fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Холоп и палач



В одном из городов Кубани, зелёных и тихих, как её станицы, военный трибунал слушает дело об известных сейчас всему миру зверствах немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории города Краснодара и Краснодарского края. Город этот давно стал нашим глубоким тылом. Жизнь вернулась в этот благословенный край.

И вот мы слушаем обвинительный акт гитлеровцам и тем их пособникам, которые сидят на скамье подсудимых и дают показания, не смея ни с кем встретиться взглядом, и в памяти встаёт иная Кубань — истерзанная, ограбленная, залитая кровью, покрытая виселицами, в пламени, в таком страшном горе, которое уже неспособно найти выход ни в крике, ни в слезах, — оно ищет и найдёт его только в отмщении.


Вспоминается, как части Красной Армии прошли с боями исстрадавшуюся в немецкой неволе Кубань и в ночь на 12 февраля подошли к Краснодару. Немцы жгли и взрывали город. Отсветы пламени струились, как кровь, по затянутой льдом поверхности талых вод, будто прекрасное живое тело города истекало горячей кровью, и от непереносимого этого жара плавились стёкла в окнах домов, железные крыши вспыхивали и сворачивались, как береста, и закипала и испарялась вода в лужах.

Рассвет застал нас тогда уже в центре города, и мы увидели то, чего не забыть никогда: виселицу на Красной и на Сенном базаре, трупы сожжённых советских граждан в подвалах гестапо, пылающие огнём дома и толпы граждан, обнимающих, забыв про всё на свете, своих спасителей — бойцов Красной Армии.

Это было первое вновь советское утро Краснодара. Страдания неволи остались позади. Немцы были отброшены далеко на запад. Тысячи и тысячи их поплатились жизнью за кровь замученных ими советских людей. Немецкое командование и руководители гестапо ушли на этот раз от заслуженной кары. Но были пойманы их холопы, пошедшие к ним в услужение мерзавцы из карательного отряда, из «зондеркоманды СС-10-а».

Законченный тип такого немецкого холуя являет собой подсудимый Тищенко. Он сделал «блистательную карьеру» на службе немецких оккупантов. Оставшись на территории, занятой противником, он добровольно поступил в полицию, вскоре был назначен старшиной «зондеркоманды», а спустя месяц получил повышение — был поставлен, по рекомендации начальника городской полиции, следователем гестапо. Тищенко был захвачен в Краснодаре в день вступления в город наших войск — 12 февраля. Мне довелось наблюдать, как его вскоре после ареста сажали в машину, чтобы отвезти на допрос.

— Расстреливать везут, — хмуро сказал он другому предателю.

— На тебя советскую пулю жалко истратить, змеиное семя, — сказала слышавшая разговор предателей между собой седая женщина в толпе, стоявшей на улице, и сплюнула от охватившего её омерзения.

— Тебя повесить мало!

Тищенко не расстреляли тогда и не повесили. Он, как и другие подобные ему, был предан суду. И вот он стоит перед советским судом. Слушаешь его и не понимаешь, что же было и осталось в нем русского.

— Я изменник родины, — говорит он суду.

Он выговаривает это чёрное слово без аффектации, но и без раскаяния. Измена — это его профессия. Он признает, что пошёл в услужение к злейшему врагу родины сознательно.

Тищенко даёт показания суду суконным языком доноса: «Будучи старшиною карательного отряда...»; «время пребывания человеческой жизни в машине, наполненной газами...»; «4 февраля, сидя в кабинете, я почувствовал потребность выйти по естественной надобности во двор гестапо»...

Тищенко — душегуб, и гитлеровцы не ошиблись в нём, дав ему в подчинение несколько душегубов помельче, приставив его к автомобилям-«душегубкам», поручив ему вести следствие и поставлять в гестапо новые и новые жертвы. Он монотонно повествует о том, как «давал плетей» своим подследственным — Котову и Доценко. На предложение председателя суда полковника юстиции Майорова рассказать поподробнее о методах допроса в гестапо он роняет немногосложно и вяло:

— Ну, били шомполами, пинали носками, рвали волосы, вырывали ногти.

Он оживляется несколько, когда речь заходит о взятках, которые он вымогал в промежутках между допросами. Да, он брал взятки. Он брал их, не стесняясь количеством и качеством, — картошкой и вареньем, деньгами и всем, чем угодно.

Ему не понадобилось много времени, чтобы войти в курс и во вкус палаческого ремесла. И он сам отбирал себе подручных из четырёх полицейских отрядов, которые привели и выстроили перед ним.

— Кого из подсудимых вы знаете по «зондеркоманде»? — спрашивает председательствующий подсудимого Тищенко.

Тищенко деловито оглядывает сидящих вместе с ним на скамье подсудимых.

— Всех, — говорит он. — Все они из «зондеркоманды».

— Значит, всё это ваша банда, — констатирует председательствующий.

Тищенко молчит. Ему нечего добавить ко всему тому, что он уже показал.

Суд об'являет короткий перерыв, и публика стремится скорее выйти на свежий воздух, стряхнуть с себя тяжёлые воспоминания о кошмарах, душивших города и станицы края, навеянные показаниями банды гитлеровского подручного Тищенко. // П.Белявский, спец.корреспондент «Известий».

«Известия» №166, 16 июля 1943 года

Tags: История
Subscribe

  • Фашизм в США

    Общественное отделение белых граждан США от чернокожих и индейцев было официально запрещено в 1958г. 60-70 летние «цветные…

  • Россия больше никогда не должна помогать США

    В Америке не принято об этом много говорить, но своим существованием США обязаны России. Давайте вспомним, как Россия помогала, этой стране в…

  • Капитализм и Демократия

    Сегодня американские политики не скрывают разочарования, что не нанесли в 1991г. России последний смертельный удар. Тогда они не сомневались,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments