fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Оборона до самого конца войны – взгляд Гудериана



Обширная территория, оккупированная немецкой армией в первые два года войны, давала ей большие возможности для организации и ведения обороны. Конечно, нельзя было не видеть, что и эта территория когда-нибудь будет потеряна, и на всякий случай следовало бы подумать о строительстве тыловых позиций, однако немецкое верховное командование никак не хотело уделять этому должного внимания. Армейские генералы все настойчивее просили об этом Гитлера, но тщетно. Гитлер вбил себе в голову ту идею, что немецкие генералы только потому и выступают за строительство тыловых позиций и оборонительных сооружений, что надеются сразу же отступить на эти позиции по окончании их постройки. Это совершенно необоснованное и вместе с тем совершенно беспрецедентное недоверие к своим генералам и их способности к сопротивлению привело к тому, что всякие серьезные шаги к осуществлению подобных мероприятий были им запрещены. И только отдельным командирам, прибегавшим к различным уловкам и хитростям удалось обойти этот запрет.

Отсутствие тыловых позиций давало русским возможность в случае любого их прорыва создавать опасность полного поражения. Хроническая нехватка резервов еще больше усугубляла эту ошибку верховного командования. Нехватка стала еще более чувствительной, ибо для отражения предполагавшегося вторжения западных держав нужно было при любых обстоятельствах в течение 1943 года привести в боевую готовность на Западе необходимое количество боеспособных войск. А войска можно было снять только с Восточного фронта, где и без того шли тяжелые бои.
Беда Германии, заключавшаяся в том, что, сжатая со всех сторон противником, она вела войну на два фронта, давала знать о себе все больше и больше. После потерн Северной Африки и последовавшей за этим высадки союзников в Италии возник третий фронт. Воздушные базы противника угрожающе приблизились к границам Германии.
Видя эти трудности, тогдашний начальник немецкого генерального штаба хотел сделать попытку снова взять инициативу на Востоке в свои руки и решающим образом ослабить наступательную мощь русских. Он предложил Гитлеру осуществить наступление на выступ русского фронта под Курском, глубоко вдававшийся в расположение немецких войск. Гитлер долго колебался, потому что он хорошо понимал трудности этого предприятия, о которых ему, кстати, очень убедительно рассказал командующий войсками под Курском генерал-полковник Модель. Но под конец Гитлеру пришлось все-таки согласиться с мнением генерала Цейтлера.[46] Наступление провалилось. Армия понесла тяжелые потери, невосполнимые при нашем бедственном положении. Инициатива на Восточном фронте окончательно перешла к противнику. С этого времени немецкая армия постоянно отступала. Истощенные в боях дивизии беспорядочно отходили, не образуя сплошного фронта и не находя поддержки в тылу. Организация тыла была не налажена, в связи с чем войска несли излишние потери, а при тех недостатках, которые мы имели во многих областях, они вели к еще большему ослаблению фронтовых войск и к огромным затруднениям в ремонте техники и боевого снаряжения. Недостаток запасных частей для ремонта особенно пагубно влиял на авиацию и танковые войска. Взятый с самого начала неправильный курс на ограничение технического роста этих двух основных родов войск привел к тому, что мы с каждым днем становились слабее нашего противника. Нехватка горючего снижала подвижность войск и до минимума сокращала срок обучения летчиков и танкистов.
Интенсивные, поглощающие людей и технику бои на Востоке отрицательно влияли на оснащение Западного фронта для отражения вторжения союзников. В то время как русские продолжали наносить свои удары и летом 1944 года совершили огромный прорыв на фронте группы армий «Центр», союзники весьма удачно осуществили высадку своих войск на Западе и провели ряд операций в Италии, а партизаны на Балканах усилили свою борьбу. Доверие к верховному командованию заметно снизилось. Некоторые политические деятели и высшие офицеры надеялись изменить положение, устранив Гитлера от власти и создав таким образом предпосылки для заключения мира. Неудачное покушение на фюрера 20 июля 1944 года положило конец этим надеждам. Склонить Гитлера к заключению мира не удалось ни до покушения, ни после него. Он знал, что противники не намерены вести с ним переговоры. и поэтому со своей стороны резко пресекал всякие попытки решить этот вопрос. Такой же политики отказа придерживался он и в отношении мирных предложений Сталина, сделанных ему в предыдущие годы.
По мере ухудшения обстановки на фронте немецкое верховное командование становилось все более упрямым. Всякая часть фронта, выступавшая на Восток, должна была удерживаться до тех пор, пока оборонявшие ее войска не оказывались полностью окруженными. Большое число солдат и огромное количество материальной части было потеряно исключительно по причине такого безответственного поведения командования. Только осенью 1944 года начальнику генерального штаба сухопутной армии удалось добиться от Гитлера разрешения на оборудование тыловых позиций и старых восточных крепостей. Но было уже поздно. Формирование гарнизонов и оснащение крепостей удалось осуществить не везде, да и средства для этого были весьма скудными. И все же начиная с января 1945 года эти слабо защищенные укрепления и их гарнизоны оказали немалое влияние на ход событий, обеспечив войскам опору и замедлив русское наступление настолько, что демаркационной линией между западными державами и Советским Союзом стала Эльба, а не какой-нибудь другой рубеж еще дальше к западу. В противном случае исход войны стал бы еще более неблагоприятным и положил бы конец существованию нашего народа. Положение Германии было бы гораздо лучшим, если бы Гитлер зимой 1944 года вместо наступления в Арденнах направил бы все свои усилия на Восток. Из двух противников, стоявших у порога Германии, несомненно, самым опасным для дальнейшего существования немецкой нации был Советский Союз.
8 мая 1945 года немецкие вооруженные силы, не будучи в состоянии изменить создавшуюся обстановку, капитулировали. Они выполнили свою присягу и долг до последнего конца. Не по их вине эта тяжелая борьба окончилась полным уничтожением рейха.
Генерал-полковник в отставке, Гейнц Гудериан, «Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых». (пер. Л. К. Камолова)

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments