fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Цитаты из книги Архимандрита Тихона (Шевкунова) – «Несвятые святые»



Мы жизнь готовы были за них отдать. Но не монастырь.

Мужество - это когда заранее знаешь, что ты проиграл, и всетаки берешься за дело, и наперекор всему на свете идешь до конца.

Наказание может служить началом к прощению и без него прощения быть не может.

Вообще, подлинный, а не притворный, разыгрывающий роль старца духовник всегда будет советовать, убеждать, порой настаивать, но никогда не станет подавлять волю христианина. А от священника, который настырно требует беспрекословного послушания во всем, и вовсе надо бежать, как от беса.


Побеждает тот, кто переходит в наступление.

Российская интеллигенция не изменяет себе даже во сне!

«Мне приходилось быть очевидцем, как на войне некоторые, боясь голодной смерти, брали с собой на спину мешки с сухарями, чтобы продлить свою жизнь, а не сражаться с врагом; и эти люди погибали со своими сухарями и не видели многих дней. А те, которые снимали гимнастерки и сражались с врагом, оставались живы».

Коммунист, гость из Финляндии, в присутствии своих советских друзей задал отцу Алипию фирменный вопрос атеистов: - А не объясните ли вы, почему космонавты в космос летали, а Бога не видели? Отец архимандрит участливо заметил ему: - Такая беда может и с вами случиться: в Хельсинках бывали, а президента не видели.

Судить будешь - нигде не уживёшься, это - Богу мерзко. Сам за собой гляди!

Как-то к отцу Иоанну подошел молодой человек, выпускник Духовной академии, и, представляясь, между прочим заявил: «Я богослов». Отец Иоанн очень удивился и спросил: - Как - четвертый? - Что - «четвертый»? - не понял академист. Отец Иоанн пояснил: - Мы в Церкви знаем трех богословов: первый - Иоанн Богослов, апостол и любимый ученик Спасителя. Второй - Григорий Богослов. И третий - Симеон Новый Богослов. Только им Святая Церковь за всю свою двухтысячелетнюю историю решилась усвоить имя «Богослов». А вы, значит, четвертый?

Господь принимает не только наши дела, но даже искренние намерения и решимость.

Страшное дело - примкнуть к толпе.

Однажды, когда в очередной раз пришли требовать закрытия монастыря, он без обиняков объявил: - У меня половина братии - фронтовики. Мы вооружены, будем сражаться до последнего патрона. Посмотрите на монастырь - какая здесь дислокация. Танки не пройдут. Вы сможете нас взять только с неба, авиацией. Но едва лишь первый самолет появится над монастырем, через несколько минут об этом будет рассказано всему миру по «Голосу Америки». Так что думайте сами!

Во-первых, у него был полный рот золотых зубов. А во-вторых, когда мы укладывались спать в единственной комнате - кто на кроватях, кто на полу, - он, сняв свой священнический подрясник, надел специально привезенный с собой особый белый подрясник для сна. На мой недоуменный вопрос священник серьезно сообщил, что это я, мальчишка, могу спать в трусиках и в маечке, а он, священник, должен отходить ко сну в подряснике. Вдруг именно в эту ночь будет Второе Пришествие Иисуса Христа? Что же, ему, иерею Божию, встречать Господа в трусах? Мне тогда понравилась такая его вера.

Гнездящееся внутри древнее зло всегда будет преследовать нас и никогда не оставит попыток снова вкрасться и овладеть своей главной целью - нашей душой. И лишь мужественная борьба со злом ради удивительной и для многих непонятной цели - чистоты нашего сердца - оправдывают нас перед Богом.

Tags: Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments