fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Как меня расстреливали немцы...



Рассказ жительницы г. Полоцка, вырвавшейся из рук фашистских палачей

Жительница Полоцка Н.И.Матецкая была схвачена немцами и брошена в застенки гестапо. В течение 35 дней над ней издевались, а затем повели на расстрел. Фашистские палачи случайно не добили беззащитную женщину и засыпали ее заживо в яме. Матецкой удалось выбраться из могилы и спастись. К нам дошло письмо Матецкой, в котором рассказывается об ужасах, пережитых ею в гитлеровском застенке, ниже мы публикуем этот правдивый человеческий документ.

«Партизанам: прошу передать Советскому Правительству!


Как только появилась фашистская гадина в г. Полоцке — 15 июля 1941 года, вместе с ней появилась и верная спутница фашистской «цивилизации» — виселица. Виселицы можно было видеть всюду: на перекрестках дорог на Дретунь, Россоны и на первых попавшихся деревьях. В Полоцке в ноябре были повешены Кашенко из деревни Ломаная Рудня, Клепиков — зав. библиотекой ДК и ряд других сынов белорусского народа. Зверски замучена и расстреляна полуторатысячная масса населения. Первой жертвой людоеда Гитлера была наша советская интеллигенция.

Это было так: 20 октября в 7 часов утра в нашу квартиру ворвались пятеро из гестапо, вооруженные автоматами, грубо приказали одеться, погрузили на машину и бросили в холодный сарай, который был заранее обнесен колючей проволокой. В этот сарай было помещено 250 человек. Кроме того в этот день арестовали более 700 человек, которых поместили в тюрьму. Целую неделю не велось никакого следствия. На следующей неделе из нашего сарая стали водить на допрос по одному человеку в день. С допросов людей приводили избитыми до полусмерти. 20 ноября дошла очередь до меня. В 8 часов утра меня вызвали на допрос в помещение гестапо. Привели в коридор и поставили к стене лицом, где стоя нужно было ожидать, пока палачи-фашисты готовились к издевательствам. В 10 часов утра меня ввели в комнату допроса, где я увидела пишущую машинку, поломанные ящики и много мусора. На столе лежала плеть. Начался допрос. Он длился недолго. Сначала переводчик ударил меня несколько раз плетью, после чего начали спрашивать, кем работал мой муж при советской власти и был ли он коммунистом. Больше вопросов никаких не было. В заключение меня насильно заставили подписать протокол, написанный на немецком языке, содержание которого мне не было известно. В соседней комнате были слышны стоны и крики людей, которых тоже допрашивали в это время. Выйдя из комнаты, я увидела своих товарищей: Иванова, Евдокимова, Сементовского и других, истерзанных до полусмерти. Обо всем виденном и слышанном в застенках извергов-фашистов мне приказали под угрозой виселицы никому не рассказывать.

Меня допрашивали два раза, а некоторых товарищей по 5—6 раз.

С 20 октября до 24 ноября я просидела в этом сарае. «Распорядок» дня у нас был следующий: в 9 часов утра нам приносили по стакану воды в помойном ведре. После «завтрака» начиналась «физзарядка», которая состояла в том, что нужно было падать на землю, не сгибая ног и поддерживаясь руками. Мы находились в таком положении некоторое время, после чего нас подымали ударами сапога в лоб и палки — по спине. Такой прием повторялся пять раз, а вся «зарядка» продолжалась один-два часа. В час дня привозили баланду, содержимое в ней было следующее: гнилая немытая картошка без соли, залитая водой. В 6 часов вечера давали поллитра воды, после чего сарай закрывался. По своим нуждам людей выпускали только два раза в сутки. С 6 часов вечера до 9 утра выхода никакого не было.


С 20 октября по 24 ноября из 250 наших товарищей осталось только 60. 24 ноября дошла очередь до меня. В 8 часов утра вызвали на улицу меня, моего мужа Матецкого Федора, Матюкова — бывшего агронома МТС, его жену, Фальковскую Анну — врача, Матецкую Ирину, отпущенную из плена, и двух крестьянок Юравиского сельсовета. Продержав на морозе в недвижимом положении два с половиной часа, нас свалили в машину, как дрова, и повезли за город, в лес ко 2-й Бараухе. Машина остановилась, и по одному стали уводить к заранее подготовленной яме. Меня вывели предпоследней. Приказали раздеться, потом подвели к яме, где стоял палач, игравший колотушкой. Внезапный удар колотушки в затылок — и я, потеряв сознание, упала в яму. Видимо, в момент падения по мне дан был выстрел из винтовки, но, к моему счастью, пуля прошла только в щеку.

Сколько я лежала без сознания, не знаю. Придя в себя, я услышала предсмертные стоны лежавших в яме моих товарищей, по которым были еще даны выстрелы. Немцы забросали нас песком и удалились. Слой земли оказался небольшим, что дало мне возможность вылезти из ямы. Уйдя в глубь леса, я сделала себе перевязку, сняв нательную рубашку. Я просидела здесь до вечера. Долго потом пробиралась я по ночам лесами голая, пока не встретила своих людей, оказавших мне радушный прием...

Я рассказала о том, как меня расстреливали немцы. У меня теперь одна цель: мстить фашистским палачам. Нина Ивановна МАТЕЦКАЯ»

Н.Матецкая, «Красная звезда» №187, 10 августа 1943 года

Tags: История
Subscribe

  • Штандарт герцога

    В июне 1788 года на борт линейного корабля « Принц Густав », стоявшего недалеко от Гетеборга, прибыл командующий шведским…

  • «Честь Всероссийскому флоту»

    Под стеклом — пожелтевшая старинная грамота. Выцветшие строки говорят о том, что она пожалована Дмитрию Сергеевичу Ильину по поводу…

  • «Играть до последнего!»

    Это произошло в конце прошлого века. Русский военный корабль совершал учебное плавание по Эгейскому морю. В Хиосском проливе, недалеко от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments