fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Интервью с «Мистером Смерть» (ч.2)



Вопрос: Разрабатывали вы чтонибудь похожее для использования внутри страны?

Ответ: Поначалу я был уверен, что все, над чем я работал, не предназначалось для использования в США. Однако сейчас мне кажется, что «ядовитые фломастеры» использовались и у нас. Не спрашивайте, почему я так считаю, просто у меня появилось такое чувство.

Вопрос: Когда вы работали с БЗ?

Ответ: В конце 50–х годов.

Вопрос: Что вас заставило уйти из института?

Ответ: В начале 60–х годов я стал испытывать отвращение к своей работе. Я почувствовал себя несчастным. В это время развалилась моя семья.


Я пристрастился к наркотикам. Нечеловеческим усилием воли я преодолел эту привычку, но потом долго не мог оправиться. Когда ко мне вернулось обычное желание чтото изобретать, я сконструировал миниатюрное устройство, которое при помощи небольшого порохового заряда выстреливало отравляющее вещество раздражающего действия.

В то время США захлестнула волна изнасилований. Это навело меня на размышления. Должно же быть средство, которое позволило бы женщинам защищать себя. Я обратился к одному человеку за поддержкой. Так была основана новая фирма.

Вопрос: Поддерживали вы в это время связь с людьми из ЦРУ?

Ответ: Нет. Когда я ушел из института, мои контакты с ними прекратились. Я больше никогда не видел моего знакомого из ЦРУ. Вероятно, они хотели посмотреть, что же будет дальше. Примерно через год, когда наша новая фирма уже успешно работала, ко мне снова пришел человек из ЦРУ, но это был другой парень.

Вопрос: Как вы определили, что он из ЦРУ?

Ответ: Этот парень попросту предъявил мне удостоверение ЦРУ. Кроме того, вам, очевидно, известно, как они обычно выглядят. Когда этот парень пришел, у него был такой заговорщический вид, что моя секретарша сказала: «К вам пришел какойто человек, должно быть полицейский».

Он был действительно похож на полицейского — квадратный подбородок, суровое выражение глаз.

Вопрос: Значит, вы можете определять сотрудников ЦРУ по внешнему виду?

Ответ: Пожалуй. Ведь существуют и другие, едва уловимые признаки, свидетельствующие о принадлежности к ЦРУ. Когда ко мне пришел этот малый, его сопровождал один тип с довольно неприятной наружностью, смахивающий на Кинг-Конга. Когда он сел на стул, чтото звякнуло, и я сказал: «Мне хотелось бы посмотреть, что у вас пристегнуто под пиджаком». Он улыбнулся, распахнул пиджак, и я увидел пистолет калибра 11,4 мм. Я никогда в жизни не встречал человека, который был настолько крупным, что мог спрятать пистолет такого калибра в кобуре под мышкой.

Я попросил его показать мне этот пистолет, пытаясь найти серийный номер, но его не было. Я не хочу сказать, что номер был тщательно удален, его никогда и не было. Оставалось лишь догадываться о том, кем был этот человек — президентом фирмы по производству огнестрельного оружия или оперативным сотрудником ЦРУ.

Вопрос: А вы не спросили его об этом?

Ответ: Нет. Этот человек не принадлежал к тому типу людей, которым можно задавать подобные вопросы. Он оглядел нашу небольшую фирму и сказал: «Ваша компания мне нравится. Здесь очень спокойно. Вы можете сделать здесь массу полезных вещей». Я показал ему некоторые свои изделия. Через несколько дней он появился снова и сказал: «Нам бы хотелось, чтобы вы занялись изготовлением специальных боеприпасов». Я начал делать для них боеприпасы с отравленными стержнями размером с иголку для проигрывателя. Я начинял их ядовитыми шариками или зажигательными смесями.

Вопрос: Какие виды ядов вы использовали?

Ответ: Чаще всего в начинке боеприпасов использовался цианистый натрий и антикоагулянты.

Помню, я окунал стержни в яд, а затем высушивал их. У меня была пара патронов весьма необычного вида. Некоторые из них я наполнял бризантными взрывчатыми веществами. Еще я изготовил плоскую мину, которую можно было упрятать под ковер.

Вопрос: Где могут использоваться такие мины?

Ответ: Кто знает? Может быть, чтобы сделать веселее какуюнибудь вечеринку. Как я уже сказал, мне ничего не известно о дальнейшей судьбе моих изобретений.

Вопрос: Как вы начали сотрудничать с ЦРУ?

Ответ: Когда мне было 17 лет, у меня был друг, одноклассник. Он отличался энциклопедическими познаниями в области огнестрельного оружия, особенно немецких образцов. Это был законченный фашист. В один прекрасный день он сказал мне, что работает на ЦРУ. Кстати, это с ним мы были в Каракасе.

Вопрос: Вы хотите сказать, что ЦРУ завербовало вас в возрасте 17 лет?

Ответ: Да, примерно в этом возрасте. Я заканчивал среднюю школу.

Вопрос: Это обычная практика ЦРУ?

Ответ: Не имею представления. Знаю лишь, что некоторые начинают работать на них даже раньше.

Между прочим, не такой уж это юный возраст. Сотни семнадцатилетних парней сражались во Вьетнаме и на фронтах второй мировой войны. Почемуто принято считать, что шпионы типа Джеймса Бонда — это люди 40 лет. А я вполне представляю себе мальчишку, разъезжающего на велосипеде с пистолетом на поясе и с разрешением на ношение оружия «в интересах национальной безопасности».

Мой приятель брал меня с собой в воскресную школу, где он проходил специальную подготовку. Эта школа существовала под прикрытием церкви. Там нам преподавали теоретические дисциплины, обучали пользоваться огнестрельным оружием и взрывчатыми веществами.

Вопрос: Кто же вас обучал всему этому?

Ответ: Этого я не знаю. Во всяком случае, наши преподаватели имели хорошую подготовку и располагали всем необходимым: слайдами, таблицами, графиками, специальной литературой и т. д.

Вопрос: Какого рода работу поручало вам ЦРУ в столь юном возрасте?

Ответ: Главным образом я делал глушители для бесшумной стрельбы. Мой приятель время от времени приходил ко мне и просил сделать глушитель для того или иного пистолета. Изготовленные мной глушители легко можно было снять и выбросить после использования или спрятать в багажнике автомашины. Например, устройство для пулемета «максим» состояло из набора звукогасящих колец и было похоже на автомобильный глушитель. А однажды я сделал глушитель из декоративных колец, которые прикреплялись к цепочке из драгоценного металла. В результате это выглядело как дорогое женское колье. Еще один сборный глушитель я сделал из японских монет. Вы, наверное, знаете, что некоторые из них чеканятся прямо с дырками.

Вопрос: После школы вы поступили на работу в исследовательский институт?

Ответ: Да, вскоре после того, как меня выгнали из школы за взрывы и прочую чепуху. Сначала я работал в институте, затем в компании по производству технических средств для борьбы с уличными беспорядками. Позднее я основал собственную фирму, а потом, как я уже говорил, запродался компании, выпускавшей огнестрельное оружие.

Вопрос: Но вы сказали, что в период работы в этой компании вы не поддерживали никаких контактов с ЦРУ.

Ответ: Поначалу так оно и было. Но, очевидно, мои труды в области самодельных взрывчатых веществ сделали свое дело. Вскоре со мной связался один сотрудник компании и сообщил, что мне предстоит поработать на «одно интересное ведомство».

Ко мне пришли пять парней, и между нами состоялась беседа. Они не назвали себя, но я понял, что они из ЦРУ. В основном их интересовало место моей работы и ее характер.

Так были установлены новые связи. Более официальные. Вскоре по моей просьбе к сотрудничеству с ЦРУ был подключен и управляющий компанией. Я просто не мог взвалить на себя всю эту работу и хотел главным образом заниматься исследованиями. Сотрудники ЦРУ четко проинструктировали меня о необходимости соблюдения строжайшей тайны: никто не должен был знать о характере моих занятий.

Первое задание ЦРУ оказалось довольно трудоемким. Мне предстояло подготовить чтото вроде справочника или пособия, которому я дал шуточное название «Дневник дьявола». Это было руководство по изготовлению и использованию самодельного оружия, причем особое внимание уделялось не обычным взрывчатым веществам, а химическому и биологическому оружию. Книга была рассчитана на лиц, знающих химию в объеме средней школы.

Честно говоря, мне вся эта затея не оченьто понравилась. Я начал отдавать себе отчет в том, что собранная воедино информация подобного рода представляла бы большую опасность. Если бы эта книга попала в руки террористов, то они могли бы использовать содержащиеся в ней сведения для того, чтобы захватить и даже разрушить целые города, причем очень быстро и при минимальных финансовых затратах. Мне не зря приказали написать ее в единственном экземпляре, без копий.

Прежде всего я сделал обзор растительных ядов. Вы и представить не можете, сколько их существует! При соответствующей обработке из самых обычных растений, которые встречаются в каждом дворе, можно получить смертельные яды, которые весьма трудно распознать при вскрытии. Я составил инструкции по изготовлению ядов примерно из 40 растений. В ЦРУ были очень довольны моей работой.

Затем я приступил к биологическим системам. Я описал возбудителей различных болезней, которых без труда может «вырастить» каждый. Таких возбудителей очень много. Конечно, при работе с ними следует принимать все меры предосторожности, чтобы самому не стать жертвой. Это весьма опасное занятие.

Книгу о возбудителях болезней я подготовил очень оперативно. Мои шефы в ЦРУ были просто счастливы. Они сказали, что я должен заняться химическими средствами уничтожения. Я принялся за работу, используя для выделения отравляющих веществ самые простые исходные вещества.

Вопрос: Можете ли вы сказать, для чего были нужны ЦРУ ваши руководства?

Ответ: Я этого не знаю, но вот что интересно. Когда я писал «Дневник дьявола», меня специально попросили ориентироваться главным образом на материалы и растения, имеющиеся в США, то есть на растения, которые произрастают на территории США, а также на исходные материалы, которые продаются в наших магазинах. Я не знаю, что это означает, но здесь есть над чем задуматься.

Вопрос: Сколько же вам заплатили за эту книгу?

Ответ: В то время я не получал денег непосредственно от ЦРУ. Деньги поступали на счет компании, в которой я работал. Я оценивал стоимость работы по тому, или иному проекту, докладывал моему начальству, и оно уже заботилось обо всех административных деталях. Не имею представления, как распределялись эти деньги, кто знал о них и что с ними делали.

Вопрос: Значит, ваше руководство считало, что работа на ЦРУ является частью вашей работы в компании?

Ответ: Да. У меня была приличная зарплата, и я был счастлив. Я пользовался многими дополнительными льготами. Например, мне выделили большой автомобиль с телефоном и тайником, где хранился револьвер. Там же, под приборной доской, был спрятан укороченный до 18 дюймов (около 46 сантиметров) автомат, каким обычно пользуется мафия.

Вопрос: В чем состояло следующее задание ЦРУ?

Ответ: Я уже упоминал о разработке специального патрона калибра 5,6 мм с разрывной пулей. ЦРУ очень заинтересовалось этим. Мне сказали: «Не могли бы вы разработать такой патрон с повышенной убойной силой?» Патрон калибра 5,6 мм, который я изготовил, был, по сути дела, сверхминиатюрной бомбой замедленного действия. Первые патроны я испытывал сам, стреляя из пистолета «хай стандард» с глушителем типа «сионик».

Мой приятель из ЦРУ вынес на задний двор толстый, в 200 страниц, телефонный справочник, и я выстрелил в него с расстояния примерно 5 метров. Эта штука пробила в справочнике такую дыру, что в нее можно было просунуть кулак. Звук выстрела был очень слабый и напоминал глухой тяжелый удар. Чтобы выстрел производил меньше шума, я подбирал заряд, сообщавший пуле дозвуковую скорость. «Черт возьми, поразительно!» — воскликнул парень из ЦРУ. Затем он поинтересовался, сможет ли такая пуля пробить военный мундир или шинель советского образца, не потеряв своей убойной силы. Ведь начальная скорость пули была такой небольшой.

Мы решили испытать действие новой пули на живых мишенях. Я попросил своего приятеля из ЦРУ достать мне шинели советского производства.

Для испытаний мы взяли живых овец и надели на них шинели. Никто на работе не знал об этом. Мы проделали все это в День благодарения. Со мной было два парня: мой приятель и другой, который выступал в качестве свидетеля. У него была кинокамера и фотоаппарат с 35–мм пленкой. Мы пользовались пистолетом «хай стандард» с глушителем типа «сионик», пистолетом «вальтер», к которому подходит тот же глушитель, и пистолетом — пулеметом «венус» — малоизвестным многоствольным оружием с огромной скорострельностью. Его сдвоенная обойма заряжается патронами калибра 5,6 мм.

Вопрос: Какова же скорострельность «венуса»?

Ответ: О, просто фантастическая! Попытаюсь подсчитать. В каждой обойме по 50 патронов, а обе обоймы расходуются за 1,2 секунды. Значит, выходит примерно 5000 выстрелов в минуту.

Вопрос: Это секретное оружие?

Ответ: То, что оно существует, известно. Но не каждый знает о его назначении. «Венус» можно носить на специальном креплении под мышкой. Тот пистолет — пулемет, которым мы пользовались, имел в длину примерно 38 см. Из такого оружия можно выпустить баснословное количество свинца в очень короткое время.

Вопрос: Кто надевал шинели на овец?

Ответ: Я. Вам когданибудь приходилось надевать шинель на овцу? Думаю, что нет. Я продел задние ноги овцы в проймы рукава. Это была первая американская овца в русской шинели, и я невольно подумал, как, должно быть, все смешно выглядит со стороны. Первой овце мы выстрелили в грудную клетку и, конечно, мгновенно убили ее. Второй мы выстрелили в переднюю ногу. К всеобщему удивлению, и в этом случае смерть наступила мгновенно.

Затем мы зарядили пистолет-пулемет «венус» со спаренным глушителем. При стрельбе шум был настолько непонятный, что невозможно было определить по нему, что это выстрелы. В результате от третьей овцы в мгновение ока осталось лишь месиво. Совершенно невероятно: сто патронов было выпущено за 1,2 секунды. Овца буквально разлетелась на куски. Причем оказалось, что убита и четвертая овца. Мы не стреляли в нее, но пуль вылетело так много, что некоторые прошили третью овцу насквозь и попали в четвертую.

Вопрос: ЦРУ было довольно результатами?

Ответ: Безусловно. Они сразу заказали мне 5000 патронов. После этого меня спросили, что еще можно сделать с этой штукой? Можно ли еще усовершенствовать патрон, чтобы повысить его «полезность»? «Господи! Куда же больше?» — поинтересовался я. Мне спокойно объяснили: «Нам бы хотелось иметь чтонибудь менее драматическое. Видите ли, при полете в самолете не годится убивать человека, проделывая в его грудной клетке дыру величиной с кулак. Это слишком заметно».

Я ответил: «Да, вы, пожалуй, правы: это была бы грязная работа».

Тогда я изготовил несколько патронов с крайне малым зарядом, пуля вылетала почти без шума и с очень небольшой скоростью. При проникновении в тело жертвы у пули отламывался конец, таким образом можно было вводить в организм все, что вы только захотите. В некоторые из таких пуль я помещал высушенный яд кобры или тигровой змеи. Я не понимал, зачем в пули, которые и без того смертельны, нужно вводить яды. Мне казалось, что просто в ЦРУ много людей типа Джеймса Бонда: они стремятся иметь в своем арсенале как можно больше всяких необычных устройств. Моя новая пуля им очень понравилась.

Вопрос: Эта пуля скорее извращенная, чем хитроумная штука. А было ли чтонибудь более хитрое?

Ответ: Да, было. Мне сказали: «Представьте, что в глухом месте вас окружила толпа беспощадных дикарей. Что бы вы стали делать?» Мне пришлось основательно пошевелить мозгами, прежде чем я сказал: «Огнеметное оружие психологически было бы наиболее эффективным в такой ситуации. По — видимому, можно сделать нечто вроде огнемета карманных размеров».

Моя идея заинтриговала их. Но в обычных системах, которыми мы располагали, уйма всяких механических деталей. Во всяком случае, мне удалось придумать удивительно простую схему. Но особенно ЦРУ понравилось то, что этот огнемет можно быстро разобрать, положить в чемодан и везти куда угодно, не вызывая никаких подозрений. При любом досмотре пропустили бы пару не очень толстых обрезков металла: всегда можно было сказать, что это крепления для жокейского ремня. Никому бы и в голову не пришло, что на самом деле это страшное оружие.

Вопрос: Это была, вероятно, одна из ваших последних работ для ЦРУ?

Ответ: Моя последняя крупная работа была очень срочной. Мне поручили сделать бомбу, срабатывающую от изменения атмосферного давления, так называемую барометрическую, которая не взрывается, а при определенном давлении испускает ядовитый газ. По размерам она должна была быть очень маленькой. В ЦРУ мне сказали: «При минимальных размерах бомба должна обладать способностью уничтожить пассажиров и экипаж обычного коммерческого авиалайнера». Основное требование — невозможность обнаружения какихлибо следов после катастрофы самолета. Я изготовил для ЦРУ две такие бомбы.

Вопрос: Вы говорите, что это была ваша последняя работа. Что же заставило вас прервать сотрудничество с ЦРУ?

Ответ: Я заметил, что во мне происходят перемены психологического характера. Причем наиболее сильные перемены произошли тогда, когда я поступил на работу в компанию по производству огнестрельного оружия. Мне хотелось жить, а я создавал приспособления для убийства людей.

Вопрос: При такой работе возможны несчастные случаи?

Ответ: Конечно, надо контролировать себя, в противном случае можно сойти с ума. В общем, я был сломлен физически и морально. Меня довели до такого состояния, что я чувствовал: чтото должно произойти. Именно в это время у меня случился сердечный приступ. Я смог выйти на работу только через три месяца и был полон решимости покончить с тем, чем до сих пор занимался.

Кажется, всего через несколько дней после того, как я официально уволился из компании, мне позвонили домой, и я встретился с сотрудником ЦРУ. Ему якобы было поручено узнать о моем здоровье. Заодно он поинтересовался, чем я теперь занимаюсь, с кем встречаюсь и т. д. Он задавал мне безобидные и не связанные между собой вопросы. Когда я сказал, что больше не хочу работать на ЦРУ, меня стали расспрашивать о моих политических взглядах. Раньше эта тема никогда не затрагивалась. Но ведь они рассуждают так: если он не с нами — значит, против нас. Он спросил меня, не сохранил ли я копии «Дневника». Этот вопрос в достаточной мере раскрывал его мысли.

Я ответил: «Нет. Я ни с кем не связан и не намерен делать этого». В течение какогото времени мы с женой жили сносно, я занимался различной работой, давал консультации и т. п. Нам удавалось сводить концы с концами.

Вопрос: И вас оставили в покое?

Ответ: Не совсем. Я знаю, что за мной следили. На нашей улице за углом в любое время суток стоял автомобиль. Я даже знал в лицо одного парня, который следил за мной. Телефонные разговоры также подслушивались. Если я звонил приятелю и говорил: «Фред, я выйду из дома в такоето время», то на своем пути я обязательно встречал знакомый пикап.

Затем я стал сталкиваться с парнями из ЦРУ в самых необычных местах, например в маленьких ресторанчиках, куда никто из них никогда не заглядывает. Это делалось преднамеренно. Они хотели показать мне, что за мной следят.

Вопрос: Как выглядела ваша последняя встреча с ними?

Ответ: Мое последнее столкновение с ними произошло после того, как моя жена обнаружила за собой слежку. Она впервые поняла, что ктото неотступно следует за ней, и испугалась. Это и заставило меня действовать. Я назначил встречу двум типам из ЦРУ в ресторане. Они заказали виски и предложили мне выпить вместе с ними. Я отказался, сказав, что мне необходимо предупредить их кое о чем. Вкратце мое заявление сводилось к следующему: «Если вы не прекратите третировать меня, продолжать следить за мной и действовать так, будто я вовлечен в политическую заваруху, то пеняйте на себя. Я взорву канистру VX в центральной системе кондиционирования воздуха в Лэнгли. Если со мной или с моей семьей чтонибудь произойдет, то угроза все равно будет приведена в исполнение». Затем я поднялся и вышел из ресторана.

Вопрос: Вы их обманывали?

Ответ: Нет, я говорил правду. Я достаточно долго работал с биохимическим оружием и мог сделать все что угодно».

В «постскриптуме» к интервью сообщалось: во время подготовки этой беседы для печати «Мистер Смерть» внезапно скончался от разрыва сердца.

Нам трудно судить, существовал ли один «Мистер Смерть» или в этом интервью собраны признания нескольких «ангелов смерти» из «зондеркоманды» ЦРУ. Опровержений на интервью не последовало. Но признания «Мистера Смерть» во многом совпадают с материалами расследования преступлений ЦРУ, содержащихся в докладе сенатской комиссии Чёрча. Творениями покойного эксперта, судя по всему, продолжают пользоваться и поныне.

«Международный терроризм и ЦРУ: Документы, свидетельства, факты»,  Виталий Александрович Сырокомский, Лоллий Петрович Замойский, Борис Светов, Борис Рубенович Асоян, Олег Тарин

Tags: История
Subscribe

  • Горсть земли

    Голос командира полка, обычно такой твёрдый и раскатистый, звучал из телефона возбуждённо и незнакомо: — Доложите обстановку. Скорее!…

  • Гвардии рядовой

    Майор — человек, по всей видимости, бывалый, собранный и, как все настоящие воины, немногословный — рассказывал о нём с…

  • Последний день Матвея Кузьмина

    Матвей Кузьмин слыл среди односельчан нелюдимом. Жил он на отшибе от деревни, в маленькой ветхой избёнке, одиноко стоявшей на опушке леса,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments