fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Зачем грабить банк, если можно основать банк



1870 год. Через несколько месяцев завершится объединение Германии под главенством Пруссии. С побеждённой Франции будет взыскана 5-миллиардная контрибуция. Бурными темпами развивается промышленность. «Пробуждённое» немецкое национальное чувство используется для извлечения новых прибылей. Наступает эра спекуляции и грюндерства, эра акционерных обществ. Только за четыре года – с 1870 по 1874-й – в Германии возникло 857 акционерных обществ с совокупным капиталом в 3306 млн марок. Множество мелких капиталов объединялись в немногие крупные. Пройдёт несколько лет, и из чрева акционерных предприятий выползут тиссены, сименсы, появится тень зловещей «ИГ Фарбениндустри». Эти монополии будут становым хребтом германского империализма, который уже вожделенно смотрит на чужие территории.

События развиваются своим чередом. Создание акционерных обществ ещё больше подстёгивает концентрацию производства и капитала. Появляются крупнейшие коммерческие акционерные банки. Им суждено заменить маломощные частные банкирские дома.


22 января 1870 г. группа банкиров, представлявшая 21 германское государство, основывает в Берлине первый национальный акционерный банк с претенциозным названием «Дойче банк» («Немецкий банк»). На первых порах основатели банка намеревались проводить международные торгово-кредитные операции; в частности, в их планы входило финансирование внешней торговли и промышленности за границей.

Однако для вновь создаваемых фирм требовалось официальное разрешение. Прусское правительство долгое время не решалось узаконить новый банк. Тогда учредители «Дойче банк» – банкир и железнодорожный магнат Георг Сименс (позже к его фамилии прибавится дворянская частица «фон»), Артур фон Гвиннер, отпрыск известной франкфуртской семьи, зять совладельца строительной фирмы «Филипп Гольцман», Людвиг Бамбергер, один из «отцов» золотой валюты, ловкий делец, который в последующие 20 лет был бессменным депутатом рейхстага, и другие не менее «почтенные» коммерсанты обратились с письмом о помощи к канцлеру Бисмарку.

Они особенно упирали на то, что банковское дело

«между Германией и другими частями света, не считая Соединённых Штатов Северной Америки, находится в руках англичан и французов».

Бисмарк, сам помышлявший о проведении более экспансивной финансовой политики, отнёсся к посланию банкиров благожелательно. 10 марта официальное разрешение лежало на столе директора «Немецкого банка» Георга Сименса. Оно и понятно: рейх нуждался в финансовом институте того же «международного ранга», какой становилась «молодая мировая держава» – Германия. 9 апреля 1870 г. произошли, по выражению западногерманской газеты «Ди вельт», «совершенно выдающиеся роды с наложением щипцов»: открылись окошки банка. 100 лет спустя, 9 апреля 1970 г., крупнейшая биржевая газета ФРГ «Хандельсблат» с умилением писала, что история «Немецкого банка» –

«это более чем история фирмы. Это история германской экономики. Она показывает её развитие, её значительные политические связи. Она поясняет ведущую роль „Дойче банк“ как финансиста и одного из основателей индустрии. „Дойче банк“ создал германской экономике доброе имя далеко за пределами страны…»

Факты, однако, говорят, что вся история «Немецкого банка» синхронизируется с летописью преступлений германского империализма.

Правда, первые его шаги выглядели скромно. В то время как другие банки (большинство кредитных институтов Германии ещё находилось в руках отдельных банкиров, хотя уже существовали банки в виде акционерных обществ) располагались, по выражению «Ди вельт», в «римских дворцах», «Немецкий банк» ютился в первом этаже ветхого дома постройки XVIII в. на Французской улице в Берлине.

Это не смутило энергичных членов правления банка; они действуют с невозмутимостью цезарей. Особенно отличается этим качеством Георг Сименс, генеральный директор банка.

«Поклонник всего английского, Георг Сименс, – пишет видный западногерманский экономист Курт Прицколейт в книге „Боссы, банки, биржи“ (Мюнхен, 1954), – заимствовал в своей деятельности методы британского империализма».

Это значило, что Сименс был не очень-то разборчив в средствах, но зато ценил хороший вкус и респектабельность. Отец Георга, Иоганн Сименс, был советником юстиции. Как-то он дал взаймы своему двоюродному брату Вернеру 6843 талера. Прошло немного времени, и Вернер основал на эти деньги фирму «Сименс унд Гальске». С тех пор судьбы фирмы стали неотделимы от успехов «Немецкого банка». Деловые качества Георга Сименса – холодный расчёт, блестящий коммерческий ум, неразборчивость в достижении цели – приводили в восторг Вернера. Он даже назначил двоюродного племянника опекуном своих сыновей.

Георг Сименс стремился увязать имперские притязания Германии с тактикой вывоза капитала, расширить сферу влияния германской экономики до глобальных масштабов. Первая фаза этой финансовой экспансии предусматривала господство в Европе и в самой Германии.

Если спустя год после основания «Немецкий банк» напоминал «гадкого утёнка», то уже через два года в банковских и промышленных кругах о нём говорили с достаточным почтением. Получая всестороннюю поддержку от правительства, банк развивает бурную деятельность. Он раскидывает сеть филиалов. В 1871 г. – в Бремене, в 1872 г. – в Гамбурге, Шанхае, Иокогаме, в 1873 г. – в Лондоне. Паук начал своё дело.
«Финансовая мафия», Фридрих Яковлевич Румянцев, 1971г.

Tags: История
Subscribe

  • Завещание несуществующего миллионера

    В завещании, согласно которому Тереза Хамберт стала обладательницей состояния более чем в шесть миллионов долларов, никаких особых оговорок…

  • Археологическая афера

    В 1998 году в четвертом номере журнала « Техника — молодежи » была опубликована сенсационная статья Константина…

  • Несуществующее государство Силэнд

    Летом 1940 года в разгар воздушной битвы за Англию британские ВМС построили в открытом море, неподалеку от устья Темзы, семь стальных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments