fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Таинственный лама и сибирский волхв



Оккультный рейх странным образом тяготеет к Тибету. Это тяготение не ограничивается адаптацией свастики и всеобщим восхищением горной страной загадок и магии. Источник одной из основных идей третьего рейха лежит в оккультной истории Тибета. Сегодня подтвердились многочисленные контакты нацистских руководителей с тибетскими ламами (бонского вероисповедания). Но вместе с тем существует не меньшее количество мифов вокруг этих контактов. Одним из таких мифов является версия о влиянии на Карла Хаусхофера одного из русских государственных деятелей, буддийского ламы Агвана Доржиева. Кто же такой был Агван Доржиев?

Около 1880 года в тибетскую столицу Лхасу прибыл молодой лама. В то время он еще ничем не отличался от сотен других монахов-послушников, за исключением, пожалуй, того, что не был тибетцем. Он родился в сибирских степях к востоку от Байкала. Он был бурятом и выглядел, как азиат, но в то же время он был российским подданным. В те дни в Тибете он был известен как Чойванг («владыка дхармы») Лобсанг. Позднее, когда к нему пришла слава, в Лхасе его называли Кхенде-чога, а еще позже — Цаннит Кхэн-по (бурят. — Хамбо). Два последних имени были даже скорее его титулами. В России его звали Хамбо («учитель, наставник») Агван Доржиев. Под именем Доржиев — русской транскрипции тибетского слова, означающего «раскат грома»— он и стал на рубеже веков широко известен в политических кругах.


Вскоре после своего прибытия в Тибет молодой монах поступил в монастырь Дрепунг — один из трех наиболее значительных центров религиозной деятельности, известный также как кухня политической интриги. Доржиев, похоже, довольно долго не интересовался политикой. Главный его талант относился к совершенно иной сфере — после многих лет обучения он стал профессором метафизики. Он мог бы умереть в неизвестности, что не так уж редко случалось с тибетскими профессорами. Судьба, однако, складывается порой удивительно.

В 1898 году он был послан своими наставниками обратно в Россию. Его основной задачей был сбор пожертвований в буддистских губерниях, которые благоговели перед Лхасой, как мусульмане перед Меккой. Он путешествовал по Бурятии и в конце концов привлек к себе внимание русских властей. Царские министры были заинтересованы метафизикой не больше, чем их последователи коммунисты. Но у них было хорошее политическое чутье. Сильное влияние России на Лхасу способствовало бы большей консолидации империи. Царь считал, что должен достигнуть этой цели во что бы то ни стало. В то время Тибет не входил в чью бы то ни было сферу влияния, за исключением разве что китайской. Но Китай был слабой страной и в расчет не принимался. На протяжении столетий тибетские правители придерживались политики строгой изоляции. Но в любой изоляции можно найти брешь. Именно такую брешь видели в Доржиеве русские министры.

Он не был слепым орудием. По возвращении в Лхасу с многочисленными дарами от русского императорского двора он был полон решимости подчинить Лхасу политическим интересам царя. Его аргументы произвели огромное впечатление на тогдашнего далай-ламу. Они были достаточно убедительными. Традиционный союзник Тибета — Китай больше не обладал значительной военной мощью и практически полностью находился под контролем англичан, нации еретиков, лишенной какого бы то ни было уважения к буддийской религии. Россия, с другой стороны, представляла собой реальную военную силу, более того, Доржиев говорил о возможности обращения в буддизм самого императора Николая.

Доржиев видел свою задачу не столько во включении Тибета в русскую сферу влияния, сколько в распространении тибетской религиозной мысли в русской среде.

Эта заманчивая перспектива, без всякого сомнения, привлекала далай-ламу. Однако, несмотря на свои огромные возможности, далай-лама не обладал абсолютной властью. Для принятия подобного рода решений ему необходимо было согласие кабинета — Цзон-ду. На его стороне был премьер-министр, ненавидевший англичан за то, что незадолго до того в Индии британский солдат столкнул его в фонтан. Тем не менее убедить кабинет немедленно оказалось невозможным.

Еще в 1893 году Великобритания заключила с Китаем соглашение, по которому была проведена спорная границы с Тибетом и разрешалась ограниченная торговля в его южных провинциях. Но Китай, всегда рассматриваемый как сюзерен Тибета, не мог обеспечить четкого выполнения этого соглашения. Началась гималайская комедия. Британские и китайские уполномоченные прибыли на новую границу для установления демаркационных знаков. Тибетцы спокойно отнеслись к этой операции. Когда работы были закончены, тибетцы снесли новые столбы и восстановили старую границу. Затем Великобритания заговорила о своих правах на торговлю. Лхаса приняла уклончивую восточную позу. Тибет-де не знает ни о каких уступках в торговле.

Но все это не было смешным для вице-короля Индии — лорда Керзона. В большей степени благодаря самой личности Доржиева о его политической активности стало известно далеко за пределами Тибета. Он совершил еще две поездки в Петербург. В конце 1901 года он привез в Тибет предварительный текст договора между двумя странами. После того как кабинет в очередной раз ответил отказом, далай-лама решил спровоцировать кризис с Британской Индией, что, по его замыслу, должно было привлечь на сторону Тибета русскую армию.

Мало-помалу в Тибет стало просачиваться русское вооружение, в основном — ружья. Тибетцы вторглись на территорию Британской империи в районе горного протектората Сикким. Тибетские таможенные посты были передвинуты в глубь Сиккима на 15 километров. Было приказано не пропускать через них британских подданных. Доржиев утверждал, зная о том, что это дойдет до ушей Керзона, что к весне 1904 года в Лхасе будет стоять полк казаков. Доржиев и далай-лама достигли своей цели — британцы не смогли не отреагировать. На базе Гнатонг в Сиккиме началась концентрация военных сил.12 декабря 1903 года они двинулись на Тибет через перевал Джелоп. К разочарованию двух заговорщиков, Россия не вмешалась.

Британская военная операция под командованием Фрэнсиса Янгхензбенда прошла настолько успешно, что далай-лама был вынужден бежать из страны в 1904 году. Вместе с ним уехал в Монголию и Доржиев. Со стороны казалось, что он навсегда перестал играть сколь бы то ни было значительную роль в международной политике. Но это впечатление было обманчивым. Доржиев не раз возвращался в Тибет после того, как британские войска были выведены. Также по поручению российского правительства он инкогнито побывал в Англии, где с успехом противодействовал английской политике присутствия Англии на Востоке. Кончилось это тем, что англичане объявили за его поимку солидное денежное вознаграждение, гоняясь за ним по всему миру: от Англии до Индии.

Какое-то время Доржиев жил и в Париже, из-за чего его иногда путают с Г.И. Гурджиевым, знаменитым оккультистом XX века. Что же касается якобы его контактов с обществом «Туле», то это скорее всего не более чем миф, поскольку Доржиев по праву считался одним из самых преданных России людей азиатского происхождения. Кстати говоря, на сегодняшний день официально признано, что из известных азиатов с нацистами активно сотрудничал только некий индиец, которому даже был поставлен памятник на окраине Дели, где он изображен с поднятой в фашистском приветствии.

Прямые указания на сотрудничество бонских лам с обществом «Туле» могут содержаться в архивах «Аненэрбэ», вывезенных в 1945 году из Берлина советскими войсками, общий объем которых составил целый эшелон. (В последние годы ведутся переговоры о возврате этих архивов в Германию, ведь в них хранятся бесценные материалы.)

Группа «Туле», безусловно ориентировавшаяся на оккультные группы в Тибете, изучала в том числе и древние «Станцы Дзиан»— закладной камень «Тайной доктрины» Блаватской — а также основы оккультного космогенезиса, изложенные в этой книге, что не помещало нацистам предавать книги Блаватской публичным аутодафе.

Гитлер и Гиммлер стали членами группы в год ее основания. Их посвящал доктор Теодор Морелль, будущий личный врач Гитлера, немало сделавший для подрыва здоровья фюрера своими шарлатанскими лекарствами. Позднее к ним примкнули Геринг и философ Розенберг. Луи Повель утверждает, что, по имеющимся у него данным, практические аспекты работы группы включали гадание с использованием особой тибетской эзотерической колоды карт. Вероятно, Гитлер, как и все предсказатели, обладал для этого неплохими способностями и мог пользоваться этим методом в целях предсказания будущего для принятия своих политических решений. Эта игра, по словам Повеля, практиковалась также для поддержания мистической связи с таинственным «учителем» группы, известным как Король Страха.

Тем не менее группа нередко прибегала и к более светскому способу связи — радиопередатчику, что указывает на то, что таинственный учитель, которого ошибочно или преднамеренно (?) связывают с Доржиевым, реально существовал где-то на планете.

Существует еще один миф, приписываемый Доржиеву, которого иные недобросовестные исследователи отождествляют с именем Георгия Ивановича Гурджиева — выдающегося оккультиста XX века.

Космология Гурджиева с ее концентрическими кольцами и душами, засасываемыми луной, настолько символична, что труднодоступна пониманию. Однако его труды по психологии представляют немалый интерес.

В основе его учения лежит предположение о том, что большинство людей проводит всю жизнь в состоянии, аналогичном сну. Хотя мы считаем себя бодрствующими и способными контролировать свои поступки, на самом деле все происходит как раз наоборот. Мы властны над своею жизнью не больше, чем механизмы. На ее течение влияет множество причин. Нас может угнетать погода, волновать политическая ситуация. Кто бы мы ни были, где бы мы ни были — мы никогда не вольны, поскольку свобода, в конце концов, — это свобода быть самим собой, а большинство из нас не знает даже кто они такие, не говоря уже о том, какими им быть. С точки зрения Гурджиева, слова «эволюция» и «прогресс», применяемые по отношению к жизни обычного человека, не несут никакого смысла. Реальный прогресс невозможен, пока человек находится в «сонном» состоянии.

Студенты, посещавшие лекции Гурджиева по психологии, имели возможность участвовать не только в теоретических, но и в практических занятиях, где с целью «пробуждения» выполнялись различные физические и психо-спиритические упражнения. Гурджиев считал, что человек «спит» всю жизнь только потому, что не знает, кто он такой. Иначе говоря, человек не воспринимает себя в качестве активного участника жизни. Его внимание всегда, по привычке, приковано к тому, что его окружает, поэтому все его реакции — стандартный ответ на внешние стимуляторы. Чтобы пробудиться, человеку необходимо «вспомнить», кто он есть. Он должен развить в себе привычку «самоосознавания» настолько, чтобы оно стало его постоянным, «автоматическим» состоянием.

Гурджиев, который помимо эзотерической тибетской мудрости постиг также таинства суфизма, любил демонстрировать достижения своих учеников на публичных «балетных» представлениях. Вот как очевидец описал один из таких балетов, состоявшийся в 1924 году в Нью-Йорке:

«Это производило фантастическое впечатление. Каждый танцевал по-своему. Оркестр играл странную музыку, в которой преобладал барабанный ритм… Гурджиев дирижировал танцорами, давая сигнал к началу движения, а потом внезапно его останавливая. Танцоры замирали, как статуи. Казалось, они находятся под гипнозом… Нам было сказано, что такой танец может привести к высокой степени концентрации и, по этой причине, практиковался восточными мистиками… Этот танец помогает понять назначение всех функций организма, в то время как в обычной жизни человек имеет понятие не более, чем о четверти из них. К примеру, по утверждению Гурджиева, человек, постигший эту науку, может регулировать кровообращение и работу желез так же легко, как махать рукой или болтать ногой».

В системе Гурджиева присутствовал, однако, и менее привлекательный аспект. Луи Повель, практиковавший его упражнения, остановился на грани смерти. Он практически ослеп на один глаз и стал настолько слаб, что нуждался в госпитальном лечении. В своем труде «Гурджиев» он описывает двух американских девушек, доведших себя до подобного состояния: «Они были крайне истощены. Одна из них говорила о том, что чувствует, как вибрируют, сжимаясь вокруг горла и сердца, ее вены. Кровь, казалось, еле бежала в этих телах. Их лица были серыми, а глаза казались загипнотизированными. Они держались на последнем дыхании, готовые погрузиться в пучину смерти. Смерть в действительности уже склонилась над ними, очарованными ею».

Несмотря на трудности и опасности, техника Гурджиева привлекла к себе внимание ведущих умов Европы. Ее практиковали Кэтрин Мэнсфилд и русский философ П.Д. Успенский, оперная певица Жоржетт Леблан и психолог Морис Николь, а также первый издатель «Улисса» Джойса — Маргарет Андерсон. Ею увлекался и Лоуренс Аравийский, хотя ему так и не удалось убедить себя начать упражнения — он опасался, что строгая дисциплина навредит его творческой свободе.

Был ли сам Гурджиев так же интересен, как и его учение? Некоторые факты говорят о том, что он обладал экстраординарными способностями. Говорили, к примеру, о том, что он мог появиться перед своими последователями в России в то время, как его тело оставалось в другом месте. Такое явление в оккультизме известно как эфирная или астральная проекция. Многие из его учеников были убеждены в том, что ему достаточно было только взглянуть на них, чтобы узнать их самые сокровенные тайны. Вот несколько любопытных фактов по поводу последнего утверждения. Успенский, свидетельству которого можно верить, рассказывал о том, что имел несколько сеансов телепатической связи с «сибирским волхвом», во время которых он слышал голос учителя в своем сознании. Ландау так описывает свой первый разговор с Гурджиевым: «Я начал чувствовать какую-то слабость в нижней части тела, главным образом — в ногах. Ощущение усиливалось с каждой секундой. Секунд через двадцать-тридцать оно стало настолько сильным, что мне стало казаться, что я не смогу встать с места и выйти из комнаты». Далее Ландау говорит о том, что он мало подвержен гипнозу и не считает себя достаточно внушаемым. Возможным объяснением того, что с ним произошло, считает он, была попытка Гурджиева проверить его способности к ясновидению. Такое действие со стороны Гурджиева могло вызвать описанные ощущения.

Гурджиев обладал и другими поразительными способностями. Одна из них — его потрясающая живость. Многие из тех, кто знал его, удивлялись его удивительному запасу энергии. В начале 1930-х годов он купил себе автомобиль и разъезжал на огромной скорости до тех пор, пока не случилось неизбежное в таких случаях — серьезная авария. У него были раны на лице и руках, поломаны несколько ребер, кровоподтеки по всему телу. Врачи подозревали наличие серьезных внутренних травм. Однако, придя в себя, он отказался не только от рентгеновского обследования, но и от медицинского лечения вообще. Он покинул госпиталь и сам занялся своим лечением, причем настолько успешно, что ученики сошлись во мнении о том, что он выглядит моложе, чем до аварии. Шок, казалось, только укрепил его здоровье.

Когда произошла авария, он был уже далеко не молод. Впрочем, его возраст трудно определить. Повель заявляет, что в 1949 году, когда он умер, ему было восемьдесят три. Из описания его разговора с Ландау следует, что в 1933 году ему было «по крайней мере семьдесят» (Ландау, однако, отмечает, что выглядел он не старше пятидесяти) — следовательно, он умер в возрасте около восьмидесяти шести лет. На самом деле ни одна из этих оценок не верна. Когда в 1898 году он был направлен собирать пожертвования среди бурят, ему уже было пятьдесят два. Ко дню смерти ему в действительности уже исполнилось 103 года.

Одним из столпов нацистской философии была концепция «сверхчеловека». Эта цель не была гипотетической. Как не является, вопреки мнению большинства ученых, развитие сверхчеловека вопросом одной лишь селекции.

Гитлер как-то сказал Герману Раушнингу, лидеру данцигских нацистов, что сверхчеловек — реальность и «живет среди нас». По его словам, он встречался с ним.

Возможно, он имел в виду свою встречу с Гурджиевым, оккультистом, которого многие считали близким к идеалу сверхчеловека. Из рассказов тех, кто знал его, нам известно, что наиболее типичной реакцией окружающих на Гурджиева был страх. Ландау, к примеру, описывая одного из его последователей, говорит, что «никогда не видел более испуганных глаз».

Как среагировал на сверхчеловека Гитлер? «Я испугался его», — сообщил он Раушнингу. Очень возможно, что Королем Страха, вдохновлявшим Гитлера, был не кто иной, как сибирский волхв Гурджиев.
«Военные загадки Третьего рейха», Николай Николаевич Непомнящий, 2002г.

Tags: История
Subscribe

  • С фотоаппаратом и камерой

    Более трех тысяч прыжков совершил Роберт Иванович Силин. Он не только высококлассный парашютист, но и высококачественный фотограф и…

  • С предельной высоты

    Есть практическая необходимость и в совершении прыжков с предельно больших высот. Парашютисты наши прыгают с 15–16 и более километров,…

  • Секунды мужества

    Знаете, сколько их набралось на счету Ивана Ивановича Савкина? Около 300 000! Говоря по-другому, это означает, что он провел под куполом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments