fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Школа убийц



С первого момента своего появления на политической арене германский фашизм всячески превозносил убийство из-за угла, окружая его ореолом «героизма». Все воспитание фашистских молодчиков направлено к тому, чтобы вырастить из них заправских бандитов и убийц. Из фашистских рядов вышли убийцы Либкнехта, Люксембург и буржуазных демократов Ратенау, Эрцбергера.


Фашисты организовали банду профессиональных убийц, так называемую «феме», убивавших кого угодно по приказу фашистских главарей. Позже Гитлер создал особую армию — штурмовые и охранные отряды. В ряды штурмовиков и фашистов вступали вконец опустившиеся люди, специально подученные к тому, чтобы убивать антифашистов. Еще до захвата власти Гитлер, выступая в качестве свидетеля на суде в Лейпциге, открыто заявлял: «Когда я приду к власти, в Германии покатятся головы». Эти слова атамана шайки стали руководством для фашистских бандитов, организовавших после этого ряд зверских убийств рабочих. Одно особенно гнусное убийство польского рабочего в городке Потемпа вызвало такое возмущение общественного мнения Германии, что даже реакционные германские власти вынуждены были арестовать фашистских бандитов. Убийц возглавлял трактирщик фашист Лахман. Вместе с четырьмя своими подчиненными он ворвался в лачугу польского рабочего Пичуха. На глазах у семьи бандиты начали зверски избивать рабочего и топтать его ногами, пока не превратили его в бесформенную массу. Узнав об аресте бандитов, Гитлер пришел в негодование и отправил им из Мюнхена поздравительную, благодарственную телеграмму, начинавшуюся словами: «Мои дорогие друзья».

Год спустя Гитлер волею магнатов германской тяжелой промышленности стал рейхсканцлером. Он немедленно распорядился об освобождении своих арестованных соратников. Он назначил трактирщика Лахмана помощником полицей-президента Бреславля. Отныне эти бандиты получили возможность заниматься своей преступной деятельностью на «законном» основании. Бесчисленные убийства германских рабочих и интеллигентов в концентрационных лагерях и застенках гестапо были, при всей их жестокости, лишь репетицией, прелюдией к тем зверствам, которые германский фашизм впоследствии стал осуществлять против других народов.

Когда фашизм воровски захватил власть, продажные писаки начали слагать гимны фашистским методам убийства.

Фашистский драматург Ганс Иост вкладывает в уста одного из своих героев следующие слова: «Стоит мне услышать слово «культура», как я немедленно спускаю предохранитель на револьвере».

Фашистский автор Эрнс Юнкер пишет в книге «Война и воин»: «Война необходима для роста Германии. Я ненавижу демократию, как чуму».

Другой писака — Отмар Шпан пишет: «Кровь — это огненная приправа для соков, которые бродят в организме государства».

Фашистский писатель Арнольд Броннен дает в романе «СС» следующий портрет гитлеровца: «Вообще, Иоганну Шраму была чужда ненависть, но поляков и итальянцев он ненавидел. Случайно узнав от знакомого, что несколько студентов намерены поехать в Верхнюю Силезию, где можно встретить поляков и итальянцев, он сразу загорелся и захотел тоже поехать.

С первым поляком он столкнулся возле Малого Болота. Увидев Шрама, поляк бросился бежать. Гневное рычание Шрама заставило его остановиться. Шрам внимательно в него всматривался, ожидая, что поляк будет защищаться. Обнаружив, к своему разочарованию, что поляк продолжает дрожать от страха, Шрам раскроил ему прикладом череп.

Он сразу почувствовал себя лучше, настроение поднялось. Двух поляков он убил, разорвав их на части их же собственными ручными гранатами. Третьего он заколол штыком. Десять поляков пытались бежать, но он их убил, одного за другим, ударами приклада. Особенно увесистые удары он нанес десятому поляку, после чего немного передохнул. Ему стало легче.

Он никого не брал в плен — это нововведение ему не нравилось.

— Бегите или стреляйте! — этими словами он оглушал поляков, сдававшихся в плен.

Они продолжали вопить от страха и просить о пощаде. Что же оставалось делать Шраму, как не пристреливать таких людей?».

Это писал фашистский писатель, один из тех ландскнехтов, которых жажда крови заставила пойти на службу к Гитлеру.

Фашисты, таким образом, систематически выращивали убийц, заплечных дел мастеров, палачей. Фашизм поднял на щит зверские инстинкты людских отбросов капиталистического дна, и все профессиональные убийцы, садисты стали собираться под знаменем Гитлера. Отныне они не только могли жить сообразно своим преступным наклонностям, но даже получали награды и ордена за свои «героические подвиги».

Счастливое время наступило для этих банд убийц, когда Гитлер начал свою давно подготовлявшуюся войну. Теперь фашистские Лахманы и Шрамы могли вволю насладиться истреблением поляков. Фашистскими бандитами были убиты тысячи поляков, польских женщин и детей. Даже по сообщениям германских газет, после вступления фашистских полчищ в Варшаву на улицах столицы Польши неделями стоял трупный запах. Трупов было так много, что их нельзя было убрать в короткий срок.

После поляков наступила очередь норвежцев, голландцев, бельгийцев, французов, сербов, греков. Куда фашисты ни приходили, везде они превращали цветущую страну в кладбище. Своих Лахманов и Шрамов Гитлер превратил в сатрапов, жестоко угнетающих народы покоренных стран.

Подлинную оргию убийств организовали Гитлер, Геббельс, Гиммлер и компания после вероломного нападения на СССР.

Фашистская газетка «Шлезвиг гольштейнишес тагеблат» писала: «Большевики не люди, их не только можно, но и нужно уничтожать».

Газетка «Вестдейтчер беобахтер» писала: «Убивайте большевиков! Суд общественного мнения не потребует от вас оправдания!».

Профессиональные убийцы — штурмовики и охранники — охотнее всего имеют дело с безоружным населением, не способным дать отпор их зверским инстинктам. В Бресте, Львове, Минске, в других городах и селах фашистские изверги совершили чудовищные преступления. Согнать безоружных жителей в одну кучу и расстрелять из пулеметов — вот что больше всего нравится охранникам, специально натасканным на подобные «подвиги». Они хвастают такого рода делами, в этом они подлинные «мастера» с богатым опытом.

Фашистский «теоретик» Альфред Розенберг писал в своей бредовой книжонке «Миф XX столетия», считающейся учебником фашизма: «Любовь» и «гуманность» превратились в учение, подрывающее все требования и формы жизни государства и народа».

Любовь фашисты заменили ненавистью, гуманность — бесчеловечностью. Но именно гуманность, любовь к советскому народу и ко всему человечеству настоятельно требуют уничтожения фашистов, людоедов XX столетия. Жалеть убийц было бы равносильно самоубийству.

В.Бредель, «Правда» №229, 19 августа 1941 года

Tags: История
Subscribe

  • Пушки, фарфор и перец

    Неожиданная встреча не сулила ничего хорошего португальскому капитану дону Жерониму ди Алмейде: четыре голландца с большими пушками против…

  • Сердиземноморский кладоискательский бум

    У охотников за подводными сокровищами Средиземное море еще сравнительно недавно считалось « бедным ». Ведь оно находилось в…

  • Призрачное золото «Черного Принца»

    Во время Крымской войны в Балаклавской бухте затонул английский паровой фрегат, на котором, по слухам, находилось золото, предназначавшееся…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments