fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Верховный правитель России





Александр Васильевич родился в семье героя Севастополя, Василия Ивановича Колчака одного из семерых выживших защитников оборонительной башни Малахова кургана.

После войны Василий Иванович закончил в столице горный институт, работал на уральских горнорудных предприятиях, а в 1863г. устроился приемщиком на недавно основанный Обуховский завод, в 1889г. он получил звание генерал-майора, а еще через 10 лет ушел в отставку.

В 11 лет Александр поступил учиться в 6-ю Петербургскую классическую гимназию, где его однокашником стал будущий председатель ОГПУ СССР Вячеслав Рудольфович Менжинский.

При переводе в третий класс Колчак получил двойки по латинскому, немецкому, французскому, русскому языкам и математике.

С трудом пересдав предметы на тройки, мальчик перешел в третий класс, однако в этом же году прислушавшись к совету отца, поступил в Санкт-петербургский Морской кадетский корпус. В его стенах у Александра полностью изменилось отношение к учебе, его заворажило изучение военно-морского дела.

В 1895г. молодой офицер Колчак получил назначение на крейсер «Рюрик», на котором он ушел в поход на Дальний Восток.

Во время службы в Дальневосточном регионе он усиленно занимался самообразованием, отдавая предпочтения океанографии и гидрологии.

Вернувшись в 1899г. в Кронштадт Александр Васильевич познакомился с легендарным вице-адмиралом, океанографом и полярным исследователем Степаном Осиповичем Макаровым.
Колчак упрашивал Макарова включить его в состав новой полярной экспедиции, но получил ничем не мотивированный отказ.

В сентябре 1899г. находящегося в Эгейском море на эскадренном броненосце Колчака в свою полярную экспедицию, снаряжаемую Петербургской академией наук пригласил прославленный исследователь Арктики барон Толль.

В экспедиции Александр Васильевич отвечал за гидрологические работы и сбор научных данных о Северном Ледовитом Океане.

В 1902г. Толль с магнитологом Зебергом и двумя каюрами отделился от основного состава участников экспедиции, барон хотел найти призрачную «Землю Санникова», затерянную где-то к северу от Новосибирских островов.

Остальные участники экспедиции без происшествий добралась до Иркутска, и после краткосрочного отдыха вернулись в Санкт-Петербург. В столице Александр Васильевич узнал, что барон Толль и его спутники пропали без вести.

С мая по декабрь 1903г. он участвовал в поисковой операции. На острове Беннета, поисковики обнаружили стоянку экспедиции и геодезические измерительные инструменты. Стало ясно, что барон Толль оставив обременительный груз, с минимальным запасом провизии, отправился на Юг к континенту и бесследно сгинул в пути.   

В декабре 1903г. Колчак выехал в Санкт-Петербург, где у него было запланировано венчание с Софьей Федоровной Омировой. Узнав по дороге о внезапном нападении японцев на русскую эскадру на рейде Порт-Артура, он вызвал телеграммой отца и невесту в Иркутск, и после обряда венчания отправился в действующую армию.

Командующий Тихоокеанской эскадрой Макаров предложил ему службу на флагмане 1-й Тихоокеанской эскадры броненосце «Петропавловск», Колчак отказался и попросил назначить его на бронепалубный крейсер «Аскольд».

Через несколько дней Петропавловск подорвался на японской мине, внутри броненосца взорвались 2 паровые машины, корабль разломился на части и затонул.
Трагедия унесла жизни 18 офицеров, 630 матросов, в числе погибших оказались вице-адмирал Степан Осипович Макаров и известный русский художник-баталист Василий Васильевич Верещагин.

Вскоре Александра Васильевича назначили командиром эскадренного миноносца «Сердитый».
1 мая 1904г. «Сердитый» и эскадренный миноносец «Скорый» и минный заградитель «Амур», поставили
«минный пояс» недалеко от Золотой горы.

2 мая тут подорвались и затонули японские броненосцы «Хацусэ» и «Ясима».

В конце ноября на мине установленной командой Колчака подорвался бронепалубный крейсер «Такасаго».

22 декабря 1904г. получивший ранение Александр Васильевич попал в госпиталь, на следующий день капитулировала крепость «Порт-Артур».

В апреле 1905г. Колчака вместе с остальными раненными и персоналом госпиталя японцы отправили в Нагасаки, однако уже в мае русским военнопленным разрешили вернуться на родину.

За участие в русско-японской войне Колчака наградили орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», Георгиевским оружием, орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами.

24 апреля 1906г. группа морских офицеров, в том числе и капитан второго ранга Колчак создала «Морской Генеральный Штаб» (МГШ). Штабисты разрабатывали планы морской войны, глобальную программу военного судостроения, план подготовки личного состава, и изучали опыт иностранных ВМФ.

На случай войны МГШ разработал план защиты Петербурга и Финского залива за счет установки 8 линий морских минных заграждений, прикрывавшихся береговыми артиллерийскими батареями.

В это же время Александр Васильевич участвовал в закладке двух ледокольных пароходов (по типу ледокола «Ермак») «Таймыр» и «Вайгач».

В 1909-1910г. на этих судах он отправился в экспедицию к Беринговому проливу и крайней точке Чукотского полуострова мысу Семена Дежнева.

Незадолго до начала экспедиции «Императорская академия наук» опубликовала его монографию «Лёд Карского и Сибирского морей», основанную на научных результатах русской полярной экспедиции барона Толля.

Вернувшись из экспедиции Колчак, работал над созданием судостроительной программы Российской империи, а в 1912г. получил назначение на должность флаг-капитана в оперативном отделе штаба командующего Балтийским флотом, в 1913г. ему присвоили звание капитана 1-го ранга.

В начале мировой войны командующий Колчак разработал и провел операцию по минированию подходов к военно-морской базе в Мемеле и острову Борнхольм, а в феврале 1915г. заблокировал Данцигскую бухту.
На выставленных минах подорвались 4 крейсера, 8 миноносцев и 23 морских транспортных судна.

В сентября 1915г. Колчак совместно с командующим 12-й  русской армией болгарским генералом Радко-Дмитриевым разработал операцию по защите Южного берега Рижского залива.

12 сентября около латвийского городка Тукумс снаряд попал в боевую рубку эскадренного броненосца «Слава» убив капитана и нескольких офицеров. Прибыв на корабль Александр Васильевич взял командование на себя, в ходе боя экипаж подавил огнем все вражеские артиллерийские расчеты.

9 октября он провел операцию по высадке морского десанта у латышского селения Домеснес расположенного на северной оконечности Курземского полуострова, охранявшегося отрядами ландштурма.

За оборону Рижского залива и проявленное в боях мужество Александра Васильевича наградили орденом Святого Георгия 4-й степени.              

В конце мая 1916г. Колчак сформировав военно-морской отряд особого назначения в составе трех крейсеров и одиннадцати миноносцев, атаковал у шведских берегов немецкие транспортные суда, конвой противника удалось рассеять, а «судно ловушку» (Q-ship) «Германн» уничтожить.

28 июня 1916г. указом императора Николая II с нарушением существовавших тогда правил старшинства Александра Васильевича произвели в вице-адмиралы и назначили командующим Черноморским флотом, на тот момент он стал самым молодым командующим.

В сентябре 1916г. на встрече с императором и начальником штаба Верховного Главнокомандующего Михаилом Васильевичем Алексеевым ему поручили весной 1917г. захватить Босфорский пролив и Константинополь.

Февральская буржуазная революция поставила жирный крест на операции по возвращению духовно значимого для русских людей Константинополя.

2 марта 1917г. Колчак получил от генерала Алексеева копию телеграммы направленной командующими фронтами Николаю II с просьбой отречься от престола.
Александр Васильевич стал единственным из военачальников, кто отказался отправить подобную просьбу императору.

Его коллега, командующий Балтийским флотом вице-адмирал Непенин, чьим мнением генерал Алексеев не интересовался, по собственной инициативе отправил в ставку телеграмму следующего содержания:
«С огромным трудом удерживаю в повиновении флот и вверенные войска. В Ревеле положение критическое, но не теряю ещё надежды его удержать. Всеподданейше присоединяюсь к ходатайствам Вел. Кн. Николая Николаевича и главнокомандующих фронтами о немедленном принятии решения, формулированного председателем Гос. Думы. Если решение не будет принято в течение ближайших часов, то это повлечёт за собой катастрофу с неисчислимыми бедствиями для нашей родины. 21 ч. 40 м. 2 марта. Вице-адмирал Непенин».

В июне 1917г. матросы Севастопольского совета постановили разоружить офицеров Черноморского флота, Колчак, желая сберечь жизни своих подчиненных, приказал сдать оружие.

Находясь на броненосце «Георгий Победоносец» свою золотую Георгиевскую саблю адмирал выбросил за борт.

Позже водолазы Черноморского флота подняли со дна наградное оружие и выгравировав на клинке надпись: «Рыцарю чести адмиралу Колчаку от Союза офицеров армии и флота», вручили его адмиралу.

Керенский вызвал Александра Васильевича в Петроград, для доклада членам временного правительства о волнениях в Севастополе. После прибытия Колчака в столицу в СМИ появились статьи, что председатель Временного правительства Георгий Евгеньевич Львов вскоре передаст свои полномочия Колчаку, и адмирал железной рукой наведет порядок на фронте и в столице.

Керенский, сам страшно жаждущий диктаторских полномочий, по «предложению» командования ВМС США сослал Колчака в Вашингтон, адмиралу предстояло передать американским морякам свой свой опыт применения противокорабельных мин.

Оценив навыки и знания Александра Васильевича, военный министр США предложил ему получить американское гражданство и возглавить кафедру минного дела в Военно-морском колледже США. Колчак ответил категорическим отказом.

12 октября 1917г. на японском пароходе «Карио-Мару» он отплыл из Сан-Франциско во Владивосток, в Йокогаме Колчак узнал о свержении Временного правительства большевиками.

Александр Васильевич отправил англичанам просьбу принять его на военную службу, после того как они ответили согласием, адмирал выехал на Месопотамский фронт, однако в Сингапуре он получил приказ срочно вернуться в Россию и консолидировать борьбу против большевиков.

Проехав в гражданской одежде всю Сибирь, 13 октября 1918г. Колчак прибыл в Омск, и провёл встречи с представителями Добровольческой армии. Ему предложили стать военным и морским министром во Временном Сибирском Правительстве (Директории) где значительная часть властных полномочий была сконцентрирована в руках у эсеров.

Он согласился и уже 7 ноября 1918г. приступил формированию военного министерства и главного штаба.

18 ноября 1918г. казачьи офицеры арестовывали членов временного правительства входивших в партию эсеров, после чего тайным голосованием избрали Колчака Верховным правителем России.

Данное назначение было поддержано странами Антанты и патриархом Тихоном, до этого отказавшего в благословлении командующих Добровольческой армии, виновных в отречении императора Николая II от престола.     
Вот что писал патриарх в своем послании к Верховному правителю России:
«Как хорошо известно всем русским и, конечно, Вашему Высокопревосходительству, перед этим чтимым всей Россией Образом ежегодно 6 декабря в день зимнего Николы возносилось моление, которое оканчивалось общенародным пением «Спаси Господи люди Твоя» всеми молящимися на коленях. И вот 6 декабря 1918 г. верный Вере и традиции народ Москвы, по окончании молебна ставши на колени, запел: «Спаси Господи!». Прибывшие войска разогнали молящихся, стреляя по Образу из винтовок и орудий. Святитель на этой иконе Кремлевской стены был изображен с крестом в левой руке и мечом в правой. Пули изуверов ложились кругом Святителя, нигде не коснувшись Угодника Божия. Снарядами же, вернее, осколками от разрывов, была отбита штукатурка с левой стороны Чудотворца, что и уничтожило на Иконе почти всю левую сторону Святителя с рукой, в которой был крест.
В тот же день по распоряжению властей антихриста, эта Святая Икона была завешена большим красным флагом с сатанинской эмблемой. На стене Кремля была сделана надпись: «Смерть вере - опиуму народа». На следующий день, 7-го декабря 1918 г., собралось множество народу на молебен, который никем не нарушаемый подходил к концу! Но, когда народ, ставши на колени, начал петь «Спаси Господи!» - флаг спал с Образа Чудотворца. Атмосфера молитвенного экстаза не поддается описанию! Это надо было видеть, и кто это видел, он помнит и чувствует сегодня. Пение, рыдания, вскрики и поднятые вверх руки, стрельба из винтовок, много раненых, были убитые, и место было очищено.
На следующее раннее утро по Благословению моему Образ был сфотографирован очень хорошим фотографом. Совершенное Чудо показал Господь через Его Угодника Русскому народу в Москве. Посылаю фотографическую копию этого Чудотворного Образа, как Мое Вам, Ваше Высокопревосходительство, Александр Васильевич - Благословение - на борьбу с атеистической временной властью над страдающим народом Руси. Прошу Вас, усмотрите, досточтимый Александр Васильевич, что большевикам удалось отбить левую руку Угодника с крестом, что и являет собой как бы показателем временного попрания Веры Православной. Но карающий меч в правой руке Чудотворца остался в помощь и Благословение Вашему Высокопревосходительству, и Вашей христианской борьбе по спасению Православной Церкви и России».

В апреле 1919г. сибирское духовенство единогласно утвердило Колчака временным главой Русской Православной Церкви на освобожденных от большевиков территориях.

В ходе весеннего наступления колчаковские дивизии заняли Урал, и вышли к берегам Волги, однако вскоре растянутость фронта и несогласованные действия командования привели к тому, что натиск белогвардейцев сначала был остановлен, а потом красная армия стала громить колчаковцев на всех направлениях.

Советское правительство объявило Восточный (Колчаковский) фронт главной целью для ударов РККА, советские СМИ пропагандировали единственный лозунг: «Все на Колчака!»

В июне 1919г. Александр Васильевич отклонил предложение Карла Моннергейма о наступлении стотысячной финской армии на Петроград в обмен на гарантии независимости Финляндии после изгнания большевиков из России.

К августу войска Колчака оставили Уфу, Екатеринбург и Челябинск. В ноябре разразился конфликт между Верховным правителем России и «белочешским» командованием отказавшимся пропускать белогвардейские военные эшелоны по подконтрольной им Транссибирской магистрали.

Французы и белочехи решили прибрать к рукам находившийся у Колчака государственный золотой запас, для реализации этого плана «союзнички» запретили пропускать поезд Верховного правителя дальше железнодорожной станции «Нижнеудинск».

4 января 1920г. на станции «Верхнеудинск» Колчак подписал свой последний указ о передачи всей полноты государственной власти Антону Ивановичу Деникину, и положившись на обещание союзников обеспечить его выезд в любую точку белой России, или заграницу сел, в специальный вагон, украшенный флагами США, Англии, Франции, Японии и Чехословакии.

На всем пути следования белочехи охраняли «золотой эшелон» шедший сразу за вагоном адмирала.
15 января 1920г. поезд прибыл в Иркутск, где чешское командование с санкции французского генерала Жанена выдало Колчака захватившему город эсеро-меньшевистскому Политцентру, передавшему 21 января всю власть большевикам.

Начались допросы Александра Васильевича и Виктора Николаевича Пепеляева бывшего в его правительстве председателем Совета Министров, он стал единственным человеком, кто в период краха не предал Верховного правителя России.

Вот небольшой фрагмент допроса адмирала, состоявшегося за день до расстрела Колчака:
6 февраля 1920 года.:
Алексеевский. Чтобы выяснить ваше отношение к перевороту, требуется установить некоторые дополнительные пункты. Между прочим, для Комиссии было бы интересно знать, — перед переворотом, во время и после него встречались ли вы в Сибири, или на востоке с князем Львовым, который тогда через Сибирь выезжал в Америку?

Колчак. Нет, с князем Львовым я не виделся, — мы разъехалась. Я виделся только с другим Львовым — Владимиром Михайловичем.

Алексеевский. Не имели ли вы от князя Львова письма или указания?

Колчак. Кажется, какое-то письмо из Парижа было во время моего пребывания в Омске, но это было позже, приблизительно летом. Это письмо не содержало ничего важного и относилось главным образом к деятельности той политической организации, которая была в Париже и во главе которой стоял Львов. До этого я со Львовым не имел личных сношений и никаких указаниий, переданных через него от кого бы то ни было, не получал. Письмо, о котором я говорил, было передано через консульскую миссию в Париже в июле месяце…

… Алексеевский. Скажите ваше отношение к генералу Каппелю, как к одной из наиболее крупных фигур Добровольческой армии.

Колчак. Каппеля я не знал раньше и не встречался с ним, но те приказы, которые давал Каппель, положили начало моей глубокой симпатии и уважения к этому деятелю. Затем, когда я встретился с Каппелем в феврале или марте месяце, когда его части были выведены в резерв, и он приехал ко мне, я долго беседовал с ним на эти темы, и убедился, что это один из самых выдающихся молодых начальников…

… Попов. В распоряжении Комиссии имеется копия телеграммы с надписью: «Произвести через Верховного правителя арест членов Учредительного Собрания».
Колчак. Насколько я помню, это было мое решение, когда я получил эту телеграмму с угрозой открыть фронт против меня. Может быть, Вологодский, получив одновременно копию телеграммы, сделал резолюцию, но во всяком случае в этом решении Вологодский никакого участия не принимал. Членов Учредительного Собрания было арестовано около 20, и среди них тех лиц, которые подписали телеграмму, не было, за исключением, кажется, Девятова. Просмотревши списки, я вызвал офицера, конвоировавшего их, Кругловского, и сказал, что совершенно на знаю этих лиц; и что в телеграмме они, по-видимому, никакого участия не принимали и даже не были, кажется, лицами, принадлежащими к составу комитета членов Учредительного Собрания, как, например, Фомин. Я спросил, почему их арестовали; мне ответили, что это было приказание местного командования, ввиду того, что они действовали против командования и против Верховного правителя, что местным командованием было приказано арестовать их и отравить в Омск…

… Попов. Каким образом сложилась их судьба и под чьим давлением? А ведь вы знаете, что большинство их было расстреляно.
Колчак. Их было расстреляно 8 или 9 человек. Они были расстреляны во время бывшего в двадцатых числах декабря восстания…

… Алексеевсский. Никаких особых указаний вы по этому поводу ему не давали?
Колчак. Нет, все делалось автоматически. На случай тревоги раз и навсегда было составлено расписание войск, — где каким частям находиться. Город был разбит на районы, все было принято во внимание. Никаких неожиданностей быть не могло, и мне не приходилось давать указаний. Накануне выступления вечером мне было сообщено Лебедевым по телефону или, вернее, утром следующего дня, что накануне был арестован штаб большевиков, в числе 20 человек, — это было за сутки до выступления. Лебедев сказал: «Я считаю все это достаточным для того, чтобы все было исчерпано, и выступления не будет».

Попов. Что он доложил относительно судьбы арестованного штаба?

Колчак. Он сообщил только, что они арестованы.

Попов. А не сообщал он, что на месте ареста были расстрелы?

Колчак. Они были расстреляны на второй день после суда…

… Попов. Расстрелы в Куломзине производились по чьей инициативе?

Колчак. Полевым судом, который был назначен после занятия Куломзина.

Попов. Обстановка этого суда вам известна. А известно ли вам, что по существу никакого суда и не было?

Колчак. Я знал, что это — полевой суд, который назначался начальником по подавлению восстания.

Попов. Значит, так: собрались три офицера и расстреливали. Велось какое-нибудь делопроизводство?

Колчак. Действовал полевой суд.

Попов. Полевой суд требует тоже формального производства. Известно ли вам, что это производство велось, или вы сами, как Верховный правитель, не интересовались этим? Вы, как Верховный правитель, должны были знать, что на самом деле никаких судов не происходило, что сидели два-три офицера, приводилось по 50 человек, и их расстреливали. Конечно, этих сведений у вас не было?

Колчак. Таких сведений у меня не было. Я считал, что полевой суд действует так, как вообще действует полевой суд во время восстаний…

… Попов. А сколько человек было расстреляно в Куломзине?

Колчак. Человек 70 или 80.

Денике. А не было ли вам известно, что в Куломзине практиковалась массовая порка?

Колчак. Про порку я ничего не знал, и вообще я всегда запрещал какие бы то ни было телесные наказания, — следовательно, я не мог даже подразумевать, что порка могла где-нибудь существовать. А там, где мне это становилось известным, я предавал суду, смещал, т. е. действовал карательным образом.

Попов. Известно ли вам, что лица, которые арестовывались в связи с восстанием в декабре, впоследствии подвергались истязаниям в контрразведке, и какой характер носили эти истязания? Что предпринималось военными властями и вами, Верховным правителем, против этих истязаний?

Колчак. Мне никто этого не докладывал, и я считаю, что их не было.

Попов. Я сам видел людей, открепленных в Александровскую тюрьму, которые были буквально сплошь покрыты ранами и истерзаны шомполами, — это вам известно?

Колчак. Нет, мне никогда не докладывали. Если такие вещи делались известными, то виновные наказывались.

Попов. Известно ли вам, что это делалось при ставке верховного главнокомандующего адмирала Колчака, в контрразведке при ставке?

Колчак. Нет, я не мог этого знать, потому что ставка не могла этого делать.

Попов. Это производилось при контрразведке в ставке.

Колчак. Очевидно, люди, которые совершали это, не могли мне докладывать, потому что они знали, что я все время стоял на законной почве. Если делались такие преступления, я не мог о них знать. Вы говорите, что при ставке это делалось?

Попов. Я говорю: в контрразведке при ставке. Возвращаюсь к вопросу о производстве военно-полевого суда в Куломзине.

Колчак. Я считаю, что было производство такое же, какое полагается в военно-полевом суде.

Попов. В Куломзине фактически было расстреляно около 500 человек, расстреливали целыми группами по 50 – 60 человек. Кроме того, фактически в Куломзине никакого боя не было, ибо только вооруженные рабочие стали выходить на улицу — они уже хватались и расстреливались, — вот в чем состояло восстание в Куломзине.

Колчак. Эта точка зрения является для меня новой, потому что были раненые и убитые в моих войсках, и были убиты даже чехи, семьям которых я выдавал пособия. Как же вы говорите, что не было боя…
Заверил заместитель председателя Иркутской Губ.Ч.К. К. Попов

Ночью 7 февраля 1920г. Колчака и Пепеляева без суда и следствия были расстреляли на берегу реки Ушаковка, основанием для казни послужило постановление принятое Иркутским военно-революционным комитетом:
«Обысками в городе обнаружены во многих местах склады оружия, бомб, пулеметных лент и пр.; установлено таинственное передвижение по городу этих предметов боевого снаряжения; по городу разбрасываются портреты Колчака и т. п.
С другой стороны, генерал Войцеховский, отвечая на предложение сдать оружие, в одном из пунктов своего ответа упоминает о выдаче Колчака и его штаба.
Все эти данные заставляют признать, что в городе существует тайная организация, ставящая своей целью освобождение одного из тягчайших преступников против трудящихся — Колчака и его сподвижников. Восстание это, безусловно обречено на полный неуспех, тем не менее может повлечь за собою ещё ряд невинных жертв и вызвать стихийный взрыв мести со стороны возмущенных масс, не пожелающих допустить повторение такой попытки.
Обязанный предупредить эти бесцельные жертвы и не допустить город до ужасов гражданской войны, а равно основываясь на данных следственного материала и постановлений Совета народных комиссаров Российской социалистической федеративной советской республики, объявившего Колчака и его правительство вне закона, Иркутский военно-революционный комитет постановил:
1) бывшего Верховного правителя адмирала Колчака и
2) бывшего председателя Совета министров Пепеляева
расстрелять.
Лучше казнить двух преступников, давно достойных смерти, чем сотни невинных жертв».

Тела погибших так и не нашли есть легенда, что по весне тело адмирала выловили казаки и захоронили его на территории Иркутского Знаменского монастыря, сегодня у входа в обитель адмиралу установлен памятник работы Вячеслава Клыкова.

В 1999г. суд Забайкальского военного округа, а в 2007г. прокуратура Омской области отказали, так называемым патриотически-настроенным российским гражданам в реабилитации адмирала Колчака обосновав свое решение следующим образом:
«сохранившиеся материалы допросов адмирала, с точки зрения военных юристов, показали, что он не остановил проводимого его контрразведкой террора в отношении гражданского населения, хотя и имел такие полномочия».

Чтобы убедится в том, что суд вынес правильное решение, я приведу слова Уильяма Сиднея Грейвса генерала командовавшего американскими оккупационными силами на дальнем востоке и Сибири:
«Солдаты Семенова и Калмыкова, находясь под защитой японских войск, наводняли страну подобно диким животным, избивали и грабили народ. В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как это обычно думали. Я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками, приходилось 100 человек, убитых антибольшевистскими элементами».

Tags: Александр Колчак, Гражданская война, гибель страны
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 1 год назад

    Этот пост был опубликован 1 год назад!

  • Тяжесть угрожает

    Голос в наушниках произносит: — Внимание! Петля Нестерова! Летчик берет ручку на себя, и горизонт встает дыбом. Земля, обычно…

  • Верные помощники пилота

    С земли уже давно не видно взлетевшей ракеты — она скрылась из виду, растворилась в ночной темноте. В почти космической пустоте,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments