fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Над рейхстагом водружено знамя нашей победы



Час за часом сжимается наше кольцо вокруг немецких войск, окруженных в Берлине. Давно сломана оборона противника на окраинах, вырваны из фашистских рук целые районы этого большого города, и бои переместились уже непосредственно к центру. Враг, зажатый в основном между рекой Шпрее и Ландвер каналом, предпринимает отчаянные усилия удержать за собой хорошо подготовленные к обороне рубежи в городе.

Сейчас в Берлине ночью светло, как днем. Вспышки сотен орудий, трассы «катюш», россыпь ракетных огней и пламя пожаров озаряют кварталы. Лишь черные тени, отбрасываемые на площади, улицы, парки, свидетельствуют, что это всё же ночь. Тени колеблются, передвигаются с места на место, исчезают и опять появляются, а наши бойцы, в то время, как пламя где-нибудь чуть загасает и тень разрастается, рывком идут вперед. В такие минуты в общем грохоте боя рождаются новые звуки.

Вот нарастает шуршащий гул. Это ползут по закопченному небу вражеские самолеты.


— Транспортные, наверное, кресты фрицам везут, чтобы им помирать легче было, — иронизирует кто-то во тьме, и все подымают вверх головы.

В тучах дыма видны лишь разрывы наших зениток. Еще недавно бисером этих огней небо усеивали немцы, но теперь положение изменилось. Добрую часть заоблачных высот над Берлином контролируют наши зенитчики.

Небо, то свинцово-черное, то желто-оранжевое вдруг озаряется ослепительно режущим глаза светом, а потом, секунду спустя, на фоне этого пламени появляется растущий огненный ком.

Сбитый немецкий самолет с грохотом тонет в об'ятых пожарами корпусах кварталов. Правда, иным транспортным самолетам удается достигнуть центра Берлина, тогда они что-то сбрасывают на парашютах, возвращаются обратно, стремясь уйти на юг, юго-запад, и снова попадают под губительный огонь наших зениток.

Сегодня перед рассветом район близ рейхстага забрасывался уже не только авиабомбами и снарядами крупных калибров из орудий, поставленных вдалеке, но и обстреливался обыкновенными пехотными минами с небольших расстояний. В центре слышали немцы уже и нашу ручную гранату, и свист залетающих пуль.

То начали ближний бой за рейхстаг стрелковые подразделения, перешедшие с севера через Шпрее. Этим известием мы встретили утро.

Наступление на центральные районы немецкой столицы шло с востока, запада, севера и юга. Одновременно боевые порядки наших войск по мере приближения к цели уплотнялись, мощь и количество огня росли. Машины шли нескончаемым потоком; пушки разных калибров заняли все площади, парки и сады, примыкающие к центру. В небе от рассвета до темноты гудело множество советских бомбардировщиков, штурмовиков, истребителей.

советская авиация, авиация войны, авиация Второй мировой войны, сталинские соколы

Немцы со своей стороны тоже предпринимали энергичные меры к защите своих последних очагов сопротивления, всех этих улиц и площадей с министерствами и музеями, с рейхстагом и имперской канцелярией, с памятниками былой славы и грабежа.

Парк Тиргартен, на углу которого рядом с Шпрее стоит немецкий рейхстаг, каждую минуту бросал на наши войска тысячи снарядов и мин, поливал их бесконечным и предельно густым автоматно-пулеметным огнем.

На берегах Шпрее сошлись две огромные силы. Переправа через реку временами казалась совершенно невозможной. Вода бурлила от беспрерывных взрывов, тысячи пуль, как ливень, покрывали ее рябью. Но переправа шла. Убитых заменяли живые, раненые не уходили со своих постов. По узким штурмовым мостикам бежали к рейхстагу пехотинцы с автоматами, артиллеристы помогали саперам исправлять повреждения на мостах и тут же перекатывали свои пушки на тот берег. С закрытыми люками, иногда стреляя на ходу, переходили мосты наши танки и самоходные орудия.

— Берегись! — раздавался голос дежурного, когда вдруг в воздухе свистел снаряд или выли мины.

Переправившиеся исчезали за постройками на том берегу. А переправа всё шла и шла.

И вот наши войска начали штурм рейхстага. Огромное количество больших и малых пушек, гвардейских минометов обрушили свой огонь на парк Тиргартен, рейхстаг, на Геринг-штрассе. Танки, полевые пушки, орудия дивизионной артиллерии вели огонь по целям с открытых позиций.

Стонала, дрожала земля, огонь и дым застилали весь центр немецкой столицы.

Пехота бросилась на приступ и полезла через баррикады, перепрыгивала через рвы, врывалась в немецкие траншеи.

Там и здесь вспыхивали рукопашные схватки, завязывались короткие, но жестокие огневые дуэли.

Несмотря на сильную артиллерийскую подготовку, у немцев сохранилось много огневых средств. Их пушки и пулеметы были спрятаны за толстыми стенами каменных строений, за бронеплитами и под бронеколпаками.

Снова била наша артиллерия и самолеты сбрасывали бомбы. Пехота продвигалась медленно, она шагала по вражеским трупам, иногда отходила назад, потом снова бросалась на противника.

А когда безымянный герой, фамилию которого сию минуту установить трудно, вырвался вперед и развернул красное знамя, автоматные выстрелы и грохот орудий были заглушены мощным криком «ура». Сильнее пушек, громче разрыва бомб гремел красноармейский боевой клич. Все солдаты бросились вслед за знаменосцем, сорвались с мест танки, пушки. Вот лавина бойцов достигла парка. «Ура» раздалось за рейхстагом, а через несколько минут над зданием бывшего немецкого парламента полыхнул на ветру алый стяг — символ нашей победы.

Бой не утихал. Воины Красной Армии продолжали очищать центр Берлина от противника. // Подполковник Л.Высокоостровский. Подполковник П.Трояновский.
«Красная звезда» №102, 1 мая 1945 года

Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments