fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Бои в Берлине носят весьма своеобразный характер



Берлин в огне. Война бушует в самой немецкой столице. Враг яростно сопротивляется, и это увеличивает пламя пожаров.

На канале, с которого только что сбросили немцев, саперы налаживают разрушенный мост. Рухнули железобетонные перекрытия, торчат над водной гладью остатки узорных перил. Но уже через весь этот хаос переброшен деревянный настил, и красноармейцы, сняв гимнастерки, лихо постукивают топорами. Работами руководит лейтенант Евграфов. Спустя два-три часа мост будет готов. Но ждать некогда. Поэтому справа и слева вдоль всего извилистого канала кишат люди. Каждый стремится переправиться, как может.


У пехотинцев дела идут лучше всех. Они шагают прямо по воде, вытаскивая друг друга за руки на отвесную стену канала. Кто-то в другом месте запрудил воду битой техникой немцев. Здесь свалены в кучу повозки, торчат стволы огромных зенитных пушек, а сверху наложены в ряд борты немецких автомобилей.

— Пробуй! — кричит чумазый танкист. Машину заводят. Лязгая гусеницами, танк вползает на баррикаду. «Мост» хрустит, оседает, но всё же выдерживает. Танки проходят через канал.

В парке одного из районов Берлина ведут перестрелку разведчики под командованием старшего лейтенанта Кочунова. Это прославленные бойцы N Краснознаменной дивизии. Как и в предыдущих боях, они сегодня опять впереди, а в тылу у них еще гремит жаркий бой. Разведчики поклялись первыми вступить в этот район, и они это сделали.

Танкисты Героя Советского Союза гвардии старшего лейтенанта Гранкина рвались туда же, но их задержали тяжелые немецкие орудия, установленные в развалинах зданий. Развалин здесь много. Десятки корпусов зияют черными глазницами выбитых окон. Жить в таких зданиях невозможно, но зато очень удобно вести оборонительные бои. Немцы это учли и понаставили пушек везде, где только возможно. Однако и наши люди научились воевать в городах. Наткнувшись на сопротивление, они пошли в обход этого района и проникли к метро.

Свистнул снаряд и с грохотом разорвался на мостовой.

— Видите? — сказал офицер Шустов, выехавший сюда для уточнения обстановки. — Бьет гадина от станции метрополитена и держит под огнем сразу две улицы. Пехота прошла, а немцы появились опять.

Бои в Берлине носят весьма своеобразный характер. Здесь трудно прочертить четкую линию переднего края. Перестрелка идет впереди, грохочут орудия в занятых кварталах, неожиданно возникают бои в относительно глубоком тылу. Немцы, основательно укрепив город, соорудили в нем много скрытых огневых точек.

Из-за развалин зданий, сквозь амбразуры в толстых стенах домов бьют пушки и крупнокалиберные пулеметы, а на перекрестках больших улиц попадаются железобетонные доты. Наши штурмовые отряды ликвидируют эти очаги сопротивления, и пехота проходит вперед. Но бывает и так, что враг притаится, пропустит пехоту, а потом бьет по танкам, и тогда на пройденном рубеже вновь разгорается бой.

Нечто подобное произошло на одном перекрестке улиц, которым еще утром овладели наша пехота и самоходная артиллерия. Среди дня здесь вдруг возникли бои. Выяснилось, что немцы перебросили из центра города через тоннели метро свежие силы. На перекрестке опять появился противник. Из-под земли вылезли автоматчики, следом за ними стали выкатываться и орудия. Улицы слова оказались под немецким огнем.

Успех дела решали минуты. Надо было немедленно захватить станцию метрополитена и замуровать немцев в тоннелям. Иначе они могли расползтись по окружающим кварталам и создать серьезную угрозу нашей коммуникации в городе.

Гвардии старший лейтенант Гранкин быстро сообщил в штаб о появлении противника. На место прибыл общевойсковой офицер. Следом за ним под’ехали на автомашинам два взвода пехоты. Их сопровождали четыре самоходных орудия крупного калибра. Пехотинцы спрыгнули на землю и, прижимаясь к стенам домов, пошли вперед. Загремели выстрелы автоматов, разрывы гранат. Грохоча мотором и гусеницами, поползло самоходное орудие, за ним второе. Два других орудия, проскочив переулками, двинулись на перекресток с другой стороны. Повсюду загремели орудийные выстрелы. Немцы пытались отвечать, но их огонь был мало действителен, потому что на район перекрестка обрушили свой удар наши минометчики. Стреляя дымовыми и осколочными минами, они ослепили врага. Пехота пошла вперед под прикрытием дыма.

Бой длился около часа, и станция метрополитена снова оказалась в наших руках. Танки проскочили вперед, за ними двинулась колонна автомашин с боеприпасами. Чтобы застраховать себя от повторения подобного случая, наша пехота проникла внутрь станции и установила там пулеметы, обращенные стволами на выходы из-под земли. Артиллеристы ухитрились втянуть в метро три небольших пушки, чтобы бить в случае необходимости вдоль тоннелей.

Бои охватывают всё новые и новые кварталы Берлина. Бойцы, офицеры, подразделения, целые части отказываются от отдыха, медленно, но упорно продвигаясь вперед. Вчера командование предложило отдых бойцам офицера Чекулаева, которые семь суток подряд вели наступление и одними из первых ворвались в Берлин, захватив несколько важных промышленных об’ектов. Им хотели дать отдых.

— Никто из нас не устал, — заявили бойцы и офицеры.

У развалин одного завода мы встретили старшего лейтенанта Готовкина — командира роты автоматчиков, и лейтенанта Деревягина — командира роты самоходных орудий, Оба они москвичи. Деревягин был студентом Московского педагогического института, в котором Готовкин преподавал историю. В октябре 1941 года они добровольно пошли на защиту Москвы, с тех пор не виделись и вдруг неожиданно встретились в Берлине, где им вместе пришлось штурмовать завод. Под прикрытием автоматного и пулеметного огня тяжелые самоходные орудия Деревягина подошли к заводу и выстрелами в упор заставили немцев покинуть восточные цехи. Тогда на территорию завода немедленно проникли автоматчики Готовкина. К утру один из самых сильных опорных пунктов неприятеля в этом районе был в наших руках.

Теперь рота Готовкина вела бой за окруженный высокими деревьями угловой особняк с большими окнами, заложенными кирпичом. Дом дымился. На крыше и вокруг него рвались наши снаряды. Сквозь дым и пыль время от времени виднелись огоньки в окнах — это стреляли немцы.

После артиллерийской обработки рота поползла к особняку. Окна, стены, подвал его снова заговорили огнем, заухали разрывы гранат.

Над городом в это время появилась шестерка наших штурмовиков. Небо мгновенно покрылось разрывами немецких зенитных снарядов. Штурмовики развернулись и пошли в поле. Сквозь гул зениток отчетливо донеслись разрывы бомб. Четыре немецких истребителя погнались было за штурмовиками, но были перехвачены нашими истребителями.

Грохотала земля, дымились дома. Бой шел на улицах и в воздухе. Штурм особняка продолжался. Соседняя рота ворвалась в него с тыла и забросала подвал гранатами.

Вскоре Готовкин пригласил нас осмотреть этот серый берлинский дом. Внутри он мало пострадал от артиллерийского огня, но в просторных комнатах все было перевернуто. На полу валялась разбитая посуда. У всех шкафов были выдраны дверцы. Здесь основательно поработали немецкие солдаты.

Через час в особняк переехал штаб стрелкового полка, только что введенного в бой. Командир его отдал приказ артиллерии бить по мостам через Шпрее.

Гудел и дымился Берлин, гудело и дымилось небо над ним. По улицам к центру города шли русские полки, батареи русской артиллерии, мчались автомашины и танки. Навстречу им вели пленных. //Подполковник Л.Высокоостровский, подполковник П.Трояновский. 1-й БЕЛОРУССКИЙ ФРОНТ, 24 апреля. (По телеграфу).
Л.Высокоостровский, П.Трояновский, «Красная звезда» №97, 25 апреля 1945 года

Tags: История
Subscribe

  • С фотоаппаратом и камерой

    Более трех тысяч прыжков совершил Роберт Иванович Силин. Он не только высококлассный парашютист, но и высококачественный фотограф и…

  • С предельной высоты

    Есть практическая необходимость и в совершении прыжков с предельно больших высот. Парашютисты наши прыгают с 15–16 и более километров,…

  • Секунды мужества

    Знаете, сколько их набралось на счету Ивана Ивановича Савкина? Около 300 000! Говоря по-другому, это означает, что он провел под куполом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments