fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Корсиканец вырвался на волю





Александр I (Часть 8)

22 февраля 1815г. Меттерних получил сообщение, что Наполеон Бонапарт бежал с острова Эльба. Он пришел к Александру, чтобы лично сообщить о произошедшей катастрофе. Выслушав министра, император обнял его и предложил перед лицом глобальной опасности забыть прежние обиды. Государь чувствовал вину, ведь это он воспротивился отправке Наполеона на далекие Азорские острова.

Во время заседания он в запальчивости спросил у английского представителя герцога Веллингтона, как англичане могли допустить побег проклятого корсиканца? Вместо ответа герцог поинтересовался у императора, почему он настаивал на ссылке Наполеона на остров Эльба? 

Никто не знал, куда отправился Бонапарт, сбежав с острова, союзники гадали на кофейной гуще. Одни предполагали, что он отплыл в Америку, другие, что император укрылся в горной Швейцарии, и только Талейран не сомневался, Наполеон одержимый маниакальной идеей, предпримет попытку вернуть себе Францию. 
«Хромой дьявол» оказался прав, вскоре беглец высадился в бухте курортного городка Жюан-ле-Пен и оттуда двинулся на Париж. Город за городом приветствовал Наполеона, народ ликовал, убеленные сединами ветераны вставали под знамена своего «маленького капрала», маршал Ней вернулся к преданному им императору и получил полное прощение.
Людовик XVIII позорно бежал из своей столицы на юг Фландрии.

8 марта 1815г. Наполеон прибыл в горячо любимый им дворец Тюильри, где
ему в руки попал забытый французским королем англо-франко-австрийский договор, заключенный против России и Пруссии. Чтобы столкнуть союзников лбами император через русского посланника в Париже отправил копию «находки» Александру I.
Изучив бумаги, Государь впал в гнев, он приказал пригласить к нему Меттерниха, и вовремя встречи передал ему тройственное секретное соглашение. На австрийского министра напала беспрерывная икота, он не мог произнести и слова. Довольный произведенным эффектом Александр сочувственно похлопал его по плечу и предложил отложить тайную дипломатию до победы над узурпатором. Когда страсти улеглись, главы восьми союзных государств подписали антинаполеоновскую декларацию:
«Дворы, заключившие трактат парижский и ныне собравшиеся на общий конгресс в Вене, узнав о бегстве Наполеона Бонапарте с острова Эльбы и вторжении его с войсками во Францию, почитают себя обязанными, как для сохранения собственного достоинства, так и для выгод общественного порядка, объявить торжественно, с какими чувствами они взирают на сие происшествие.
Чрез нарушение конвенции, даровавшей ему остров Эльбу, Наполеон Бонапарте уничтожает сам свое единственное законное право на политическое существование; являясь снова во Франции, с замыслами мятежей и гибели, он сам себя лишает покрова законов и доказывает свету, что с ним не может быть договоров и мира.
Монархи Европы уверены, что вся Франция вооружится за своего государя законного и вскоре положит конец сим последним бессильным покушениям преступного властолюбия, но при том, одушевляясь одинаковыми чувствами и следуя одним правилам, объявляют, что, если, против всякого ожидания, впоследствии возникнет от сего происшествия какая-либо истинная опасность для короля и народа французского или иного правительства, то они будут готовы, по первому требованию, даровать им нужное для восстановления общей тишины пособие и совокупным; силами ополчиться на всех дерзающих нарушить оную.
Они объявляют, что Наполеон Бонапарте сам исключил себя из числа людей, охраняемых щитом гражданских и политических установлений; что он, как открытый враг и возмутитель всемирного спокойствия предается праведной мести обществ.
Они объявляют также, что твердо решились блюсти за ненарушимостью парижского трактата 18 мая 1814 года и всех как постановляемых сим трактатом условий, так равно и тех, кои для дополнения и утверждения оного заключены или будут впредь заключены ими; что они всеми данными от неба средствами и соединенными усилиями будут предохранять драгоценный для Европы мир, бывший всегдашней целью трудов их, отвращая, предупреждая действие всяких замыслов, могущих снова ввергнуть народы в бездну революционных смятений и бедствий.
Сия декларация, внесенная 13 марта 1815 года в протокол заседания собранного в Вене конгресса, долженствует быть обнародована».

Конгресс постепенно сворачивал работу, Александр приказал войскам выступать в новый поход. Воспользовавшись царящим кругом испугом и смятением, император забрал свой военный трофей – Польшу. Союзники молчали, не осмеливаясь выказать недовольство присоединением к России польских территорий. Конгресс восстановил королевство Нидерланды, Пруссия получила часть Саксонии, Вестфалии, Рейнской области, Познани и земель польских поморян. Дания передала Норвегию Швеции, Папе Римскому возвратили Ватикан и Папскую область, Австрия получила Зальцбург, Червонную Русь и Малую Польшу. Италия приросла Ломбардией, Венецией, герцогствами Тосканским, Пармским и Моденским. Участники конгресса признали суверенитет Швейцарии, и объединение суверенных германских государств, впоследствии ставших Германским союзом. Страны альянса подписали акт, зафиксировавший новые государственные границы, в ходе первого глобального передела Европы. 
За неделю до закрытия конгресса Александр I отправился навстречу русской армии и вскоре прибыл в городок Гейльбронн. Он верил в победу, но две мысли не давали ему покоя, стоит ли второй раз возвращать престол Бурбонам и почему французы, еще вчера проклинавшие кровожадного карлика, сегодня вновь встречают его овациями.

В это тревожное время Александр упорно искал человека, способного объяснить ему Божий промысел. По совету фрейлины императрицы, он познакомился с баронессой Варварой Юлией фон Крюденер. Двор говорил о ней, что в начале 1815 года она в письме предсказала возвращение Бонапарта, написав, что если человечество не поняло первый урок, преподанный Богом, его ждет обязательное повторение пройденного материала.
Во время первой встречи баронесса обвинила Александра в непомерной гордыне, она де и явилась причиной возрождения из небытия Наполеона. Намекая на смерть Павла I, она обвинила Государя в том, что он не повинился перед Господом за страшный грех. Не выдержав обличительных речей, император заплакал, увидев испуг на лице баронессы, он уверил её что слова, услышанные им только что, запали ему в душу. Он попросил фон Крюндер сопровождать его и богословскими беседами восстанавливать ему силы и исцелять душу. После нескольких встреч с фон Крюндер император уверовал, что он истинный воин света, а Наполеон Бонапарт легат, возглавляющий силы тьмы. По его приказу баронессе тайно выплачивались серьезные гонорары, в своих записках она благодарила его и называла «небесным финансистом».

18 июня 1815г. под валлонским городком Ватерлоо Наполеон дал свое последнее сражение армиям Веллингтона и Блюхера, к 20:00 все было кончено, французы потерпели сокрушительное поражение. Оставив остатки своей армии, французский император вернулся в Париж.
22 июня состоялось повторное отречение Наполеона, 15 июля под Ла-Рошелью он поднялся на борт 74-пушечного английского корабля Беллерофон. Сняв треуголку, император тихо сказал капитану: «Я готов перейти под защиту вашего монарха и ваших законов». Он попросил доставить принц-регенту в Лондон письмо следующего содержания:
«Ваше Высочество! Перед лицом тех, кто делит мою страну, и враждебностью великих европейских держав я закончил мою политическую карьеру. Я иду, подобно Фемистоклу, присесть у британского очага. Я вступаю под защиту закона, обращаясь с просьбой к Вашему Высочеству как самому могучему, самому постоянному и самому щедрому из моих противников. Наполеон».

Александр расценил произошедшее, как явленное Богом чудо, со слезами он воскликнул, что Господь позволил ему вернуть народам мир.

10 июля 1815г. Государь прибыл в Париж и остановился в расположенном в предместье Святого Гонория, Елисейском дворце. Через полчаса после приезда ему доложили, что Людовик XVIII просит об аудиенции. Встреча состоялась, Александр с удовольствием отметил, что от былой спеси у короля не осталось и следа. После часовой беседы российский император получил из рук короля-труса высшую награду Франции орден «Святого Духа».

В Париже безраздельно господствовали войска Веллингтона и Блюхера, злопамятные пруссаки, не забывшие как на полях сражений их громил Наполеон мстили запуганным парижанам. Главнокомандующий прусской армии Блюхер старался не отставать от своих солдат, он приказал взорвать Йенский мост, построенный в честь победы французов над пруссаками и саксонцами в битве при Йене. С трудом его уговорили не разрушать строение, фельдмаршал согласился при условии, что мост переименуют, а грозных имперских орлов на фронтоне заменят обезличенными, как новый французский король буквами «L».

Парижскими вечерами Государь по-прежнему навещал баронессу Крюденер. Постепенно «педагог» пробудила в своем «ученике» неприязненное отношение к высшему свету, она внушила императору, что он избран Всевышним для исполнения его воли, рано, или поздно Господь откроет ему его истинное предназначение.

Чтобы хоть как то расшевелить императора его окружение задумало провести на прославленных в легендах Каталаунских полях величественный военный парад. Александр с головой погрузился в подготовку к торжествам, он лично придумал расстановку и передвижение 150-тысяч солдат и офицеров.

29 августа 1815 года на холме у городка Вертю, собрались Александр I, австрийский император, король Пруссии, герцог Веллингтон, князь Шванценберг, и высший офицерский состав стран союзниц. Утро выдалось солнечным, по взмаху платка Государя началось невиданное зрелище. Русские полки по сигналам пушек расходились, сходились, делали точные развороты, формировали неправдоподобно ровные горизонтальные и вертикальные линии. Лошади словно понимая тяжелое бремя седоков, фантастически держали строй, двигаясь синхронно. После того, как полки приветствовали Александра I троекратным ура, разом «заговорили» 540 артиллерийских орудий. Равнину окутал «туман войны», когда через 10 минут выстрелы стихли, а завеса рассеялась, многочисленные зрители увидели перед собой пустые поля, русская армия исчезла.
Веллингтон, которого солдаты любя называли «длинноносый старина» не в состоянии сдержать эмоции кричал, что он даже не мог себе представить, что армия может быть настолько образцовой. Александр с гордостью отвечал, что он не видит ничего странного в этом смотре, ведь в нем участвовала лучшая в мире армия, для которой нет ничего невозможного.

Парад оказал на Государя магическое действие, словно прозрев, он приказал удалить от двора баронессу Крюденер. Находясь на пике религиозного воодушевления, за считанные часы император составил проект «Священного союза», призванного на века установить в Европе мир и порядок:
«Во имя Пресвятой и Нераздельной Троицы.
Их Величества, Император Австрийский, Король Прусский и Император Российский, вследствие великих происшествий, ознаменовавших в Европе течение трех последних лет, наипаче же вследствие благодеяний, которые Божию Провидению было угодно излиять на государства, коих правительства возложили свою надежду на единого Бога, восчувствовав внутреннее убеждение в том, сколь необходимо предлежащий державам образ взаимных отношений подчинить высоким истинам, внушаемым вечным Законом Бога Спасителя, объявляют торжественно, что предмет настоящего акта есть открыть перед лицом вселенной их непоколебимую решимость как в управлении вверенными им государствами, так и в политических отношениях ко всем другим правительствам руководствоваться не иными какими-либо правилами, как заповедями сей святой веры, заповедями любви, правды и мира, которые, отнюдь не ограничиваясь приложением их единственно к частной жизни, долженствую, напротив того, непосредственно управлять волею царей и водительствовать всеми их деяниями, яко единое средство, утверждающее человеческие постановления и вознаграждающее их несовершенства».          

14 сентября 1815г. Александр I, Фридрих Вильгельм III и Франц II подписали договор о «Священном союзе», вскоре к нему присоединились и другие европейские монархии, воздержалась только «хитровыдуманная» Англия. Островитяне не могли свыкнуться с мыслью, что они войдут в союз, возглавляемый ненавистной им Россией.
Александр I помог Людовику XVIII отстоять восемь французских территорий, на которые претендовала Пруссия. Государь напугал союзников, рассказав им, что в конфиденциальной беседе французский король показал ему проект отречения от престола. Блеф удался, Франция сохранила территории в границах 1790 года, согласилась выплатить контрибуции в сумме 700-милионов франков, и разместить на своей территории 150-тысячную оккупационную армию.

Уладив с союзниками территориальные споры, Александр заставил Людовика XVIII отправить в отставку Талейрана. Министром иностранных дел Франции стал генерал-губернатор Новороссии, герцог Арман-Эммануэль де Ришельё. Узнав о том, кем его заменили, Талейран рассмеялся и безапелляционно заявил, что выбор пал на кандидата, который как никто во Франции знает экономику и проблемы Крыма. Обозленный на весь мир, «хромой дьявол» прилюдно назвал французов двуногими животными, а Париж проклятым местом.

В конце октября в мундире генерала Королевства Польского Александр I, в окружении польских генералов и магнатов въехал во вновь российскую Варшаву, ляхи радостно славили императора. Он отменил запрет на использование имущества для ветеранов, сражавшихся в рядах наполеоновской армии, назначил им персональные пенсии и ввел польских аристократов в штат двора.    

15 ноября 1815г. Государь подарил полякам конституцию, после ее обкатки в королевстве, он мечтал ввести конституционное правление и в империи.

25 декабря 1815г. страна узнала о заключении передовыми европейскими державами «Священного союза», а 1 января 1816г. Александр выпустил окончательный манифест «О благополучном окончании войны и об изъявлении Высочайшей признательности к верноподданному народу, за оказанные в продолжении войны подвиги». Вот выдержки из этого манифеста:
«Кто человек или кто люди могли совершить сие высшее сил человеческих дело? Не явен ли здесь промысл Божий? Ему, Ему, единому, слава! Забвение Бога, отпадение от веры воскормило сию войну, сие лютое чудовище, утучневшее кровососанием жертв, отрастившее черные крылья свои, дабы, летая по свету, стрясать с них дождь бедствий и зол на землю. Вечная правда Божия допустила возрасти оному, да накажется род человеческий за преступление свое, да постраждет и научится из сего ужасного примера, что в едином страхе Господнем состоит благоденствие и безопасность людей. Но положивый тако в праведном гневе своем, не до конца гневающийся Господь, видя чудовище сие готовым превзойти меру дерзновения своего, обращает на него взор прещения; тогда власть его мгновенно преходит, сила разрушается, очарование исчезает, и оно, повсюду гонимое, растерзанное, притекает погибнуть с шумом на том самом месте, где возникло и отколе толь высоко вознесло ядовитую свою главу.
Таков был конец лютой, долговременной брани народов. Умолк гром оружия, престала литься кровь, потухли пожары градов и царств. Солнце мира и тишины взошло и благотворными лучами осветило вселенную. Глава и предводитель сей ужасной войны, Наполеон Бонапарте, отрекшись от похищенного им престола, предается в руки своих противуборников. Суд человеческий не мог толикому преступнику изречь достойное осуждение: не наказанный рукой смертного, да предстанет он на Страшном суде, всемирной кровью облиянный, пред лице бессмертного Бога, где каждый по делам своим получит воздаяние! По таковому мнению союзных держав предложили они без всякой мести дружелюбную руку французскому народу, дали в удел Наполеону Бонапарте, для всегдашнего пребывания его, остров Эльба, и приступили к утверждению на прочном основании мира и к приведению в порядок расстроенных толикими войнами и насильствами европейских дел и обстоятельств. Но между тем как, с одной стороны, благонамерение пеклось о восстановлении всеобщего покоя и тишины, с другой – злонамерение не преставало помышлять о разрушении оных. Дух злочестия и гордости не знает раскаяния, не покидает злых своих умыслов; лишенный власти, он таится в сердцах развратных людей: обезоруженный вооружается ухищрениями, низверженный силится восстать, пощада рождает в нем новую злобу и месть. Бонапарте, по тайным крамолам и сношениям со своими единомышленниками, уходит с острова Эльба, приплывает с немногими своими приверженцами к французским берегам. При каждом шаге находит он новых себе сообщников. Посланные против него, приученные им к войнам и грабительствам, королевские войска, поощряемые толико же развращенными предводителями к измене законному королю своему, предаются снова беззаконному хищнику. Народ, отчасти буйственный и мятежный, отчасти устрашенный и приневоленный, приемлет и снова провозглашает императором своим низверженного и отрекшегося навсегда от обладания Францией чужеземца. Король удаляется, и столица Франции отворяет врата свои беглецу с Эльбы. Сим образом вновь возникает злочестие, вновь возносится черная злодышащая туча, вновь возгорается толикою кровию и бедствиями потушенная война.
Но Бог и здесь являет чудотворную благость свою: зломыслие, мнившее восстановить прежнюю власть и величие свое на разногласии союзных держав, находит их против чаяния своего единодушными. Все силы их неукоснительно обращаются на потушение сего внезапно вспыхнувшего из пепла пламени. Новособранные силы беглеца под собственным его предводительством поражаются кровопролитным, но последним ударом. Тако дух брани и гордости вторично низлагается и умолкает, последние искры его погасают, народное волнение утихает, король Людовик XVIII возвращается в Париж, Наполеон Бонапарте отвозится в заточение на окруженный пространством океана остров Святой Елены, и мир, всеобщий мир, к радости и благоденствию всех народов процветает на морях и на земле.
Что изречем, россияне, любезные Наши верноподданные? Какими преисполнимся чувствованиями после толиких чудесных событий? Падем пред Всевышним, повергнем пред Ним сердца свои, дела и мысли. Мы претерпели болезненные раны; грады и села наши, подобно другим странам, пострадали. Но Бог избрал нас совершить великое дело, Он праведный гнев свой на нас превратил в неизреченную милость. Мы спасли Отечество, освободили Европу, низвергли чудовище, истребили яд его, водворили на земле мир и тишину, отдали законному королю отъятый у него престол, возвратили нравственному и естественному свету прежнее его блаженство и бытие. Но самая великость дел сих показывает, что не мы то сделали. Бог для совершения сего нашими руками дал слабости нашей свою силу, простоте нашей свою мудрость, слепоте нашей свое всевидящее око. Что изберем: гордость или смирение? Гордость наша будет несправедлива, неблагодарна, преступна пред Тем, Кто излиял на нас толикие щедроты; она сравнит нас с теми, которых мы низложили. Смирение наше исправит наши нравы, загладит вину нашу пред Богом, принесет нам честь, славу и покажет свету, что мы никому не страшны, но и никого не страшимся. Благочестие, вера и верность твоя, российское христолюбивое воинство и народ, ознаменовались милостию к тебе Божескою. По кратком наказании за погрешения наши, Он, как праведный судия сердец, обращается к нам милосердием и покрывает нас невечерним светом славы. В щедроте Его является купно и спасительное для нас поучение. Да пребывает всегда в памяти и пред очами нашими претерпенное нами наказание и приводящая природу в содрогание ужасная казнь, постигшая врагов наших! Она громче небесной трубы вопиет нам: се плоды безбожия и безверия! Сия страшная мысль, проницая в глубину душ наших, да преходит потом в утешительное и радостное воспоминание о неизреченном к нам милосердии Божием, и слава, которою Он увенчал главы наши, да проливает светлейший солнца свет свой в чистые сердца наши, воспаляя в них благодарность к Богу и любовь к добродетели.
Мы, после толиких происшествий и подвигов, обращая взор свой на все состояния верноподданного Нам народа, недоумеваем в изъявлении ему Нашей благодарности. Мы видели твердость его в вере, видели верность к престолу, усердие к Отечеству, неутомимость в трудах, терпение в бедах, мужество в бранях. Наконец, видим совершившуюся на нем Божескую благодать; видим, и с Нами видит вся вселенная. Кто, кроме Бога, кто из владык земных и что может ему воздать? Награда ему – дела его, которым свидетели небо и земля. Нам же, преисполненным любовию и радостию о толиком народе, остается токмо во всегдашних к Богу молениях Наших призывать на него вся благая: да славится, да процветает, да благоденствует он под всесильным Его покровом в роды родов!
Дан в С. – Петербурге, генваря 1-го, в лето от Рождества Христова 1816, царствования же Нашего в пятоенадесять.
АЛЕКСАНДР».

После публикации воззвания приближенные императора заметили, что он вновь заговорил о Провидении, воле Господа, вечной борьбе добра и зла. Может быть, уже в это время, Александр Павлович Романов задумал самую яркую в мировой истории мистификацию.

Tags: Александр I
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments