fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Товарищи считали казаков «характерников» - ведунами



Казаки характерники были необычными воинами, помимо владения военными навыками, они прекрасно (может быть еще лучше, чем в оружии) разбирались в вопросах веры, старославянских обрядах и обычаях.
Казаки знали, что характерника трудно убить пулей, стрелой, или саблей. Они могли незамеченными прокрасться во вражеский лагерь, бесшумно снять часового, или навести на вражеский отряд морок. Когда они работали с наваждениями, то поляки и турки вместо отряда казаков видели волчью стаю, военный лагерь в глазах врагов становился дубовой рощей, а обоз с провиантом караваном, перевозящим жертв «Черной смерти».
Казаки и враги говорили, что убить характерника можно серебряной пулей, да и то не каждой, а специально заговоренной.

Польские шляхтичи, известные «храбрецы», полушепотом рассказывали друг дружке, что характерники во время боя могут руками поймать пулю, а то и пригоршню, и мощным броском запустить их обратно во врагов. От этого ручного «свинцового дождя» не спасала, ни одна кираса, ни один щит или шлем.
Самым известным характерником слыл Иван Дмитриевич Серко, кошевой атаман Запорожской Сечи. Говорят он водил казаков в походы с 1659 по 1680 год, командовал войсками в 244 сражениях, и ни одного не проиграл.
Казаки рассказывали, что перед боем Серко превращался в сокола, и, облетая вражеское войско, наколдовывал ему поражение.
Известен именной указ османского султана, в котором муллам предписывалось  ежедневно молиться в мечетях о ниспослании смерти, главному врагу империи, атаману Серко.
Турки называли его «Урус-шайтаном», а турчанки рассказывали непослушным, детям, что если они продолжат проказничать, однажды ночью их в мешке унесет к себе в логово, страшный «русский черт» Серко.
На самом деле, атаман отличался великодушием и никогда не участвовал в дележе военной добычи. Хотя бывали и исключения, так в 1675 году, возвращаясь из «Крымского похода», он приказал казакам зарубить и заколоть 3000 освобожденных славян невольников, принявших в туретчине веру басурманскую.
Писатель Адриан Кащенко, так писал об атамане Серко:
«Мог ли простой человек с небольшой кучкой товарищей самостоятельно, без чужой помощи отбиться от значительно превышающего и намного вооруженного турецкого или татарского войска и более 30 тысяч янычаров, как баранов, вырезать между сечевыми куренями? Кто же, как не характерник, смог бы ворваться с кучкой товарищей в Крым, в гнездо большой орды, разрушить его города, спасти невольников, согнанных туда со всех земель и взять большую добычу».
Согласно легенде когда Иван Дмитриевич умер, казаки отрезали его правую руку, и как талисман всегда возили ее в военных походах.
Судя по всему характерником у Николая Васильевича Гоголя, в «Ночи перед Рождеством» был казак Пацюк:
«Вакула между тем, пробежавши несколько улиц, остановился перевесть духа. «Куда я, в самом деле, бегу? – подумал он, – как будто уже все пропало. Попробую еще средство: пойду к запорожцу Пузатому Пацюку. Он, говорят, знает всех чертей и все сделает, что захочет. Пойду, ведь душе все же придется пропадать!»
При этом черт, который долго лежал без всякого движения, запрыгал в мешке от радости; но кузнец, подумав, что он как-нибудь зацепил мешок рукою и произвел сам это движение, ударил по мешку дюжим кулаком и, встряхнув его на плечах, отправился к Пузатому Пацюку.
Этот Пузатый Пацюк был точно когда-то запорожцем; но выгнали его или он сам убежал из Запорожья, этого никто не знал. Давно уже, лет десять, а может, и пятнадцать, как он жил в Диканьке. Сначала он жил, как настоящий запорожец: ничего не работал, спал три четверти дня, ел за шестерых косарей и выпивал за одним разом почти по целому ведру; впрочем, было где и поместиться, потому что Пацюк, несмотря на небольшой рост, в ширину был довольно увесист. Притом шаровары, которые носил он, были так широки, что, какой бы большой ни сделал он шаг, ног было совершенно незаметно, и казалось – винокуренная кадь двигалась по улице. Может быть, это самое подало повод прозвать его Пузатым. Не прошло нескольких дней после прибытия его в село, как все уже узнали, что он знахарь. Бывал ли кто болен чем, тотчас призывал Пацюка; а Пацюку стоило только пошептать несколько слов, и недуг как будто рукою снимался. Случалось ли, что проголодавшийся дворянин подавился рыбьей костью, Пацюк умел так искусно ударить кулаком в спину, что кость отправлялась куда ей следует, не причинив никакого вреда дворянскому горлу. В последнее время его редко видали где-нибудь. Причина этому была, может быть, лень, а может, и то, что пролезать в двери делалось для него с каждым годом труднее. Тогда миряне должны были отправляться к нему сами, если имели в нем нужду».

Tags: История
Subscribe

  • Горсть земли

    Голос командира полка, обычно такой твёрдый и раскатистый, звучал из телефона возбуждённо и незнакомо: — Доложите обстановку. Скорее!…

  • Гвардии рядовой

    Майор — человек, по всей видимости, бывалый, собранный и, как все настоящие воины, немногословный — рассказывал о нём с…

  • Последний день Матвея Кузьмина

    Матвей Кузьмин слыл среди односельчан нелюдимом. Жил он на отшибе от деревни, в маленькой ветхой избёнке, одиноко стоявшей на опушке леса,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments