fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Стало нехорошо - поехали в Ригу



Многое перевернула, свихнула на свете мировая война, революция. Не только пуп земли с'ехал набок, но и вообще всякие места, поменялись местами. Для ума любознательного и досужего есть в наши дни много пищи.

Например, вопрос:

- Откуда в европейской газете можно почерпнуть самую лучшую и самую полную информацию о Советском союзе?


Неопытный, наивный простак пожмет плечами и, не задумываясь, ответит:

- Из Советского союза, конечно.

Более опытный и более горько искушенный человек, если он вдобавок просматривает иностранную белую прессу, нисколько не пожимая плечами, усмехнется и укажет:

- Из Риги, конечно.

И будет прав.

Другой укажет Ревель, и тоже будет прав.

Третий укажет Гельсингфорс. И тоже, безусловно, будет прав.

Со времени гражданской войны Рига стала центральным заготовочным пунктом по поставкам в мировую буржуазную и эмигрантскую печать разных уток и вообще всякой дичи о Советской стране, советской власти, обо всем советском.

Восемьдесят процентов всего неповторимого, необычайного, неслыханного, злостного, хулиганского, уголовного вранья, какое цвело эти годы за заборами наших республик, выращивалось в Риге.

Было время, мы находились в блокаде, никого к себе не впускали. Под воротами большой страны, в маленькой латвийской прихожей скопилась чающая наживы газетная нечисть.

Нам как-то довелось своими глазами в рижском кафе на Известковой улице наблюдать примечательные зрелища самой удивительной из всех птичьих бирж. Биржа газетных уток.

Покупатели - шпики, провокаторы, диверсанты из штабов и банкирских разбойничьих гнезд почти всей Европы, да и Америки, - сидели, лениво развалясь, разбросав локти над чашками кофе, рюмками ликеров.

Продавцы - местные газетные спекулянты, редакционные сутенеры, редакционные жучки - суетливо бегали между стульями, назойливо предлагали свой странный товар на засаленных листках.

Здесь даже не говорили шепотом. Оркестр все равно заглушал утиный торг, да и чего стесняться, ведь люди все свои.

Биржа газетного вранья имела свои хорошие и плохие времена.

Сначала рижские утки кое-как держались в цене. Как-никак, здесь был почти единственный пункт, где можно было купить хоть брехню, да о России.

Болтался по кафе такой потертый человечек по фамилии Карачевцев. Гордо именовал себя специальным корреспондентом американской газеты «Общее дело». Этот расторопный малый устраивал тут же, на глазах у публики, не менее пяти восстаний в день, не менее тысячи расстрелов безвинных детей и уж никак не менее двух-трех скандалов в Совнаркоме и Политбюро.

Забавно было, что не только мелкие бульварные газеты, но и почтенный седовласый «Times» изо дня в день покупал у миляги Карачевцева его третьесортное дерьмо - чтобы сервировать сие пахучее кушанье на завтрак своим джентльменам-читателям.

Но потом дела пошли хуже.

Гражданская война и блокада кончились. Большинство крупнейших буржуазных газет и телеграфных агентств получили доступ в Москву, стали держать здесь своих постоянных корреспондентов и представителей. Какой при этом был смысл пользоваться Ригой?

Латвийские утиные дела пошли прахом. В пустом кафе суетились отощавший Карачевцев и его конкуренты. Приставали к одиноким посетителям:

- Возьмите новейшую, вполне проверенную информацию из России! Восстание четырех миллионов татар под руководством Нарым-хана! Красными войсками сдан Сталинград, они отступают к Царицыну! Дедушка Дуров назначен наркомом земледелия! Максим Горький ведет беспризорных на Харьков!

Посетители молча платили за кофе и, не глядя на унылых спекуляторов, торопились к московскому поезду. Вслед неслись затихающие жалобные звуки:

- Подлинные факты, с документами и печатями! Драка со стрельбой в президиуме Совнаркома! Семашко исключен из Политбюро! Любовные письма Карла Радека к герцогине Девонширской! Бегство Сталина в Арзамас...

Цены на утки упали в Риге до нуля. И надолго. Только в дни разрыва английского консервативного правительства с Москвой газетные рестораторы больших европейских столиц опять обратились к старым поставщикам. Карачевцев купил себе новый котелок, начал мечтать о велосипеде в рассрочку. Но это были кратковременные радости.

Газетные жучки совсем оставили некогда уютное кафе. Они разбрелись, занялись другими, не менее почетными, но более голодными профессиями. Кто торговал порнографическими карточками, кто возил породистого кобеля по случкам, кто устроился при свечном ящике в православной церкви.

И вдруг...

И вдруг - опять вышло из-за тучек солнце!

Запыхавшиеся джентльмены прямо с вокзала бегут в утиное кафе и расспрашивают через официантов - куда девались вон те господа журналисты, которые вот тогда предлагали информацию о России.

Разыскали доброго старого Карачевцева, приехали к нему на квартиру!

- Дайте чего-нибудь о России. В вашем духе...

- Да я, знаете, оторвался... Я теперь по бильярду работаю.

- Все равно! Тряхните стариной, раздобудьте чего-нибудь такого. Дозарезу нужно!

Да, в парижских и лондонских редакциях, в банкирских конторах, в штабных и министерских кабинетах срочно, дозарезу нужна рижская информация.

В дни рамзинского процесса многим стало нехорошо. Многие поехали в Ригу.

В ответ на безжалостные информации из московского Колонного зала срочно, дозарезу понадобилась встречная канонада. Защитная дымовая завеса.

Рижские корреспонденты опять работают. Получили «социальный заказ».

Нельзя даже сказать о них, что они врут.

Не они врут - их врет. Да как врет!

Чудовищный фонтан блевотной лжи, такой, которую никогда не придет в голову опровергать. Вонючий, грязевой вулкан самого нелепого вида:

«Сталин убит и неизвестно где находится».

«Красная площадь завалена трупами восставших».

«Кровавые побоища в Москве».

«Блюхер арестован и будет расстрелян».

«Ворошилов и его военная партия захватила всю власть».

«Daily Telegraph» от 28 ноября помещает полученные из Риги заявления некоего инженера Вудхеда, который только что вернулся из Москвы. Вудхед утверждает, что «лично присутствовал при крестьянских восстаниях под Москвой в Братовщине и в Пушкине. Крестьяне устроили демонстрацию протеста против расстрела 20 кулаков в братовщинском концентрационном лагере(!). Местный гарнизон (!!) присоединился к крестьянам. Мятеж был подавлен при помощи артиллерии. Число жертв превосходит 400».

«Позвольте! Но ведь Братовщина за Пушкиным - это ведь Зеленый город! Тот самый Зеленый город, где мы имеем честь состоять председателем городского совета!

В Зеленом городе, в Братовщине не то, что концентрационного лагеря - даже приличного лагеря для туристов еще не налажено!

В Братовщине «местный гарнизон» состоит из шести милиционеров. Неужели же эти «звери» вшестером убили 400 человек?! Хотя, по Вудхеду, они пользовались артиллерией. Милиционер с пушкой - какая красота. Наглая ложь классовых врагов не имеет границ.

Председатель горсовета польщен и умилен батальными описаниями «Daily Telegraph». Он благодарит от чистого сердца...

Неужели же это все, что может противопоставить военная, капиталистическая, интервенционистская шатия тем страшным истинам, которые раскрываются и уже раскрылись, показав правителей Европы за их кровавой работой?

М.Кольцов, «Правда» №329, 30 ноября 1930 года

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments