейстер Николай Петрович Архаров. С трудом сохраняя спокойствие, он бросился к безмолвному «орудию правосудия и прошипел ему: «Руби ему скорее руки и ноги».
После казни предводителей бунта, Государыня приказала уничтожить бумаги о крестьянском мятеже, а оставшиеся материалы поместить на вечное хранение в закрытые архивы. Дом Пугачева по приказу императрицы сожгли, станицу Зимовейскую переименовали в Потемкинскую, а реку Яик в Урал. Яицкие казаки стали уральскими казаками, Яицкий городок стал Уральском.
3 августа 1775г. Екатерина приказала опубликовать манифест «Об уничтожении Запорожской Сечи и о причислении оной к Новороссийской губернии».
Имя Пугачева наряду с именем Разина было предано церковью анафеме.

Кто направлял борьбу восставших против Екатерины Великой до сих пор остается загадкой:
Наследник престола Павел Петрович:
Павел с юных лет ненавидел мать, считая Екатерину убийцей горячо любимого им отца. На вопрос мог ли Павел Петрович в 19 лет встать за спиной внезапно «ожившего батюшки» могут ответить только профессиональные историки.

Раскольники:
Старообрядцы могли сделать ставку на приход к власти в России обязанного им императора, который в благодарность прекратил бы гонение на истинную веру.

Поляки:
Шляхта мечтала о свержении русской марионетки Понятовского. После подавления крестьянского восстания Екатерина предпринимала конкретные шаги по умиротворению польской шляхты.

Французы (наиболее вероятный вариант):
Французский король Людовик XV любыми способами пытался противодействовать усилению влияния России в Европе. В зашифрованном послании он писал своему посланнику в Санкт-Петербурге:
«Вы, конечно, знаете, и я повторяю это предельно ясно, что единственная цель моей политики в отношении России состоит в том, чтобы удалить её как можно дальше от европейских дел… Всё, что может погрузить её в хаос и прежнюю тьму, мне выгодно…».
Французский посланник в Вене написал коллеге в Константинополь, что некий опытный французский офицер, вызвался, добровольцем отправиться с деньгами и инструкциями в армию Пугачева. Король приказал выделить посланнику 50-тысяч франков, оказать всю необходимую помощь, и передать на словах, что Франция не пожалеет ничего для смертельного удара по варварской Российской империи.
Когда Пугачев стал терпеть первые поражения, иностранные военные советники, находившиеся в повстанческой армии, понимая, что план «А» провалился, перешли к плану «В». Восставшим приказали уничтожать захваченные уральские заводы, что в итоге нанесло серьезный ущерб российскому военно-промышленному комплексу.
Французские военспецы, планировали провести операции турецкой армии в Крыму и на Северном Кавказе поставив русское командование перед фактом войны на два фронта.
В 59 номере «Gazette de France» от 1 июля 1774г. читателям сообщалось:
«Полковник Анжели, француз на русской службе, был в оковах отправлен в Сибирь. Обнаружили, что он имел связи с мятежниками и тайно подстрекал многие русские полки к восстанию. Утверждают даже, что если бы его не обезвредили, то вся армия перешла бы под знамёна мятежников».
Кто бы ни стоял за спиной Пугачева, его восстание не было напрасным, впервые высшее сословие смогло увидеть воочию безжалостный и безбожный русский бунт.
После подавления мятежа Екатерина не мешкая, начала успокоение империи.  
Владельцам заводов приказали удвоить рабочим жалованье в два раза, запретив сверхурочные работы.
Мусульманам на своей земле разрешили строить новые мечети и перестали взимать с них налоги.
Жителям, потерявшим в ходе восстания жилье, императрица приказала выдавать ссуды на приобретение оного.
В одном из писем Государыня писала своему одному из самых доверенных придворных, генерал-прокурору Сената князю Александру Алексеевичу Вяземскому:
«Положение помещичьих крестьян таково критическое, что окромя тишиной и человеколюбивыми учреждениями ничем избегнуть невозможно… прошу быть весьма осторожну… дабы не ускорить… грозящую беду… если мы не согласимся на уменьшение жестокости… то против нашей воли сами оную возьмут рано или поздно».     

Tags: Екатерина II Великая
Subscribe

  • Величие Екатерины II

    Екатерина II Великая (Часть 10) Ночью 2 ноября 1796г. в Зимнем дворце случился переполох, дежурные фрейлины императрицы, сидящие…

  • Цель – Константинополь

    Екатерина II Великая (Часть 9) 29 мая 1453г. войска османского султана Мехмеда II Завоевателя (Фатиха) захватили столицу…

  • Финальный раздел Польши

    Екатерина II Великая (Часть 8) В начале 1794г. Екатерина назначила новым послом в Речи Посполитой Осипа Андреевича Игельстрома.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments