fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Система оболванивания в германской армии



Звериная жестокость и чудовищная, омерзительная тупость гитлеровских убийц могла возникнуть лишь на почве фашистской Германии — с ее исключительной безыдейностью, моральной и культурной опустошенностью. Что особенно поражает у пленных немецких солдат и офицеров — это их совершенно небывалая духовная нищета, непостижимая степень невежества, умственного и нравственного одичания. Они грамотны, т.е. умеют читать, писать, считать — ровно настолько, насколько это необходимо для владения современным оружием, для чтения приказов, для писания писем и ведения дневников.
Кажется удивительным и необ’яснимым, каким образом в стране, некогда внесшей немалый вклад в сокровищницу мировой науки и культуры, могли вырасти миллионы примитивных существ, в чьем духовном мире нет и следа каких бы то ни было признаков цивилизации, и многочисленные слои населения могут довольствоваться идейным багажом первобытных пещерных обитателей.


Разгадка всех этих «секретов» — в той, поистине, вандальской расправе, которую гитлеровцы учинили над культурой, над наукой, над всеми духовными ценностями в захваченной и обесчещенной ими Германии. Еще задолго до того, как фашистские пикирующие бомбардировщики стали с людоедской свирепостью разрушать мирные города и села, в Германии было предано разрушению все, что хотя бы отдаленно напоминает о разуме, об интеллекте, о человеческой морали, о человеческих чувствах. Своим знаменем фашизм открыто провозгласил всеобщее одичание, стопроцентное варварство. Истребление всего мыслящего было первым актом гитлеровцев, когда они дорвались до власти. Фашистская Германия стала инкубатором двуногого зверья.

* * *

Огромной отупляющей и оглупляющей машиной является гитлеровская армия. В германской армии солдат учат не только владеть совершенным автоматическим оружием, их учат также перестать быть людьми, их превращают в бездумные и бездушные автоматы.

Известное представление о той работе по оглуплению и отуплению людей, которая систематически и беспрерывно проводится в гитлеровской армии, дают материалы по «духовному воспитанию войск», недавно попавшие в руки одной из наших частей на Западном фронте. Это — три документа:

1) Подписанный еще фон Браухичем приказ верховного командования гитлеровской армии под заглавием «Воспитание мировоззрения и духовное воспитание армии».

2) Приказ «Основные положения по духовному воспитанию войск», подписанный командиром 216 германской пехотной дивизии генерал-майором бароном фон Гильза и

3) Приложение к этому приказу — перепечатка из сборника «Воспитание мировоззрения и духовное воспитание армии», являющаяся тезисами для бесед с солдатами.

В приказе Браухича говорится: «Предпосылкой каждого успеха в духовном воспитании, особенно на Востоке, является материальное обеспечение части — организация сносных жилищ, хорошего снабжения и питания». Далее об'ясняется, что все это должно быть достигнуто «подручными средствами». Иными словами — предпосылкой «духовного воспитания» гитлеровских бандитов об'является грабеж и разбой. Такова почва, на которой семена «национал-социалистского мировоззрения» должны дать богатые всходы.

В приказе Гильза, дивизия которого, по-видимому, недавно попала на советско-германский фронт из Франции, говорится, что «духовное воспитание» в специально созданных кружках служит действенным средством для того, чтобы «избежать бегания солдат после службы по французским кабакам или по сомнительным женским будуарам». Иными словами — «национал-социалистское воспитание» об'является своего рода эрзацем солдатской бордели.

Такова роль «духовного воспитания», которая отводится ему самими гитлеровскими генералами: кружки должны заполнять досуг солдата после его подвигов на поприще грабежа и разбоя, они должны с успехом заменять ему утехи публичного дома. Этими координатами определяется место «национал-социалистского воспитания» в солдатской жизни. Что оно иного места не может занимать, свидетельствует содержание фашистской «воспитательной работы», изложенное в документах.

Согласно приказа Браухича «материал по вопросам мировоззрения при планомерном изложении распределяется по четырем основным темам:

1. Немецкий народ.
2. Германская империя.
3. Немецкое жизненное пространство
4. Национал-социализм».

Приложенные к приказам тезисы этих тем передают аромат того варева, которым изо дня в день заливаются черепные коробки гитлеровских солдат.

* * *

В разработке первой темы, озаглавленной «Немецкий народ», нет, разумеется, ни единого звука о подлинной жизни немецкого народа, трудящихся масс, о его культуре, задушенной фашистскими варварами. Взамен преподносится тошнотворная проповедь о том, что немцам-де все дозволено, ибо они — высшая раса, прочие же расы — восточная, азиатская и другие, годны лишь быть рабами арийцев. Вся разработка заполнена человеконенавистнической белибердой насчет «нордической расы», ее «телесных и духовных признаков», ее якобы «особых качеств в мирное и военное время». Солдатам на советско-германском фронте остается догадаться, что «особым качеством» нордической расы в мирное время является — быть покорными рабами гитлеровской банды преступников; в военное же время — быть слепым орудием империалистического разбоя.

Впрочем, среди людоедской мистики насчет «чистоты крови» и тому подобной чертовщины неожиданно появляется весьма практический тезис: «Каждый новорожденный мальчик через 20 лет будет солдатом». Недурное утешение для нынешних гитлеровских солдат — особенно в тех случаях, когда их части тщетно ждут давно обещанной смены. Те же солдаты, у которых еще не окончательно атрофирована способность к мышлению, могут сделать отсюда вывод, что гитлеровские авантюристы, не рассчитывая на благоприятный для них исход нынешней войны, уже подумывают о том, что ее необходимо будет «переиграть» через двадцать лет, подобно тому, как они сейчас пытаются «переиграть» войну 1914—1918 гг., кончившуюся плачевно для германского империализма. Каждые 20 лет война — вот перспектива, которую рисуют гитлеровскому солдату его «воспитатели» в генеральских и офицерских погонах. Эта перспектива будет похоронена вместе с гитлеровской кликой.

В разработке второй темы, озаглавленной «Германская империя», квинт-эссенция содержится в следующем тезисе: «Легче управлять 500 миллионов неграмотных, чем 100 миллионов образованных и самостоятельно мыслящих людей».

Бешеная ненависть гитлеровцев к образованию, их животный страх перед просвещением, их презрение к науке, к истине, дифирамбы, которые они воспевают невежеству, темноте, мракобесию, — все это достаточно хорошо известно. Самовлюбленный недоучка Гитлер в узком кругу приближенных, благоговейно смотрящих ему в рот, провозглашал, что «мы живем в конце эпохи рассудка», что «мы варвары и хотим быть варварами», что «культура, цивилизация, гуманность и т.п. есть глупость, трусость и самомнение». В том же узком кругу он с исключительным цинизмом заявлял: «Чем ниже культурный уровень рабочего класса и всего народа, тем больше у нас шансов удержать власть». Рисуя «блестящее» будущее европейских народов в запланированном им тысячелетнем царстве «нового порядка», Гитлер заявил: «Для того, чтобы подметать улицы и рыть картофель, образования не потребуется».

«Ученье — вот чума, ученость — вот причина» — эта фамусовская сентенция, выражающая отношение мракобесов всех времен к образованию, их тревожный страх перед светом человеческого разума стала законом фашистского строя. Гитлеровские пропагандисты заявляют своим солдатам: вы должны победить весь мир своим невежеством, своей темнотой и отсталостью. Таков смысл тезиса о том, что легче управлять 500 миллионов неграмотных, чем 100 миллионами образованных и самостоятельно мыслящих людей.

Итак, фашисты считают образование для немецкого народа излишним. Думать в фашистской Германии не полагается, ибо «за всех» думает и решает «фюрер». Тезисы именно в этом и видят суть строя нынешней Германии. В них прямо говорится, что в германской империи «вершина — фюрер». Германское государство так и называется там «вождевым». Народу и его представителям нет места в политической жизни гитлеровской Германии. Тезисы об'являют народный парламент излишним, ибо «фюрер принимает окончательное решение. На этот счет в вождевом (авторитарном) государстве имеются строгие законы».

В разработке третьей темы, озаглавленной «Немецкое жизненное пространство», необходимость захвата чужих территорий в качестве «жизненного пространства» для Германии иллюстрируется следующим по мнению гитлеровских пропагандистов весьма популярным и доходчивым «примером из производственной жизни»:

«Конкуренция — борьба. Побеждают прилежные и предприимчивые. Борьба за районы сбыта, за рынки. Борьба за покупателя. Неспособный и ленивый терпит поражение. Наиболее способный становится «самостоятельным» и руководит предприятием. Остальные, сообразно их способностям, включаются в «хозяйственное предприятие». Они живут от него, работают для него и тем самым для себя. То же и в жизненном пространстве. Способный и великий народ должен руководить хозяйством в «жизненном пространстве».

Итак, все к лучшему в этом лучшем из миров. Повсюду господствуют вечные законы конкуренции — борьбы всех против всех. Допустим в каком-нибудь захолустном немецком городишке существует пять табачных лавчонок или пять трактиров. В ходе борьбы за покупателя, борьбы за рынки сбыта «наиболее способный», скажем, господин Мюллер, одерживает верх над своими «неспособными и ленивыми» конкурентами, Майером, Шульце и другими. Последние поступают в предприятие Мюллера в качестве наемных рабочих, «живут от него, работают для него и тем самым для себя». Те же «незыблемые» законы, согласно фашистской премудрости, регулируют отношения между нациями. В тезисах говорится: «Где остаются малые народы? Ответ: под опекой больших народов, как жители на жизненном пространстве больших наций».

Не трудно увидеть, что весь «идеологический» арсенал гитлеризма состоит из идеек и мыслишек, подобранных среди отбросов умственного развития, на свалках давным давно обанкротившихся «учений», нещадно осмеянных реакционных бредней. Так обстоит дело и с этим тезисом, составляющим, несомненно, центральный пункт всей солдатской «словесности» в гитлеровской армии.

В отсталых условиях застойного мелкобуржуазного быта прошлых времен родилась худосочная идейка о том, будто конкуренция является дланью провидения, поднимающей ввысь наиболее достойных. Это мерзопакостное измышление было разбито впрах ходом исторического прогресса, ходом жизни, которым сотни тысяч, а затем и миллионы людей были брошены в котел капиталистической эксплоатации. Попытки об'явить всех, кто силою вещей попал в положение наемного рабочего, «неспособными и ленивыми», были скомпрометированы даже среди более умных слуг капитала. И вот эту каннибальскую идейку гитлеризм вытащил из помойной ямы истории, он проповедует распространение волчьих законов конкуренции на отношения между народами. В «новизне» фашистских измышлений насчет «жизненного пространства», где малым нациям разрешается жить лишь из милости на положении батраков, слышится давным давно обанкротившаяся реакционная старина.

Немецко-фашистские паразиты, живущие разбоем и грабежом, высасывающие все соки из покоренных ими трудолюбивых народов, об'являют со свойственным им подлым цинизмом себя производительным народом, а соседей — ленивыми. Этим вшивым воякам так и преподается в тезисах: «Леность и неспособность соседей (напр. Россия). Там никакого использования ни жизненного пространства, ни даже населяемого пространства (напр. Россия)». Наш великий советский народ построил за пятнадцать лет промышленность, превышающую то, что создано в Германии более, чем за столетие. И фашистские скоты, уничтожающие, топчущие и пожирающие продукты труда многих поколений, называют его ленивым и неспособным! Эта смешная ложь нужна гитлеровцам для того, чтобы толкать немецких солдат на еще более жестокие, еще более кошмарные преступления.

В разработке четвертой темы, озаглавленной «Национал-социализм», сущность этого якобы «нового мировоззрения» изложена следующим образом:

«Никакой пропасти между работодателем и работником. Оба совместно трудятся на одном и том же предприятии. Предприятие принадлежит им совместно. Голова и руки трудятся вместе, не врозь. Например: военный корабль создается работой головы и рук. Противоречия между ними создают опасность для предприятия. Оба — рабочие!»

Нетрудно заметить, что здесь перед нами пересказ пошлейшей басни Менения Агриппы, с помощью которой этот римский сенатор более двух тысяч лет назад пытался привести в повиновение взбунтовавшихся плебеев.

Эта вытащенная из-под пыли веков и чуть-чуть подновленная примером военного корабля побасенка вдалбливается в головы немцев всеми средствами. Но шила в мешке не утаишь. На каждом шагу действительность фашистской Германии красноречиво демонстрирует непроходимую пропасть между капиталистами и пролетариями, невиданную даже в других буржуазных странах эксплоатацию трудящихся. Сколько шулера из гитлеровского игорного дома ни будут твердить о «совместном владении предприятиями», — им не скрыть фашистской капиталистической действительности. Сколько бы они ни твердили, что крупнейший магнат германского капитала Крупп, получивший от Гитлера медаль «пионера... труда», такой же рабочий, как и голодный, обездоленный и бесправный германский пролетарий, — эта чудовищная по наглости и тупости ложь еще больше разоблачает всю гнусную фальшь фашистского режима.

* * *

Подобных примеров оглупления германских солдат в тезисах содержится бесчисленное множество, но и приведенных достаточно, чтобы сделать вывод о том, что цель этого «духовного воспитания» — искоренить из сознания германских солдат все остатки человеческих чувств, совершенно отучить их мыслить.

Немудрено, что одним из конечных выводов всей разработки в целом является тезис: «Запрещение политической деятельности для солдат». Недурной финал всего «духовного воспитания войск»!

Таков идейный реквизит, при помощи которого систематически, изо дня в день обрабатываются башки гитлеровских солдат. «Теория» дополняется соответствующей практикой разбоя, насилий, диких бесчинств, неслыханных зверств. Вся эта «система воспитания» рассчитана на то, чтобы лишить солдата образа и подобия человеческого, чтобы превратить его в хищного зверя. Солдаты воспитываются вроде того эсэсовца, который с дикарской откровенностью написал в письме: «Истинный немец уничтожает все живое, что попадается ему под руку».

Советским людям глубоко чуждо чувство расовой ненависти к другим народам, в том числе и к немецкому народу. Мы хорошо знаем, что те, кого эсэсовец называет «истинными немцами», сколько бы их ни было, на деле являются гнусными выродками немецкой нации, которых будут с чувством жгучего национального стыда вспоминать будущие поколения немцев. Но мы знаем также, что эти выродки пока что существуют, что их немало, что они все еще творят чудовищные злодеяния на нашей священной советской земле.

Ленин писал: «Никто не повинен в том, если он родился рабом: но раб, который не только чуждается стремлений к своей свободе, но оправдывает и прикрашивает свое рабство... такой раб есть вызывающий законное чувство негодования, презрения и омерзения холуй и хам».

Законное чувство негодования, презрения и омерзения вызывают обработанные фашистским ядом немецкие холуи и хамы, восторгающиеся своим рабством, своими цепями, своей палаческой функцией, своими подлыми кровавыми деяниями насильников, мародеров. Эти змееныши, вскормленные на фашистской лжи и мерзости, вызывают ненависть всего советского народа и его Красной Армии. Оболваненная немецко-фашистская армия обречена на гибель. // А.Леонтьев.
А.Леонтьев, «Красная звезда» №88, 15 апреля 1942 года

Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments