fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Святейшая инквизиция





Из книги Клары Наумовны Берковой, «Герои и мученики науки», 1939 год.

Весной 1208 года папа Иннокентий III бросил воинственный клич всему христианскому миру: «Восстаньте, воины христовы! Истребляйте нечестивых всеми средствами, какие укажет вам бог!»
Это был призыв к истреблению «еретиков» Южной Франции, известных под названием альбигойцев (от городка Альби).
Кто такие были еретики и чего они хотели?
Еретиками были те, кто возмущался засильем феодальной знати, привилегиями духовенства, алчностью церковников. Обездоленное, закрепощенное крестьянство мечтало о равенстве и справедливости, об освобождении от насильников. Особенно притеснял его своими поборами крупнейший крепостник - папа римский. Ремесленники и купцы цветущих городов Южной Франции также страдали от папских налогов.
Альбигойцы и другие еретики не признавали власти папы, отвергали некоторые обряды, не хотели повиноваться епископам. Они обличали духовенство в роскошном образе жизни и призывали церковь отказаться от своих богатств. За все это папы объявили их богоотступниками и предали проклятию.
Требования еретиков часто носили религиозный характер. Но под «религиозной мантией», по выражению Энгельса, скрывался глубокий социальный протест, борьба угнетенных против угнетателей. И городские ремесленники и крестьянские массы поднимались против феодалов-помещиков, против бесчисленных князей и королей и самого могущественного из них - папы римского. В этом и состояла их «ересь».

Папа собрал против альбигойцев двухсоттысячное войско. К нему шел всякий сброд, в расчете на легкую поживу. Кроме того, папа обещал отпущение грехов за расправу с альбигойцами. «Мы не обещаем вам награды здесь, на земле, за службу вашу богу с оружием в руках, - объявил папа, - но вы войдете в царствие небесное». Через три месяца папская армия вторглась в город Безьи и стала беспощадно избивать жителей. В этой бойне погибло больше шестидесяти тысяч человек. Когда у папского посла спросили, как отличить еретика от верного сына церкви, он ответил: «Бейте их всех, господь узнает своих».
«Крестовый поход» против альбигойцев и разгром их не прекратили движения масс против феодалов и папской власти. Ересь надо было вырвать с корнем! С этой целью и было организовано вскоре после похода на альбигойцев верховное судилище - «святейшая инквизиция».
Большую поддержку папству оказывали монашеские объединения, или ордены. Особенным влиянием пользовался орден доминиканцев, названный так по имени его основателя, испанца Доминика. На своем знамени доминиканцы изображали собаку с горящим факелом в пасти. Это означало, что они, как верные псы, охраняют истинную веру. Да и самое их название «доминиканес» по-латыни означало «псы господни». Этим «псам» папа и поручил ведать инквизицией (от латинского слова «инквизицио» - розыск).
Страшные дела творились в застенках инквизиции! Людей, подозреваемых в ереси, хватали по первому доносу. Допрос и суд велись в полной тайне. Защиты не полагалось, зато обвинять мог всякий и каждый. Главным способом вырвать признание в ереси была пытка. Каких только зверств не придумывали «святые» палачи! Выворачивали суставы, бросали людей на острые гвозди, лили через воронку в рот бутылями холодную воду, завинчивали ноги в «испанские сапоги», поджаривали на медленном огне, замуровывали живых людей в монастырские стены. Неудивительно, что обвиняемые сознавались в чем угодно - только бы избавиться от мук. Люди возводили на себя всевозможные небылицы.
За ересь было одно наказание - смерть. Но ведь в «священном писании» сказано: «Не убий». Как же быть? И попы нашли выход. Осужденные еретики передавались в руки светских властей с наказом обходиться с ними «кротко и милосердно» и наказывать их «без пролития крови». Эта зловещая формула обозначала: сжечь на костре заживо!
Сожжение еретиков, или аутодафе, обставлялось с большой торжественностью. Каждому, кто шел на это зрелище, папа объявлял прощение грехов вперед на сорок дней. Тысячи любопытных стекались к месту казни. Сюда же съезжались короли, герцоги, графы со своими свитами. Осужденные шли с горящими свечами в руках. На их одежде были нарисованы дьяволы и ведьмы. Бумажный колпак, надетый на голову, тоже был испещрен изображениями чертенят. За осужденными шли монахи-инквизиторы, священники и епископы. Шествие замыкал руководитель этого чудовищного судилища, сам «великий инквизитор», в фиолетовом одеянии, окруженный стражей.
По всей Европе пылали костры инквизиции. Людей сжигали «к вящей славе божией» целыми пачками - десятками и сотнями. Испанский великий инквизитор, Торквемада, прозванный «первосвященником палачей», хвастался, что он один предал сожжению сто тысяч двести двадцать человек. За все время деятельности инквизиции - а она продолжала свою страшную работу вплоть до конца XVIII века - было сожжено не менее трех миллионов человек. Это было «угодно богу», лицемерно уверяли монахи. К тому же, это было чрезвычайно выгодно для них - ведь все имущество осужденных конфисковывалось в пользу церкви!
Церковному суду подлежали не только те, кто имел дерзость выступить против папства, не только те, кто требовал у церкви отказа от власти и богатств. Согласно инструкции инквизиторов, к этому суду привлекались также и «все, занимавшиеся чародейством», «всякий, прикосновенный к ереси словом, делом или сочинением».
Такие пункты давали широкий простор для борьбы с возрождающейся наукой. Мы видели, что уже в XIII веке зарницы ее прорезали мрак средневековья. Научные опыты легко было приравнять к «чародейству». А «прикосновенным к ереси» церковники объявляли всякое научное открытие, несогласное с бреднями «священного писания».
«Святейшая инквизиция» охраняла устои старого, феодального мира, искавшего опоры в библейских легендах. Но эти устои постепенно расшатывались. Подымались борцы за новую культуру, за подлинную науку. Они возвышали свой голос против верований и предрассудков, которые церковь объявляла священными. Много надо было героизма, много страстной веры в науку, чтобы пробивать ей пути под угрозой костра. Безвестные герои камень за камнем закладывали ее фундамент, боролись и гибли в борьбе. Лишь наиболее стойкие, наиболее одаренные оставляли свои имена будущим векам. Их труды, их жизнь учат нас, как добывались великие достижения, человечества.
Вслед за Рожером Бэконом история выдвинула новых борцов, целое созвездие славных имен.

Tags: Изречения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments