fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Героический след в жизни




В металлургическом цехе работал с 1937 по 1942 год
загрузчиком Герой Советского Союза Миллер П. К.
Балхашский горно-металлургический комбинат.

Эта мемориальная доска появилась в 1965 году, в день, когда страна праздновала двадцатилетие Победы над гитлеровской Германией. И сразу в редакцию городской газеты пошли письма. За что удостоен П. К. Миллер высокого звания? Вернулся ли он с фронта? Где находится сейчас? Как сложилась его судьба? Эти вопросы интересовали людей разных специальностей: металлургов, обогатителей, строителей. Интересовали они и молодых балхашцев, и ветеранов города, тех, кто знал Петра Климентьевича, кому довелось с ним работать.


И совсем не простая задача — ответить на эти вопросы. Несколько дней ушло на поиски старожилов, знавших Миллера. Поиски, расспросы… Они ведут в Усть-Каменогорск.

Подлетаю к центру Восточного Казахстана. Соседка по самолету, учительница, когда мы разговорились, обрадованно сказала:

— Я его очень хорошо знаю. В почетные пионеры его принимали в нашей школе. Могу проводить. Да его найти нетрудно: попадете на улицу Рабочую — его там все знают.

Петра Климентьевича очень тронуло человеческое внимание, память балхашцев. С волнением рассматривал он фотографию мемориальной доски, которую я передал ему по поручению группы ветеранов комбината. Посыпались вопросы. Миллера интересовало все, что касается Балхаша: каков сейчас комбинат, кто из его старых друзей продолжает там трудиться, где сейчас центр города, в каком месте построили телевизионный центр, как озеленен Балхаш, много ли жилья там строится…

Интерес этот вполне понятен. Семь лет, прожитые Петром Климентьевичем в этом городе, оставили в его жизни неизгладимый след. Здесь он получил первую рабочую профессию — профессию металлурга. Здесь появилась семья, родились дети. Отсюда ушел сражаться с фашистами.

В Балхаш приехал он в 36-м году. Немногим раньше кавалерист Петр Миллер заканчивал службу в рядах Красной Армии. Молодые бойцы, готовясь к демобилизации, подумывали о том, как жить дальше, где приложить свои силы. А заманчивых дел в то время было немало: вся страна строилась. Однажды солдат собрали в клубе и перед ними выступил приехавший в часть представитель «Прибалхашстроя». Он рассказывал о том, что геологи нашли в безлюдной степи несметные природные богатства, что здесь со временем будет большой медеплавильный комбинат, вырастет город. И что для стройки нужны крепкие, выносливые, работящие люди.

Тут же в клубе началась запись добровольцев. Их оказалось немало.

Долгим был путь Петра Миллера и его товарищей по полку до Балхаша. Сначала добирались от Душанбе до Караганды. Здесь им сообщили, что придется на несколько дней задержаться: железную дорогу до Балхаша вот-вот должны закончить. Но в ожидании пришлось просидеть чуть ли не месяц. Потом медленно-медленно, в течение нескольких суток, поезд двигался по только что построенной дороге до станции Бертыс.

Вначале Петр работал в военизированной охране, потом пошел на стройку. Одновременно учился, участвовал в комсомольских субботниках и воскресниках.

И вот курсы закончены. Сдан в эксплуатацию и металлургический корпус. Все готово к первой плавке балхашской меди. Смене, где старшим загрузчиком Петр Миллер, поручается произвести загрузку отражательной печи. Это было волнующее зрелище. Сотни людей собрались в цех, чтобы быть свидетелями громадной важности события не только в жизни Балхаша, но и всей страны — рождения медеплавильного комбината.

— Никогда не забуду об этом, — говорит Петр Климентьевич. — Выбили шпур, и по желобу потекла раскаленная масса штейна. Что тут было! Кричат «ура!», все поздравляют друг друга, обнимают, целуют…

Без устали работал Петр Миллер. О нем, о его смене говорили с уважением, отмечали в приказах, писали в газетах.

Не было тогда в городе таких, как сейчас, дворцов, но молодежь, комсомольцы умели и в тех условиях интересно, с пользой проводить свой отдых. В армии Петр был отличным снайпером. И у него появилась мысль организовать кружок спортсменов-стрелков на комбинате. Желающих оказалось много. Миллер стал общественным инструктором Осоавиахима.

Кружковцы не только учились стрельбе, но и прыгали с парашютной вышки, совершали многокилометровые лыжные переходы.

В 1941 году город продолжал строиться. Были воздвигнуты новые корпуса комбината, выросли кварталы жилых зданий, школ, клубов. Люди трудились, мечтали, строили планы.

А 22 июня в степной город пришла весть о войне. В военкомат посыпались заявления балхашцев. Рвался на фронт и Петр.

Но сейчас, как никогда раньше, стране нужна была медь. Тем, кто стремился на фронт, отвечали: ваш фронт здесь, в цехах комбината.

На предприятии была введена железная дисциплина военного времени. Прогул — преступление. Опоздание на работу — преступление. И хотя люди работали нередко в две смены, эти требования соблюдались строго. Но как-то среди нарушителей оказался Миллер. А произошло это так. Он должен был заступить на смену в двенадцать ночи. Чтобы не проспать, пришел в цех за час до начала работы. Переоделся, присел на скамейке и задремал. Когда очнулся, часы показывали двадцать минут первого. Здорово ему досталось тогда. Но больше такого не случалось.

Шел второй год войны. Фронту нужны были солдаты. 5 мая 1942 года Петра Климентьевича провожали жена с сыном и дочерью, товарищи по работе.

Ускоренные курсы младших командиров. Фронт.

Петр Климентьевич хранит фотографии военных лет. Они напоминают ему о крепкой солдатской дружбе, о друзьях, с которыми он познал горечь поражений и радость побед.

С интересом рассматриваю я снимок, на котором Петр Миллер заснят вместе с комбатом Титовым и командиром минометной роты Изюмцевым, тоже Героем Советского Союза, большим другом Миллера. Фотография эта сделана в городе Станиславе. Там Петр Климентьевич лежал в госпитале после тяжелого ранения.

А вот Петр Миллер в чехословацком городе Кошице, в группе курсантов школы политработников.

О разных эпизодах напоминают ему эти фотографии. А те пятьдесят минут подвига, за которые ему присвоено звание Героя Советского Союза, Петру Климентьевичу не забыть никогда.

В 1943 году полк, в котором служил Петр Климентьевич, с упорными боями вышел к Днепру. В ночь на 26 октября старшего сержанта Миллера вызвали в штаб.

— Ваш взвод через час вместе с другими подразделениями должен форсировать реку. Подготовьте людей к переправе, — приказал командир.

Пять лодок, в одной из которых находился и Петр Миллер, скрылись в ночной мгле, сгустившейся над Днепром. Фашисты яростно обстреливали переправу.

Только одна лодка достигла противоположного берега. Из пяти бойцов в ней остались двое: Миллер и раненный в плечо Федор Паршин.

Окопавшись, они вступили в неравный бой. Уничтожив две огневые точки и около десятка фашистов, Миллер и его друг обеспечили переправу своего батальона.

На следующий день, расширяя плацдарм, гвардейцы перешли в наступление. Враг отчаянно сопротивлялся, цепляясь за каждый клочок земли, яростно бросаясь в контратаки. Петру Миллеру с группой солдат пришлось залечь за узкоколейкой. Четырежды гитлеровцы атаковали, но безуспешно. На поле боя дымились два фашистских танка. Был здесь и третий: он извергал смертоносный металл, но почему-то не двигался с места. Вдруг стрельба прекратилась. Три гитлеровца вылезли из люка и закопошились у танка — отказал мотор.

Со связкой гранат старший сержант пополз к танку. Вот он уже совсем рядом. Миллер что было сил швырнул связку. На месте взрыва остались убитые фашисты.

Однако враг, получив подкрепление, возобновил атаки. В это время части еще одной советской дивизии вышли к Днепру и тоже начали переправу. Им надо бы помочь, но полк, в котором служил Миллер, теснимый неприятелем, стал отходить к берегу. И тут у Петра появилась дерзкая мысль. Он влез в немецкий танк, захлопнул люк и открыл стрельбу по наступающим гитлеровцам.

Когда боеприпасы кончились, Петр взглянул на часы: 50 минут продолжался этот необычный бой.

А по броне уже стучали: «Рус, сдавайс!». Миллер достал пистолет, проверил обойму: всего три патрона. Два выпустил он в фашистов, открывавших люк. Третий оставил для себя. Надежды на спасение не было. Снова приподнялся люк. Петр поднес пистолет к виску и… услышал родное «ура!». Это соседняя дивизия, форсировав Днепр, перешла в наступление.

И вот уже один из наших офицеров, свидетель удивительного поединка, крепко обнимает Петра:

— Молодец, товарищ, выручил! Ты настоящий герой!

Вынув блокнот, он торопливо записывает имя, фамилию и номер части Петра.

Случались и другие истории. Было это под Киевом в небольшом дачном местечке. Ночью командира взвода противотанковых ружей Миллера вызвали в штаб. Идти метров триста, но туман такой, что немудрено и заблудиться.

Часа два искал штаб. Вот и голоса слышны, и вдруг совсем рядом:

— Хенде хох!

Петр метнулся в сторону.

— Хальт! — раздалось прямо в лицо.

Сильный удар сбил его с ног. Оглушили прикладом по голове, кто-то пнул в живот, рукояткой пистолета выбили зубы. Избитого, окровавленного, потерявшего сознание, его куда-то потащили. Потом очнулся. Ныло все тело, мучила жажда.

— Пить, — простонал Петр.

Его подтащили к луже. И когда он опустил голову, чтобы напиться, с силой толкнули в спину. Миллер рванулся; почувствовав, что высвободилась одна рука, набрал полную горсть песку и швырнул в фашиста. Тот дико заорал, закрыв руками глаза.

И снова удары. В голову, в живот, в спину. Бросили бить, потому что сами устали. Уверенные, что их пленник не может и пошевелиться, гитлеровцы сели передохнуть. Вскоре один задремал, другой взялся помогать пострадавшему. Еще двое сидели в стороне и посмеивались над пленником: предвкушали поощрение за пойманного «языка».

А мысль Петра напряженно искала выхода. Только хитрость может спасти его. А что, если?.. Он со стоном медленно приподнялся на колени. Фашисты равнодушно посмотрели в его сторону. А Петр, расстегивая брюки, стал жестами объяснять: надо, мол, по естественным надобностям. Солдаты заржали, а один из них, махнув рукой туда, где кусты, скомандовал:

— Шнель!

Шаг. Еще шаг. Рывок! И немецкий автомат в руках Петра. Несколько коротких очередей — и четверо гитлеровцев остались лежать у дороги. Пятый бросился бежать, но Петр догнал его и заставил поднять руки. Потом навесил на него все пять автоматов и повел в свой штаб.

Сдав пленного, явился к комбату.

— По вашему приказанию…

— Погоди, погоди, а что это у тебя за вид?

Миллер рассказал обо всем.

Комбат сначала расхохотался, но потом глаза его посуровели.

— Сейчас не грех и посмеяться, но могло быть и хуже. А «языка» твоего надо будет к Вилли направить. Не знаком с ним? Славный парень. Скоро месяц как перешел на нашу сторону. Фашистов ненавидит люто. Отец его коммунист, расстрелянный гестаповцами… Ну да ладно. Пока приведи себя в порядок, отдохни немного. Потом приходи: получишь задание.

К вечеру Миллер снова явился к комбату. Командир подвел его к карте.

— Вот здесь, по данным разведки, которые подтвердил доставленный тобой фашист, ожидается наступление танковой колонны. Придется тебе со своими ребятами встретить ее.

Миллер со взводом обосновался у берега небольшой речушки. Вскоре послышался гул моторов. Из-за бугорка вынырнул бронетранспортер, а за ним — группа танков. Когда расстояние сократилось метров до пятидесяти, бойцы дали залп. Объятые пламенем, бронетранспортер и следовавший за ним танк остановились. Остальные повернули обратно.

Старший сержант взял двух бойцов и вместе с ними пополз к подбитым машинам. Когда добрались до бронетранспортера, из люка поднялась рука с белой материей. А потом показались два фашиста. Миллер решил проверить содержимое бронетранспортера. К большому удивлению, обнаружил в нем два мешка сахару, мешок муки и чемоданчик, наполненный золотыми кольцами, серьгами, медальонами.

С пленными и трофеями солдаты отправились в свое подразделение.

Но надо же такой беде случиться: по пути в свой батальон Петр был ранен в ногу.

Опять госпиталь.

Здесь и прочитал он Указ о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Так высоко Президиум Верховного Совета СССР оценил те пятьдесят минут, что провел Миллер в фашистском танке. Петра Климентьевича тепло поздравляли врачи, сестры, раненые.

Врачи требовали, чтобы он полежал еще несколько дней, но Петр настаивал:

— Отпустите, а то все равно убегу. Могу ли я теперь отлеживаться?

И снова Миллер на передовой, подбивает вражеские танки, уничтожает гитлеровцев. Участвует в освобождении Украины. Снова был ранен на Карпатах. Немного подлечился — и опять бои, теперь уже в Чехословакии.

Перед самым концом войны его направили на учебу в офицерскую школу. Здесь и встретил он День Победы.
* * *

А как сложилась жизнь Петра Климентьевича после войны?

Жена его, Федосья Андреевна, еще в 1944 году переехала в Усть-Каменогорск к родителям. Петр Климентьевич приехал с фронта к семье. Да так и остался здесь. Стал работать на свинцово-цинковом комбинате. И хорошо работал, о чем свидетельствуют его трудовые награды: грамоты, благодарности.

Несколько лет назад ушел Петр Климентьевич на пенсию. Живет с женой и сыном Юрием в домике, который построил своими руками. Сын, отслужив в армии, работает на ТЭЦ.

Здесь же, в Усть-Каменогорске, живет и дочь Петра Климентьевича Валентина. У нее уже своя семья.

А Петр Климентьевич, став пенсионером, не сидит без дела. Он активный общественник: возглавляет уличный комитет, является нештатным уполномоченным милиции. Его часто можно видеть в кругу молодежи, выступающим перед школьниками, комсомольцами. Он напутствует молодых ребят, уходящих в армию, рассказывает им об огненных годах войны.

…Когда мы прощались с Петром Климентьевичем в аэропорту, он обещал приехать погостить в Балхаш, просил передать сердечный привет всем помнящим его товарищам.

Свое слово он сдержал. Вскоре балхашцы тепло встречали Героя. С волнением ходил он по улицам города, в котором прошла его комсомольская юность, с интересом знакомился с медным гигантом, который неузнаваемо изменился за последние годы. Состоялись сердечные беседы с товарищами, с которыми когда-то вместе работал в металлургическом цехе, с комсомольцами комбината, с пионерами балхашских школ. Петр Климентьевич поделился воспоминаниями о боях с фашистами, рассказал о товарищах по оружию.

Уже много лет не живет Петр Климентьевич Миллер в Балхаше. Но балхашцы считают его своим земляком, гордятся его подвигом.
В. ГИРШ, младший лейтенант запаса,1969г.

Tags: История
Subscribe

  • Корабли науки

    Американские эксперты полагают, что, если к концу XXI столетия запасы нефти, газа, меди, олова, золота и других полезных ископаемых на суше…

  • Морские буровые

    Первые попытки добычи нефти со дна моря начались еще в третьем десятилетии XIX века. Однако лишь в 1949 году была создана автономная буровая…

  • Корабль снабжения «Витус Беринг»

    Известно, что в последние десятилетия развитие морского флота идет по пути создания специализированных судов – газовозов,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments