fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Суд идет!



Я долго ждал этого часа. Я ждал его на дорогах Франции, где гитлеровцы расстреливали беззащитных беженцев. Я ждал его в Истре и в Волоколамске, глядя на пепелища и виселицы. Я ждал его в селах Белоруссии, в городах омраченной Украины. Я ждал часа, когда прозвучат слова «Суд идет». Сегодня я их услыхал.
Главы союзных государств торжественно заявили, что фашистские преступники не уйдут от суда. Суд открыт. На скамье подсудимых, кроме презренного предателя, три немца. Это первые. Но это не последние. Мы запомним 15 декабря - в этот день мы перестали говорить о предстоящем суде над преступниками, мы начали их судить.


Суд происходит в израненном, оскорбленном Харькове. Здесь и камни кричат о преступлениях. Я не говорю сейчас о сожженных домах. Дом можно построить заново. Но кто воскресит убитых? Свыше тридцати тысяч харьковчан погибли замученные немцами. Среди них были русские, евреи, украинцы, учителя, рабочие, доктора, студенты, молоденькие девушки, беременные женщины, грудные младенцы, парализованные старухи.

На Московской улице качались повешенные. В лесопарке немцы закапывали полумертвых детей в могилы. Это были дети русских, украинцев. В яру за Тракторным заводом убивали советских детей. Я помню страшную исповедь Марии Соколовой. Она убежала с Тракторного. Она потеряла пальцы на ногах, но сохранила жизнь. Мария Соколова вспоминает: «Я пошла в соседний барак. Оттуда накануне всех увезли. Мертвые люди, посуда, пух из подушек, еда и кал, всё было перемешано. В одном углу на постели лежала мертвая женщина, опустив руку, а маленький ребенок сосал ее мертвый палец. На следующий день был наш черед. Вечером привезли молодую женщину, беременную. Когда она услыхала, что утром нас убьют, начались родовые схватки. Она родила перед тем, как пришли палачи». Как забыть крик младенца, который родился за час до казни? Как забыть «душегубку» - дети не понимали, зачем этот фургон. Они беззаботно кричали: «Мама, иди быстрее, а то машина уйдет без нас». Несколько минут спустя они умирали, удушенные газами.

Сегодня первый день харьковского процесса. Перед нами не солдаты, а палачи. Эсэсовец, капитан контрразведки, полицейский чиновник. Их судят гласно по законам Советской республики. Они могут защищаться. Каждое слово переводится с немецкого на русский или с русского на немецкий. Их трое, я не считаю предателя. Среди них и старый палач, профессор заплечных дел и пыток Вильгельм Лангхельд и молокосос Ганс Риц, который быстро усвоил секреты душегубки и азы расстрелов. Впрочем, скамья подсудимых много поместительней. В обвинительном заключении упомянуты еще не пойманные командиры дивизий «Адольф Гитлер», «Мертвая голова». Вряд ли эти обергруппфюреры (так именуют эсэсовских генералов) сегодня спокойно уснут. Богиня Фемида с весами справедливости, с повязанными глазами и с отточенным мечом напомнила генералам Дитриху и Симону, что их дни сочтены. Теперь одно может избавить этих низких убийц от суда - бомба, снаряд, пуля.

На скамье подсудимых мы как бы видим и другие лица. Вот он, автор душегубок, обер-висельник и сверхлюдоед Адольф Гитлер. Ведь три подсудимых им вскормлены, им натасканы, им вдохновлены. При словах «Суд идет!» должен вздрогнуть и Гитлер в своем бомбоубежище. Злодеяния трех подсудимых - не патология трех садистов, не разгул трех выродков. Это выполнение германского плана истребления всех народов, кроме немецкого. План давно был предложен Гитлером. Его разрабатывали гестаповцы, эсэсовцы, министры третьего рейха, генералы рейхсвера, промышленники Рура, прусские бароны. Его скрепили многие немцы своим послушанием: они сделались соучастниками страшных злодеяний. Душегубка - не кустарное производство кровожадного сопляка Ганса Рица, нет, это новый вид вооружения, которым гордится германская армия.

Правда, по словам генерал-лейтенанта полиции фон-Альвенслебена, фюрер недоволен фрицами, разболтавшими тайну газенваген - «газового автомобиля». Не потому, конечно, что Гитлера грызет совесть, от совести он свободен, нет, он предпочитал рассматривать душегубки, как свое тайное оружие.

Обвинительное заключение приводит показания любопытного свидетеля. Это не рядовой фриц, это крупный эсэсовец Георг Хейниш, оберштурмбаннфюрер, бывший заместитель начальника штаба Гесса, один из старейших членов национал-социалистской партии. На предварительном следствии этот достаточно компетентный свидетель показал, что в августе 1943 года близ Ровно двадцать восемь окружных палачей обсуждали, как уничтожить возможно больше граждан и гражданок Советской России. Вот разгадка «душегубок» и различных «яров» вокруг Харькова, где зарыты десятки тысяч убитых.

Я гляжу на лица подсудимых, которые слушают сейчас обвинительное заключение. Тупые маски. Несмотря на патетичность обстановки, мне хочется сказать: обыкновенные, стандартные фрицы. Капитан Вильгельм Лангхельд как будто озадачен. Это рыжий немец, скрипучий и злобный. Он, видимо, не может понять, как он, ариец, специалист по допросам с пристрастием, очутился на скамье подсудимых. Рядом с ним ефрейтор из тайной полиции Рецлав. Большие, крупные очки. Лицо, на котором ничего нет, кроме этих очков, ни тени мысли, ни отсвета чувств. Такой душил, как другие душат - не замечая. А вот молокосос Ганс Риц. У него маленькие усики провинциального фата. Он даже кокетливо охорашивается.

Суд идет. Слушайте, народы, попавшие в гитлеровский застенок, вам теперь недолго терпеть. Суд идет. Слушай и трепещи, страна-душегубка. Тебе уже недолго убивать, суд идет!

И.Эренбург, «Красная звезда» №297, 17 декабря 1943 года

Tags: История
Subscribe

  • С фотоаппаратом и камерой

    Более трех тысяч прыжков совершил Роберт Иванович Силин. Он не только высококлассный парашютист, но и высококачественный фотограф и…

  • С предельной высоты

    Есть практическая необходимость и в совершении прыжков с предельно больших высот. Парашютисты наши прыгают с 15–16 и более километров,…

  • Секунды мужества

    Знаете, сколько их набралось на счету Ивана Ивановича Савкина? Около 300 000! Говоря по-другому, это означает, что он провел под куполом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments