fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Стандартные убийцы



Сколько раз я видел таких же - и на улицах Парижа, и в наших землянках, наглых или перепуганных, но неизменно бесчеловечных. Конечно, эти три выделяются - не своими пороками, цифрами. Они замучали очень много невинных. Но дело не в их свойствах, дело в службе. Немецкий артиллерист или пулеметчик пытает мимоходом, расстреливает между делом. Эти служили в войсках СС, в полевой полиции, в СД. Я убежден, что на их месте любой фриц любого вида оружия достиг бы тех же рекордов расстрелов и повешений. Дело не в душевных свойствах того или иного немца, а в сущности гитлеровской армии.
Вот уже третий день они сидят перед нами, они поражают именно своей ничтожностью. Это не таинственные злодеи, это стандартные фрицы. Вот капитан Лангхельд. В него впились юпитера. Его снимают анфас и в профиль. Переполненный зал прислушивается к каждому его слову. Капитан смущен успехом. Почему им заинтересовались? Но его спрашивают, а он отвечает. Он привык повиноваться. Отвечает спокойно, методично - да, он убивал женщин, да, он истязал пленных. Да. Да. Да.


До войны Вильгельм Лангхельд был чиновником городского управления во Франкфурте на Майне. Таких немцев миллионы. Он мог быть приказчиком в магазине, владельцем небольшой колбасной или бухгалтером. Он исполнителен и аккуратен. Случилось так, что было не до городского управления, не до сосисок, не до счетов. Ему сказали - убивать. Что же, он убивал. Он не преувеличивает и не преуменьшает своей роли. По его словам, он собственноручно замучал сто человек. Это среднее достижение среднего немецкого палача. На все вопросы он отвечает: «О, да!» - в этом нет ни приниженности, ни гордости. Он деловито отвечает, сколько женщин он расстрелял, как будто речь идет о проданных колбасах. Он надеется выйти сухим из воды. Он даже согласен осудить Гитлера. Он делает это теперь, когда его поймали. А прежде? Что же, он показывает руками, вот какая у них дубинка. Этой дубинкой он бил пленных и женщин. Да, он против Гитлера, ведь поход на Урал и на Индию сорвался, вместо сказочных богатств - скамья подсудимых.
Лангхельд чуть-чуть обижен, почему никто не интересуется его политическими размышлениями, его спрашивают о другом: например, о женщине с ребенком. Капитан не отрицает, он бил эту женщину. Он бил ее сильно хорошей палкой. Мальчик лет пяти сначала цеплялся за мать, потом забился в угол. Бил ли капитан мальчика? Нет, не бил. Однако, мальчик погиб. Женщина умерла от побоев. Мальчик не хотел расставаться с матерью. Тогда ефрейтор убил ребенка. Капитан пытается об'яснить поступок ефрейтора. «Он не хотел себя утруждать». Где им было отталкивать ребенка. Убийца с обликом мирного приказчика сокрушенно кашляет. Второй раз капитан высказал печаль, вспомнив, что пять женщин он передал комендатуре для расстрела, а шестую не успел. Шестая умерла. Чувствовалось, что капитан понимает - это непорядок.

У капитана два ордена и медаль. За что? Он говорит, за восточный поход. Однако, он не воевал. Он предпочитал тыл переднему краю. Зато он умело порол. Он заслужил гитлеровские ордена. Он называет пытки и убийства беззащитных людей «драконовскими мерами». Он погубил сотню людей, он согласен убить еще сто невинных, лишь бы спастись. Он согласен также сокрушенно покашлять и осудить фюрера. Капитану пошел шестой десяток, но он еще хочет пожить, да жить.
Эсэсовский лейтенант Ганс Риц, вероятно, соблазнял в Германии всех Гретхен. Правда, в двадцать четыре года он лыс. Зато у него кокетливые усики и глаза, как будто из фарфора. Притом он истинный мужчина. Он ведь говорит, что, попав на расстрел беззащитных людей, он увлекся и начал сам расстреливать, хотя это не входило в его обязанности. Он расстреливал потому, что он «мужчина и воин». Он изучал юриспруденцию, римское и международное право. Он даже полысел от этой премудрости. Зачем? Затем, чтобы пытать арестованных. Он изучал также музыку. Он обожает нежнейшие мелодии, колыбельные, пасторали и баркароллы. Вероятно, поэтому он истязал женщин, он наслаждался стонами умирающих и плачем детей. Это «культурменш». Его папа профессор. Как же сын стал палачом? Риц пытается об'яснить происшедшее прирожденной любознательностью. Он пошел поглядеть, как расстреливают крестьян, потому что его интересовали обычаи, существующие на восточном фронте. Это была чисто научная экскурсия. Он пошел поглядеть на «душегубку», потому что человек должен идти в ногу с веком, нельзя же оставить без внимания чудо современной немецкой техники - «газовый автомобиль».

Риц этот, как юрист и музыкант, употребляет благозвучные выражения. Он, например, не говорит, что жителей Варшавы душили в «душегубках», нет, он выражается иначе: «Некоторая часть населения Варшавы была эвакуирована в газовых автомобилях». Он благоразумно не упоминает, куда именно были эвакуированы несчастные. Что он делал, этот маленький хорек? Ничего, особенного. Расстреливал. Но он не лишен добрых чувств. Он не поленился спуститься в яму, чтобы прикончить раненых. Ничего не поделаешь, - в душе он артист. Скольких он убил своими руками? Он считает: один раз шестьдесят, потом еще шестьдесят, итого сто двадцать. В зале нет Гретхен, и Рицу не перед кем прикидываться безжалостным арийцем. Он овечка. Он призван на службу недавно, это тотальный фриц. Притом и он против Гитлера. Он даже против Гиммлера. Хорьку неохота умирать.
Вот и третий - Рецлав, ефрейтор из тайной полиции. Это самый тупой, если в немецкой тупости есть степени. Война для него началась с похода на Францию и с шампанского. Потом он попал в вахбатальон, что сторожил французских военнопленных. Там он усвоил азы жестокости. Требовалось дальнейшее образование. Рецлав поступил в школу тайной полевой полиции. Там герр профессора и гepp доктора читали лекции о допросах, об арестах, о пытках. Там Рецлава учили и философии - население Советского Союза должно быть истреблено, дабы восторжествовал «новый порядок» Гитлера. Закончив образование, Рецлав направился в Россию. Он ждал советов. Ведь не легко перейти от теории к практике. Один из начальников показал ему на задержанных мирных жителей: «Поглядите, какая чудесная борода. Ее можно выдернуть. Можно и колоть иголками». Рецлав спешит заявить, что он вырвал только часть бороды у одного арестованного, причем его он не колол иголками. Колол иголками он другого.

Как Рецлав ни туп, он понимает, что вряд ли суд будет упоен его палаческим мастерством. Но он не может скрыть своего благоговения перед «душегубками». В чем состояла главная работа ефрейтора? Он вталкивал людей в «душегубку». Он охотно об'ясняет, как устроены эти машины. Но, вспомнив, где он, торопится добавить: «Во всем виноват Гитлер. А я беспартийный». Да, да, я не ослышался. Этот палач хочет расположить к себе суд одним - он толкал женщин в «душегубку», зато он беспартийный.
Кроме трех подсудимых мы познакомились с четвертым немцем Георгом Хейниш. Это не просто фриц, а оберштурмбаннфюрер СА. Это коренастый крепкий немец, похожий на мясника. Он думает, как фюрер, и даже говорит, как фюрер,- глухо, отрывисто лает. Он был приближенным Гесса. Судьбы их сложились различно. В то время как Гесс сидел в вынужденном уединении и писал сонеты, Хейниш занимался грубой прозой. Он стал окружным комиссаром города Мелитополя и «освобождал» Украину как от добра, так и от людей.

Этот обермясник выражается лаконично и выразительно. Например, он говорит: «Ликвидировать население». Когда его спрашивают, что значит «ликвидировать», он снисходительно поясняет: «Уничтожить, расстрелять». Однако, по его словам, «массовые расстрелы связаны с беспорядком», а немец любит порядок. Выход найден - «газваген - газовый автомобиль». Хейниш рассказывает об этом достижении немецкой техники обстоятельно и не без гордости. Так говорят о ткацких станках или о комбинациях. Правда, у мясника возникают некоторые сомнения, гуманна ли «душегубка». Сомнения скорей всего связаны с тем, что мелитопольский окружной комиссар не успел во-время удрать. Вряд ли до пленения он задумывался над гуманностью. Теперь он рассказывает, что у него была лирическая беседа с обергруппенфюрером СС Зоманом о преимуществах газового автомобиля. СА будто бы спросил, «гуманна ли эта машина». На что СС ответил СА: «Безусловно, ведь смерть наступает через 12 секунд».

Хейниш рассказывает и о других высотах немецкой науки. Существуют бараки-душегубки. На них написано «баня», но люди в этой бане не моются, а умирают от удушья. Наконец, немецкие ученые построили печи, в которых можно одновременно сжечь до 200 человек. Неизвестно, кто изобрел «душегубку». По словам Хейниша, это изобретение было одобрено Гитлером и Гиммлером. Хейниш был на совещании 28 окружных палачей. Это было близ Ровно. Палачи обсуждали, как уничтожить население нашей страны. Председательствовал на этом слете палачей главный палач Украины Эрих Кох.
Стандартные убийцы... Их программа уничтожать все народы, кроме немецкого. Их идеал - газовый автомобиль. Это не люди и не звери, они злые автоматы. Они отвечают монотонно. У них лица без выражения. Они верят только в номера, в бирки, да еще в «душегубку». Смерть для них - это газовый автомобиль - быстро, дешево и удобно. Можно в один день убить несколько тысяч. А в год? Они прикидывают, ведь они хотят истребить человечество, эти бешеные пигмеи, эти тупицы, вооруженные современным оружием, эти микробы, восставшие на человека. От них душно и темно в большом светлом зале. Нет, нельзя жить, пока водятся на земле такие. Да простят мне судьи. Да простит мне и та, о которой я писал вчера, - великая богиня правосудия. Я думаю сейчас о другом суде. Он протекает на полях Украины и Белоруссии. Сотни тысяч таких лангхельдов, рицов и рецлавов еще рыщут по нашей земле. Никто не знает приговора трибунала, разбирающего дело о трех немцах в городе Харькове, но другой приговор давно вынесен над гитлеровской Германией. Его вынесла Красная Армия. Его вынесла Россия. Его вынесло человечество.

И.Эренбург, «Красная звезда» №298, 18 декабря 1943 года

Tags: История
Subscribe

  • Истинная ложь

    В детстве, не знаю почему, я часто любил приврать. По каждому пустяку. Без всякого повода. Бывало, приходил домой грязный и потный. И на…

  • Сказка

    Пришел однажды ко мне приятель и рассказал такую историю… Данным-давно жили в одном городе два человека. Один был портным, другой…

  • Желтый песок

    — Давай посидим здесь, — сказала она. — Нет. Пойдем на скамейку, — сказал он. — Там песок. Я люблю желтый…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments