fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Воскрешение немецкого диверсанта




В тот же день я явился к Усову.
Невысокий худощавый человек с добродушным лицом поднялся мне навстречу.
«Да, — подумал я, — прав был генерал, когда рассказывал, что за десять лет совместной работы он не слышал от Усова и десяти слов о самом себе… Таким людям все хорошо, лишь бы дело шло и подчиненные всем были обеспечены».

— Ну, Ефрем, свет Никитович, рассказывай, — положил он обе руки на мои плечи и усадил в кресло.
Я подробно доложил обо всем.
Тут же при мне допросили Вихляева и Елену. Но они мало чем дополнили мои сведения.
— Все, что знаем, рассказали, — на коленях клялся Вихляев.
Его поднимали, усаживали в кресло, предлагали папиросу. Он жадно глотал дым — и опять валился на пол. Елена заламывала руки:
— Смилуйтесь! Не виновата я. Все, как на духу, рассказала.
Так мы от них больше ничего и не узнали.
Нам нужна была ниточка, след. Как раз этого мы и не добились.
Петров, так ловко расставивший сети для Елены… Где он?
А Головин — Головкин, или что-то похожее на это… Как выяснить точно фамилию? Кто скрывается под этим именем?
Все это оставалось загадкой…
Целыми днями с помощниками Усова перебирали мы в штабе армии личные дела офицеров, запросили части. Оказалось, что в частях армии служит одиннадцать лейтенантов Петровых, один из них Анатолий, но Николаевич. Двое Сергеевичи, но не Анатолии… Нашелся один Головков, но в части служит давно и никуда не выбывал. В одну из частей недавно из госпиталя прибыл Голованов. Обнаружилось и два Головина. Один из них в полку всего месяц, другой полгода назад прибыл из училища.
— Значит, всего четыре! — рассуждал Усов. — Двое отпадают. А вот за Головиным надо посмотреть… Да и Голованова стоит на учет взять.
Поиски Петрова продолжались, а пока вплотную занялись Головиным. Мне поручили к нему присмотреться.
В форме старшего лейтенанта я прибыл в стрелковый полк, где служил Головин. Вскоре познакомился с ним, старался не упускать из виду, но при беседах никогда не начинал разговора первым. Он оказался разбитным свойским малым, любопытным не в меру, большим любителем веселой компании и спиртного. Обычно после выпивки он жаловался на боли в желудке. Рассказывал, что в детстве бабка спросонья налила ему вместо воды спиртного и сожгла все внутренности, теперь каждый раз мучается. Но пить не прекращал.
«Объективные данные в нашу пользу, — сообщал я через своих людей Усову, — но смущают его глаза… Уж больно доверчивы, как у ребенка, почти наивны…»
«Вам уже приходилось иметь дело с обманчивыми глазами, — отвечал Усов. — Забыли Вихляева? Сами говорили, что за «покорителя» девичьих сердец еще сойдет. Не верьте глазам, смотрите в душу».
Я следил, старался заглянуть «в душу». И тут вдруг случай, переполошивший весь полк. У лейтенанта В., стоявшего на одной квартире с Головиным, исчезла планшетка с кодированной картой. Начались поиски, перевернули весь дом, опросили Головина, хозяйку квартиры, ее семилетнего сына. Планшетка будто сквозь землю провалилась. Никого в квартире из посторонних не было, из дома никто не выходил… И все-таки планшетка с картой исчезла.
Головин «с горя» перепил, слег в медсанбат. Еле-еле отходили. Вместе с Головиным в медсанбате появился новый санитар. Он почти не отходил от больного, услужливо подавал стакан, исправно приносил микстуру.
Однажды навестил Головина и я. Как раз в это время, когда я вошел в палату, у его постели сидел врач и записывал что-то в истории болезни. Санитар, плотный, коренастый, стоял у входа. Его лицо мне показалось знакомым.
И вдруг сердце у меня учащенно забилось, с трудом сдерживая себя, я выскочил из палаты и, не оглядываясь, добежал до машины.
— В полк! — на ходу бросил шоферу.
— Ну как он, Головин? — допытывался шофер.
— Хорошо! — кивнул я и приказал: — Давай быстрее!
— А что — плохо может? — не отставал тот.
— Говорю, хорошо, — отмахнулся я. — Жми!
На следующий день я был у Усова. Он внимательно выслушал меня и похвалил:
— Верно! Хорошо! Молодцом.
Когда я в палате Головина увидел врача с историей болезни в руках, меня осенила мысль. Головин, по документам, прибыл в часть тоже из госпиталя. Значит, чтобы установить его личность, надо запросить данные о нем из госпиталя, где он лежал, — рост, вес, объем груди, легких и т. д., и сличить эти данные с историей болезни, составленной в медсанбате.
План был одобрен. Узнали в штабе армии, из какого госпиталя прибыл Головин. Сделали запрос. Через два дня получили ответ.
Все данные совпали!
— Значит, мы пошли по ложному следу, — недовольно забарабанил пальцами по столу Усов и, шумно отодвинув стул, прошел к окну. — За невинным человеком устроили слежку…
Я тоже поднялся:
— Но ведь обстоятельства так сложились, товарищ…
— Обстоятельства! — перебил меня Усов. — Утешать собрались?
…Решено было такой же запрос сделать и на Голованова. А в часть, где он служил, из штаба армии пошла телеграмма: немедленно провести медицинское освидетельствование офицерского состава.
Данные медицинского освидетельствования старшего лейтенанта Голованова в госпитале и в подразделении связи, где он служил, не совпали. Ни один показатель!
— Любопытно! — потирал руки Усов. — Из штаба армии Голованов был направлен в часть… Как показали Вихляев с бухгалтершей, видимо, он был убит. И все-таки к месту назначения прибыл. Любопытно, очень занимательно. Из мертвых воскрес…
Павел Голендухин, Павел Шарлапов, «Ц-41. Из записок разведчика»

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 1 год назад

    Этот пост был опубликован 1 год назад!

  • Тяжесть угрожает

    Голос в наушниках произносит: — Внимание! Петля Нестерова! Летчик берет ручку на себя, и горизонт встает дыбом. Земля, обычно…

  • Верные помощники пилота

    С земли уже давно не видно взлетевшей ракеты — она скрылась из виду, растворилась в ночной темноте. В почти космической пустоте,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments