fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Одни палачи понесли заслуженное наказание, а как же Гитлер? (Часть 1)





Гитлер не покончил с собой! Он бежал и умер от инфаркта! В День Победы, вспоминая о великих испытаниях и жертвах Отечественной войны, каждый россиянин испытывает глубокое удовлетворение при мысли о справедливом возмездии, настигшем нацистскую верхушку третьего рейха. Но ныне в преддверии 50-летней годовщины Победы все чаще и чаще появляются сведения, что в действительности все было далеко не так, как считали историки. Участники событий, свидетели, архивисты, журнаписты, исспедователи обнаруживают удивительные факты, неизвестные широкому кругу читатепей.
Мы публикуем подборку подобных материалов, разрушающих привычные, давно сложившиеся представления о судьбе фашистских бонз, и прежде всего о судьбе Адольфа Гитлера и его жены Евы Браун...

ОНИ ПОНЕСЛИ ЗАСЛУЖЕННОЕ НАКАЗАНИЕ

16 октября 1946 года в 1 час 14 минут утра главный палач Международного военного трибунала в Нюрнберге сержант армии США Дж. Вуд приступил к исполнению приговора над нацистскими военными преступниками.
Первым ввели в тюремный спортивный зал, переоборудованный под место казни, бывшего министра иностранных дел И. фон Риббентропа. Он был в коричневом костюме, в голубой рубашке с темно-бордовым галстуком, в которых его часто видели в зале суда. Его голова с редкими седыми волосами была откинута назад, глаза полузакрыты. За ним шли капеллан и два конвоира. У входа в зал эту группу встретил худощавый американский полковник и провел ее к левой из трех виселиц. Конвоиры и священник поднялись вместе с осужденным на эшафот по 13 темно-серым ступеням. Здесь его поставили на крышку люка и повернули лицом к свидетелям казни - четырем генералам союзнических армий, двум немецким свидетелям и восьми корреспондентам Англии, США, СССР и Франции.
Тут Риббентроп сбросил с себя оцепенение и выкрикнул: «Боже, спаси Германию»! После этого он спросил: может ли он сделать заявление. Переводчик подождал, пока палач не накинет на шею осужденного петлю с 13 узлами, после чего начал переводить заявление Риббентропа, который призвал Восток и Запад к союзу во имя установления мира во всем мире. Как только прозвучали последние слова заявления, подполковник махнул правой рукой, палач надел на голову казнимого темный мешок и затянул петлю на его шее. Помощник палача толкнул вперед рычаг, освобождающий створки. Люк со скрипом распахнулся, и Риббентроп исчез в черном провале. Веревка дернулась несколько раз и замерла...
Вслед за ним на эшафот поднялись остальные девять осужденных: В. Кейтель, Э. Кальтенбруннер, А. Розенберг, Г. Франк, В. Фрик, Ю. Штрайхер, Ф. Заукель, А. Йодль и А. Зейсс-Инкварт. Одиннадцатый из осужденных на смерть - рейхсмаршал Г. Геринг - избежал казни: за два часа до экзекуции он раздавил зубами ампулу с цианистым калием, переданную ему женой в прощальном поцелуе...
Тела казненных с петлями на шеях снимали под эшафотами и переносили за черную занавесь в правую часть зала. Вверху: тело казненного Риббентропа. В середине: тело Г. Геринга, покончившего с собой за два часа до казни. Один глаз рейхсмаршала зловеще приоткрыт, на теле - зеленоватый налет от действия цианистого калия. Внизу тело Г. Гиммлера, сфотографированное в Люнебурге. Шеф гестапо был арестован близ Гамбурга с фальшивыми документами. Вскоре после ареста раскусил ампулу с ядом, похоронен в общей могиле, местонахождение которой неизвестно.
Казнь всех осужденных, занявшая 103 минуты, завершила нюрнбергскую эпопею - самый долгий суд в истории, длившийся с 20 ноября 1945-го по 1 октября 1946 года. Перед судом предстал 21 из 24 главных обвиняемых (двое из них - Г. Гиммлер и И. Геббельс - покончили с собой до капитуляции, третий - М. Борман - не был обнаружен, и его судьба неизвестна до сих пор). Подсудимым было предъявлено обвинение в ведении агрессивных войн, военных преступлениях, массовых издевательствах и убийствах, разрушении городов, преступлениях против мира и человечности. Проведя 216 заседаний общей длительностью 1100 часов, изучив 300 тысяч документов, заслушав 200 свидетелей, обвинителей и адвокатов, трибунал оправдал троих обвиняемых (Я. Шахта, Ф. Папена и Г. Фриче), присудил к разным срокам тюремного заключения четверых (Б. Шираха, А. Шпеера, К. Нейрата и К. Деница), приговорил к пожизненному заключению троих (Р. Гесса, В. Функа и Э. Редера), вынес смертные приговоры двенадцати подсудимым (М. Борман был приговорен заочно).
Что касается главного виновника трагических катаклизмов в истории Европы и мира Адольфа Гитлера, то его судьба остается неясной до сих пор. Е. Ржевская, входившая в группу советских разведчиков майора Клименко, утверждает, что ими были обнаружены и надежно идентифицированы полусгоревшие останки Гитлера. Известный же специалист по истории фашистской Германии У. Ширер в своем капитальном труде «Взлет и падение третьего рейха» доказывает, что обнаружить останки Гитлера не удалось. Правда, он допускает возможность того, что полусгоревшие трупы Гитлера и Евы Браун были просто сметены со двора имперской канцелярии шквальным огнем советской артиллерии. В любом случае судьба Гитлера и его останков до сих пор продолжает пребывать в сфере более или менее гадательных утверждений...
Что требуется для правильного выбора мебели в дом? Во-первых, вам следует вызвать замерщика. Основные задачи на данном этапе – обеспечить точность замеров и правильно подобрать необходимые параметры.
Автор - Владимир КУЙБЫШЕВ

Я СЖЕГ АДОЛЬФА ГИТЛЕРА
Полдень 30 апреля 1945 года. В районе имперской канцелярии и правительственного квартала непрерывно рвутся снаряды русской артиллерии. Сражение становится все более ожесточенным. С грохотом рушатся дома; улицы вокруг имперской канцелярии постепенно превращаются в каменную пустыню.
Фюрер попрощался со всеми присутствующими, каждому пожал руку и поблагодарил за службу и верность ему. Секретарши фрау Юнге и фрау Кристиан, а также диетическая повариха фрейлейн Манциази были приглашены к обеду. Рядом с Адольфом Гитлером сидела его жена. Как в лучшие дни, он старался вести непринужденную беседу, и для каждого у него находилось доброе слово.
Едва только был закончен этот последний обед и три дамы удалились, фюрер через своего адъютанта Гюнше снова позвал их к себе. Стоя с женой на пороге своей комнаты, он попрощался с ними еще раз. Фрау Гитлер обняла женщин, на протяжении многих лет бывших сотрудницами фюрера, и еще раз пожала им на прощание руку, Гитлер попрощался также с Борманом и своим адъютантом Гюнше. Адъютант Гюнше еще раз получил строгий приказ тотчас же связаться со мной для того, чтобы заготовить достаточно бензина для сожжения трупов Гитлера и его жены. Объясняя это, шеф сказал своему адъютанту:
- Я не хочу, чтобы после моей смерти русские выставили меня в своем паноптикуме.
Я в это время находился в малопострадавшем подземном гараже. Большая часть машин еще не сгорела, но они были придавлены обрушившимися потолками. Торопясь, я приказал своему заместителю взять несколько человек и тотчас же приступить к работе, а потом доставить к указанному месту канистры с бензином. Сам я поспешил, пробираясь через развалины, мимо разбитых машин к Гюнше, чтобы узнать, что же случилось?
В тот момент, когда я вошел в бункер, Гюнше выходил из рабочего кабинета Гитлера, так что мы встретились в приемной. Его лицо изменилось до неузнаваемости. Смертельно бледный, он уставился на меня.
- Ради Бога, Отто, что же случилось? - вскричал я...
Казалось, Гюнше не слышал моих слов, он бросился к дверям и закрыл их. Затем он повернулся, посмотрел на меня широко раскрытыми глазами и сказал:
- Шеф умер!
Меня как будто ударили обухом по голове... Я засыпал его вопросами:
- Как это могло случиться? Ведь еще вчера я говорил с ним! Он был здоров и полон сил!
Гюнше был настолько потрясен, что не нашел слов для ответа. Он только поднял правую руку, имитируя выстрел в рот.
- А где же Ева? - спросил я, глубоко потрясенный.
Гюнше показал рукой на закрытую дверь кабинета шефа:
- Она с ним.
Лишь постепенно и с большим трудом узнал я, как все это произошло.
Шеф застрелился в своем рабочем кабинете из револьвера выстрелом в рот и упал головой на стол. Ева сидела, прислонившись к спинке дивана рядом с ним. Она отравилась. Однако и у нее в руке был наготове револьвер. Правая рука ее свисала со скамьи, револьвер лежал на полу рядом.
- Борман, Лингэ и я слышали выстрел и бросились в комнату. Доктор Штумпфегтер пришел для осмотра. Позвали Геббельса и Аксмана.
Эти слова Гюнше ошеломили меня.
- Кто у него сейчас?
- Геббельс, Борман, и Лингэ, и еще доктор Штумпфегтер - он констатировал смерть. Аксман уже ушел.
В этот момент один из моих людей появился в приемной и доложил, что к входу в бункер доставлено 160-180 литров бензина. Я отослал его обратно. В этот момент дверь в комнату Гитлера открылась.
- Бензин! Где бензин? - закричал с отчаянием личный ординарец Гитлера Лингэ.
Я ответил:
- Бензин приготовлен!
Лингэ бросился обратно в комнату. Через несколько секунд дверь снова открылась. Доктор Штумпфегтер и Лингэ несли завернутый в темное солдатское одеяло труп Адольфа Гитлера. Лицо шефа было закрыто до самой переносицы. Сквозь сильно поседевшие волосы белел мертвенно белый лоб; левая рука выскользнула из одеяла и свисала вниз. Следом Мартин Борман нес Еву Браун. Она лежала у него на руках в легком черном платье. Ее голова с белокурыми локонами откинулась назад. Эта картина потрясла меня еще больше, чем вид моего мертвого шефа. Ева ненавидела Бормана. Она претерпела от него много обид. Его интриги в борьбе за власть давно уже были известны ей. И вот теперь ее, мертвую, нес к ее последнему пристанищу ее величайший враг. Нет, ни одного момента она не должна оставаться на руках Мартина Бормана!
Я сказал Гюнше:
- Помоги нести шефа, а я возьму Еву.
Я подошел к Борману и молча взял труп Евы у него из рук. Ее левый бок влажен. Я подумал, что она тоже застрелилась. (Позднее Гюнше сказал мне, что, когда фюрер упал головой на стол, опрокинулась ваза и вода пролилась на Еву.)
...Было два часа дня. Территория имперской канцелярии находилась под сильным обстрелом. В непосредственной близости рвались снаряды. Бесчисленные фонтаны земли поднимались вверх. В воздухе стояла цементная пыль. Доктор Штумпфегтер и Лингэ быстро положили на землю труп шефа примерно в трех метрах справа от входа в бункер. Рядом стояла большая бетономешалка, которую в свое время привезли для того, чтобы усилить бетонное перекрытие фюрер-бункера еще на метр. Гитлер лежал, завернутый в одеяло, ногами к бункеру - так, как его положили. Одеяло, на котором его несли, так и не сняли. Длинные черные брюки задрались вверх. Правая ступня, как и при жизни, была повернута внутрь. Я часто замечал, что он держал так ногу, когда, усталый, сидел рядом со мной в машине. Гюнше и я опустили Еву Браун наземь рядом с ее мужем. В спешке мы положили ее труп под углом к трупу Адольфа Гитлера.
Вокруг нас рвались русские снаряды; казалось, будто в этот момент интенсивность обстрела имперской канцелярии и фюрер-бункера удвоилась. Я бросился назад в бункер... Потом схватил бак с бензином, выбежал из бункера, поставил его рядом с трупами и, быстро нагнувшись, сорвал пробку с бака... Рядом со мной Гюнше и Лингэ выполняют свой последний долг перед Гитлером и его женой. Ветер играл одеждой мертвых, пока она не намокла от бензина...
У входа в бункер рядом с нами, выполнявшими эту страшную работу, стояли доктор Геббельс, Борман и Штумпфегтер. Никто не смел в этот момент покинуть бункер. Снаружи был ад!
Однако как же нам поджечь бензин? Случайно мой взгляд упал на большую тряпку, которая валялась с пожарными шлангами у входа в бункер.
- Вон тряпка! - крикнул я возбужденно.
Гюнше бросился и схватил ее. Открыть бак и смочить тряпку бензином было делом одной секунды. Тряпка быстро пропиталась горючим.
- Спичку!
Доктор Геббельс достал коробок из кармана и протянул его мне. Я чиркнул спичкой, поджег тряпку. Едва огонь вспыхнул, я бросил горящий шар, и он, описав дугу, упал на трупы, политые бензином... Через секунду вверх взметнулось огромное пламя и поднялось облако черного дыма... Словно окаменев, смотрели на эту картину доктор Геббельс, Борман, Штумпфегтер, Лингэ, Гюнше и я. Огонь медленно пожирал трупы. Все мы, шесть человек, в последний раз прощались с шефом и его женой...
Бензин догорал. Между тем трупы еще даже не обуглились, и, поскольку подливать бензин в еще не потухший костер было невозможно, приходилось выжидать, пока огонь не погаснет, а потом снова поливать трупы бензином и поджигать его... Сожжение трупов длилось примерно с 14 до 19.30 часов вечера. В труднейших условиях мне удалось с помощью моих людей достать еще несколько сот литров бензина...
Вечером, явившись в бункер, я встретил там генерала полиции Раттенгубера, который сообщил мне, что вместе с несколькими своими сотрудниками и личным ординарцем Гитлера - Лингэ - он присутствовал, когда тушили огонь.
Обуглившиеся останки трупов Гитлера и его жены были собраны и похоронены в небольшой могиле у стены моей квартиры.
Эрих КЕМПКА, личный шофер Гитлера

Журнал Чудеса и приключения, №5-1994 год.


Tags: ЧиП
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments