fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Россия – страна, где можно недурно заработать, если знать её условия



Процветающие военные монополии, входившие в сферу влияния «Немецкого банка», стремились к обострению империалистических противоречий, им тоже нужна была «жирная» война. Группа «Немецкого банка» всячески подталкивала имперский кабинет к развязыванию такой войны. Для этой цели «Немецкий банк» имел в правительстве кайзеровской Германии могущественных ходатаев.

Первым среди них был Карл Хельфферих. Реакционер, пруссак до мозга костей, Хельфферих прошёл путь от чиновника колониального отдела министерства иностранных дел рейха до директора «Немецкого банка», а затем и министра. Став министром финансов в имперском кабинете, Хельфферих, как свидетельствует немецкий экономист Г. Бауманн, «взял ответственность по финансированию первой мировой войны». В этой должности он действовал столь «успешно», что в 1916 г. уже стал вице-канцлером Германии. Хельфферих непосредственно участвовал во всех аферах грабительской империалистической политики. Наряду с ограблением государственной кассы рейха во время войны к его самым «блестящим» достижениям можно отнести аферу с инфляцией, проведённую крупными концернами Германии в начале 20-х годов.

В кровавом 1914 году капиталы «Немецкого банка» увеличились на 50 млн марок, достигнув внушительной цифры в 250 млн марок. Характеризуя тогдашнюю мощь банка, В. И. Ленин писал:


«„Группа“ „Немецкого банка“ – одна из самых крупных, если не самая крупная, из всех групп больших банков… Всего в группу „Немецкого банка“ входит, прямо и косвенно, целиком и отчасти, 87 банков, а общая сумма капитала, своего и чужого, которым распоряжается группа, определяется в 2–3 миллиарда марок»[11].

В суматохе военных будней «Немецкий банк» незаметно расширял «сферу влияния». Так, например, он организовал своё «слияние» с «Бергиш-Меркише банк», иными словами осуществил захват этого банка.

Всё большее число стран втягивалось в мясорубку войны. Всё больше прибылей получали германские концерны. В 1915–1916 гг. чистый доход 416 акционерных обществ Германии возрос более чем в полтора раза по сравнению с 1913–1914 гг. Особо крупные дивиденды наблюдались в автомобильной промышленности («Даймлер – Бенц АГ») и у фирм, производивших взрывчатые вещества («Байер АГ» – также группа «Немецкого банка»). Германские монополии жирели на военных поставках.

«Немецкий банк» получает «кесарево» с участия в делах концернов «Сименс», «Маннесман» и других фирм. Банк извлекает барыши из каждой винтовки, гранаты и мины, выпущенных на этих предприятиях.

На «Сименсе» он делает даже двойной гешефт. Ведь часть предприятий этого концерна входит в список важнейших фирм… России. Ещё во время Крымской войны, когда царь Николай II из-за отсутствия телеграфных линий попал в тяжёлое военное положение, фирма «Сименс унд Гальске» выступила в Петербурге в роли «спасителя», построив несколько телеграфных линий. Впрочем, сия «гуманная» акция обернулась, как обычно, для фирмы золотым дождём: её годовой оборот вырос дополнительно на 1 млн рублей. «Спасая» Россию, Сименсы одновременно с выгодой поставляли телеграфное оборудование и её противникам в Крымской войне – Англии, Франции и Турции. Услуги фирмы ценились там и здесь. Бухгалтерия фирмы не успевала оформлять заказы, сыпавшиеся из царских министерств. Благодаря связям при дворе Сименсам удалось протолкнуть своего доверенного человека, некоего капитана Людерса, на важный пост директора русского телеграфа. Ободрённый таким успехом, шеф фирмы Вернер Сименс засылает в Петербург своего кровного братца Карла, предварительно напутствовав его следующими словами:

«Россия – страна, где можно недурно заработать, если знать её условия».

Карл оправдывает доверие. Он закручивает тёмные аферы с царскими министрами, показывая себя знатоком человеческих слабостей, затем получает с помощью женитьбы финское подданство, а тем самым возможность беспрепятственно совершать любые гешефты «ин либ Русланд».

Этот сомнительный делец даже возводится царским правительством в официальную должность «контрагента по строительству и ремонту императорских русских телеграфных линий». Протекционистскую политику Петербурга Сименсы используют для борьбы со своими конкурентами. Связным между царём и концерном служит Распутин со своей кликой. От Сименсов он получает политические и экономические указания… С помощью шантажа, подкупа и прочих подобных методов «Сименс унд Гальске» удаётся сохранить свои предприятия в России. «Немецкий банк» и Сименсы сообща наживались на крови русских и германских солдат. Это не мешало, однако, считаться им «полноценными немцами» и «истинными патриотами». Скорее даже способствовало процветанию обеих фирм.

В 1915 г. директор «Немецкого банка» – уже знакомый нам Карл Хельфферих – был назначен министром финансов Германии. Вместе с новым председателем правления «Немецкого банка» Артуром фон Гвиннером он разработал планы сооружения двух крупных военных предприятий для выпуска «модной» и выгодной продукции – удушающих газов.

Преемник Георга фон Сименса Артур фон Гвиннер не новичок в таких делах. Он член «кригсаусшус» – «военного комитета» германской индустрии, он ответствен за экспертов отдела стратегического сырья военного министерства, он распоряжается специалистами, работающими в военно-заготовительных ведомствах. Таким образом, новый генеральный директор «Немецкого банка» держит в своих руках контроль над военными заказами, идущими в германскую промышленность.

Представители «Немецкого банка» и других крупных монополий в годы первой мировой войны активно использовали государство для увеличения собственных дивидендов. Ведь они непосредственно заправляли государственно-монополистическими органами по военному «регулированию» экономики, снабжали подопечные предприятия выгодными заказами, ценным сырьём, кредитами, разумеется, обходя конкурентов. Горстка магнатов капитала не только целиком захватила экономику страны, но и подчинила своей воле все государственные органы. В. И. Ленин отмечал, что немецкий финансовый капитал внёс

«начала огосударствления капиталистического производства, соединения гигантской силы капитализма с гигантской силой государства в один механизм, ставящий десятки миллионов людей в одну организацию государственного капитализма»[12].

«Боги» без стеснения диктовали имперскому кабинету свои претензии на новые аннексии и колонии, давали советы генеральному штабу. Впрочем, это было излишним. Пожелания небожителей германского монополистического Олимпа, как правило, встречались криками восторга, ибо совпадали с целями и намерениями самих правящих кругов рейха. Однако кровожадным планам германских монополий не суждено было тогда осуществиться. Кайзеровская империя потерпела тотальное поражение.
«Финансовая мафия», Фридрих Яковлевич Румянцев, 1971г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Пушки, фарфор и перец

    Неожиданная встреча не сулила ничего хорошего португальскому капитану дону Жерониму ди Алмейде: четыре голландца с большими пушками против…

  • Сердиземноморский кладоискательский бум

    У охотников за подводными сокровищами Средиземное море еще сравнительно недавно считалось « бедным ». Ведь оно находилось в…

  • Призрачное золото «Черного Принца»

    Во время Крымской войны в Балаклавской бухте затонул английский паровой фрегат, на котором, по слухам, находилось золото, предназначавшееся…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments