fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Это не люди



По действиям германской армии мы получили полную возможность судить о том, что фашизм несет человечеству и что он делает с людьми.

Немецко-фашистские мерзавцы — опасные, коварные, грязные существа. Очень трудно, да и не хочется, называть их людьми. Они не заслужили этой чести. Это — враги, и только враги. Враги труда, разума, культуры. Враги человечества. Прямой разговор с ними происходит на всем протяжении нашего великого фронта. Это особый разговор — громовая речь артиллерии, острое слово штыка, пронзительная песня снайперской пули. Но это только начало особого разговора. А у нас есть все основания довести его до конца.
Здесь речь идет о преступлениях германской армии. Полный их список еще невозможен, это — дело будущего. Но уже сейчас мы можем заклеймить наших врагов достойными их именами. Попробуем еще раз перелистать этот страшный материал.


Германские солдаты крадут. Все, что попадется под руку. Ценное и дешевое. Запасы колхозников, Рваненькую, поношенную одежду. Ширпотреб. Гребенки. Детские майки. Пудру. Женские чулки. Хлеб. Пуговицы. Сало. Рогожу. Зубной порошок. Трусы. Золотые зубы. Наворовав добычу, они начинают оспаривать и воровать ее друг у друга.. Множество захваченных документов рисует это воровство, как обычай, полностью узаконенный и поощряемый командованием германской армии. Танки, полные награбленного добра. Вот, поистине, символ гитлеровской армии! Они бомбили Белград, Роттердам, Минск, Смоленск и Псков, разрушают святое творчество поколений, очаги миллионов человеческих семейств ради того, чтобы танкист Карл Шульц из Померании или Фриц Граббе из Баварии привезли в своем танке штуку добротного сукна, чтобы взбесившийся немец привез своей Гертруде давно вожделенную чернобурую лису.

Они идут в атаку пьяными! Прижав между локтем и животом автоматы, с папиросами в углу рта. Ряд за рядом сваливаются они, скошенные губительным огнем, но, пьяные, идут и идут, как топливо в печь. В их головах нагромождение шума, все качается и кружится в этот последний час их жизни.

Но наступает и такой случай в их военной биографии, когда они встречаются лицом к лицу с мирным, безоружным населением нашей страны. Тут начинается то страшное и гнусное, чему нет имени ни в одном словаре ни у одного народа мира. Грозная, неотвратимая кара поколению немцев, поверивших в свое право быть такими!

Они зверски и подло насилуют женщин и девушек. Преступление насилия стыдливо оговорено в уголовных кодексах всех культурных народов. О нем стараются много не распространяться. Дела насильников слушают при закрытых дверях. Право на насилие открыто легализовано в германской армии. Изнасиловать 15-летнюю девочку для германского солдата мало. Он отрезает ей грудь, распарывает штыком живот, вешает голую за ноги на столбе.

Немцы должны ответить за преступления, совершенные их солдатами в украинских городах, в белорусских колхозах, за все преступления, совершенные на нашей земле.

Берлинский прохвост, изобретатель понятия о тотальной войне, бомбит, расстреливает пулеметом с бреющего полета наши госпитали, машины и повозки Красного Креста. Он отвратительно издевается над ранеными красноармейцами. Германский солдат подходит к уже окровавленному, больному, беззащитному красноармейцу и со сладострастием сумасшедшей гориллы выкалывает ему глаза, ломает руки, отрубает нос и уши.

Германские солдаты воюют с детьми. На глазах у внезапно поседевших, кричащих о пощаде матерей они растаптывают детей танками и сапогами, раскалывают их черепа прикладами, закалывают штыками, режут кинжалами. Они закапывают в землю живыми целые семьи колхозников. Они делают это не спеша, чтобы насладиться зрелищем. Бросают комья сырой земли на окровавленных женщин и детей. Они забивают двери и окна изб досками и затем поджигают избы вместе с живым, не могущим выйти из пламени населением дома. Подонки большого европейского города, его черного уголовного дна, члены тайных обществ, наемные убийцы, грязные гангстеры. И вся эта мразь называет себя высшей расой! Это они идут уничтожать славянские народы, перекраивать святую советскую землю для своих казарм, банков и публичных домов. Это они издеваются над нашими братьями. Это они ведут подкопы против всех великих демократий мира, засылают шпионов и диверсантов во все страны, еще не охваченные пожаром мировой войны.

И вот они оказались временными господами положения в захваченных районах советской земли. Изрешетив револьверными пулями портрет Пушкина в колхозном клубе, до тла разграбив универмаг, они начинают наводить свой порядок в советском селе или городе. Это так называемый «новый европейский порядок», с которым уже горестно познакомились народы Балкан и Польши.

Нам незачем представлять себе дело так, что гнусные насилия и издевательства, творимые фашистской армией, есть результат попустительства со стороны командования, что командование чего-то не заметило, за что-то забыло покарать. Незачем думать, что безобразничают хулиганы из отдельных разложившихся частей.

Нет. Дело обстоит гораздо хуже. За этими зверствами стоит продуманная отчетливая система. Эта армия воспитана в духе бесчестия. Ее распущенность весьма на потребу правящей клике фашистской Германии. Германия ответит полностью за преступления ее армии, за преступления по отношению ко всему человечеству, к нашему народу. Несмываемое пятно позора лежит на современных немцах. Они должны ответить за свои злодеяния.

Допросы пленных показали лицо этого поколения, лицо «гитлеровской молодежи». Надо сказать о ней всю правду. Это поколение взбесившихся зверей. Многих слов человеческого языка они не понимают. Словарь их вообще ограничен до крайности. Он напоминает те укороченные словники чужих языков, которые издает командование германской армии на потребу своих солдат в оккупированных землях Европы. Есть — пить — душить — стрелять — грозить стрельбой — вот короткий перечень нехитрых глаголов, которые должен вызубрить крестоносный рыцарь XX века. Он не должен думать.

И в награду за его оскудение, в награду за его срам человеку развязали все его подлые зверские инстинкты. Таков фашистский солдат, вооруженный до зубов жестокий убийца, насильник и подлый трус. В этой войне для него не будет ни пощады, ни перемирия, ни просвета надежды.

Никогда зверь не бывает так жесток, как в минуту смертельной опасности. Но когда этот зверь по недоразумению называется человеком и когда этот человек вдобавок трус, тогда его бессмысленной жестокости нет предела и нет имени. Человеческое воображение теряется, глядя на гнусные жестокости этой искаженной злобным страхом твари.

С этой тварью возможен только один разговор: пуля, штык, снаряд, смерть. Зверь должен быть уничтожен. // П.Антокольский.

П.Антокольский, «Известия» №219, 16 сентября 1941 года

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Невезучая «Хиросима» К-19

    Наверное, мы бы еще долго не узнали о том, что в июле 1961 года экипаж советской атомной ракетной субмарины К-19 предотвратил…

  • Пожар на авианосце «Форрестол»

    День 29 июля 1967 года для моряков с авианосца «Форрестол» поначалу мало чем отличался от других дней того лета. Шла полным ходом…

  • Потеряли… водородную бомбу?!

    Оказывается, иногда случается и такое. Катастрофа случилась 17 января 1966 года. Во время заправки в воздухе стратегического…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments