fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Эсэсовцы иезуиты XX века



1939 год. Вестфалия. В баронском зале замка Вевельсбург собрались тринадцать мужчин. Они одинаково одеты. В руках у каждого — кинжал. Они сидят в торжественной обстановке вокруг огромного круглого стола. Эта картина заставляет вспоминать о легендарном короле Артуре. Каждый из стульев с высокими спинками обит свиной кожей. С обратной стороны каждого стула прикреплена серебряная табличка с именем. Для каждого из гостей в замке приготовлена комната. Каждая из этих комнат обставлена в соответствии со вкусом определенной страны и эпохи — так, как понравилось бы тому историческому лицу, в ком участник собрания желает почерпнуть вдохновение.

После того как все тринадцать занимают свои места, они начинают медитировать под руководством своего Великого магистра.

Я, разумеется, описываю собрание одного из тайных обществ, практикующих оккультизм. Под столовым залом размещается небольшая комната с каменными стенами толщиной в пять метров — «святая святых ордера», по словам Хайнца Хоне. В центре комнаты — глубокая, темная шахта. Лестница ведет вниз. В конце лестницы — каменная чаша, окруженная двенадцатью пьедесталами. Эта чаша предназначена для исполнения одного из священных ритуалов: в случае смерти кого-либо из членов ордена, за исключением Великого магистра, кожа с его рук будет сожжена в чаше, а затем помещена в урне на один из пьедесталов.


Сам замок, в котором происходит таинство, был построен в XVII веке на месте римской крепости. Основания внешних стен замка образуют треугольник. Саксонцы владели ею со времен нашествия гуннов. Свое имя замок получил от рыцаря-разбойника Вевеля фон Бурена, одного из своих первых хозяев.

Тайный орден, занимавший замок во времена нацистов, не был похож на другие эзотерические общества. В него входи, кроме того, еще и обергруппенфюрером (генералом) СС. А Великим магистром был не кто иной, как Генрих Гиммлер.

За исключением разве что самого Гитлера Гиммлер был самым странным из лидеров нацистов. Генерал Гудериан однажды заметил, что он похож на инопланетянина. Другой наблюдатель нашел в нем «что-то от робота». Даже мистический партийный философ Розенберг не мог смотреть ему прямо в глаза. Однако в детские годы в Гиммлере не было ничего странного. Он родился в Баварии в обычной семье, принадлежавшей к среднему классу. Его отец был частным учителем: не преуспевающим, но и не бедствующим. У Гиммлера было два брата — старший и младший. Единственным примечательным фактом его ранней биографии является то, что его крестным отцом был принц Генрих фон Виттельсбах (в честь которого Гиммлер и был назван). Семья была католическая, и сам Гиммлер, похоже, искренне веровал. Он регулярно посещал мессу и считал, что это поднимает дух.

Как и большинство немцев, он был патриотом, однако не тем фанатиком, в которого он превратился позже. В 1917 году, в возрасте семнадцати лет, он поступил на военную службу в сухопутные войска. Из-за плохого зрения (он должен был носить очки) ему было отказано в приеме во флот, где он желал служить. Впрочем, хотя он и был солдатом, ему так и не удалось поучаствовать в военных действиях. Первая мировая война закончилась прежде, чем срок его обучения.

После завершения службы Гиммлер, по совету отца, занялся сельским хозяйством, однако, заболев тифом, вскоре был вынужден бросить эту затею. В 1919 году он поступил в Мюнхенский университет. Именно в этом году появились первые трещины в его отношениях с церковью. Ничего серьезного — обычная реакция молодого человека, увидевшего разницу между религиозным учением и повседневной жизнью.

В то время он был, по описанию одного из друзей, «обычным, добродушным, нормальным». Кто же превратил этого обычного, добродушного, нормального человека в инопланетянина? Ответ известен — Гитлер.

До их встречи Гиммлер был неуверенным в себе, замкнутым, терзаемым сомнениями человеком. После встречи он просто обезумел. Не как влюбленный, а как человек, нашедший своего бога. Он считал Гитлера величайшим умом всех времен. На стене его кабинета висел портрет будущего фюрера. Гиммлер частенько начинал шепотом разговаривать с этим портретом.

Было ли это, как полагают многие историки, просто проявлением забавной эксцентричности? Или, в лучшем случае, выражением его благоговения перед Гитлером? Так кажется только на первый взгляд. Наши расследования, однако, заставляют подходить серьезно к любому факту, как бы смешон он ни был. В обществе, о котором мы говорим, самые невероятные вещи быстро становились нормой.

Визуализация, как мы уже упоминали, играет важную роль в эзотерических тренировках психики. Для лучшей визуализации нередко используются различные предметы. Когда, много веков назад, ведьма желала причинить вред своему врагу, она делала куколку, символизирующую объект колдовства. Известно, что чем более кукла была похожа на реального человека, тем действеннее было колдовство. Сделав куклу, ведьма затем входила в высокоэмоциональное (экстатическое) состояние и «убивала» ее. Излюбленный метод «убийства»— втыкание булавок. Реальная магия происходила, впрочем, не в руках, а в голове ведьмы. Кукла просто-напросто помогала создать более живую визуализацию врага. Булавки же помогали визуализировать раны, нанесенные ему. На некоторой стадии колдовства между ведьмой и ее жертвой устанавливалась некая связь. Жертва начинала ощущать реальную боль…

Подобный метод, хотя и в применении к гораздо большим масштабам, пытался задействовать в конце войны и Гитлер: спрятавшись ото всех, он старался визуализировать свою победу. Оккультисты утверждают, что, пользуясь этим методом, можно установить телепатическую связь между двумя людьми. Может быть, Гитлер научил этому своего поклонника Гиммлера? Фотография может оказаться более полезной для визуализации, чем кукла.

Неизвестно, от рождения ли или от тренировок, Гиммлер был неплохим медиумом. Он хвастался перед своим массажистом, что может вызывать духов и разговаривать с ними. Он не только мог, но и регулярно этим занимался. Как и многие спириты, он считал, что такие контакты помогают ему в принятии верных решений. Его способности, тем не менее, были весьма ограничены. Вотличие от современных спиритов, которые стремятся вступать в контакт с недавно умершими людьми, Гиммлер мог вызывать только умерших в далеком прошлом. Это звучит достаточно странно для любого сведущего в оккультных искусствах и наталкивает на мысль о том, что способности Гиммлера, как и Гитлера, были скорее результатом тренировок, чем врожденным даром. Любопытен и тот факт, что Гиммлер говорил о вызывании духов. Спирит пассивен в своих контактах с духами. Если бы Гиммлер действительно являлся таковым, ему следовало бы ждать, когда дух сам вступит с ним в контакт.

Гиммлер специально прибыл в Квединбург на церемонию, посвященную тысячелетию со дня смерти короля Генриха I, и отдал фашистский салют над его могилой. Это было приветствие старого друга: дух короля часто посещал Гиммлера и нередко давал ему полезные советы. Настал день, когда Гиммлер уверовал в то, что он является воплощением короля. Вопрос о том, как дух может навещать свое собственное воплощение, не волновал его.

Этот человек превратил в 1929 году полувоенную гитлеровскую группировку СС в элитный магический орден.

СС (сокращенное немецкое Schutzstaffel — «подразделение охраны») возникло за четыре года до того, как его возглавил Гиммлер. Гитлер лично приказал Юлиусу Шреку в апреле 1925 года сформировать для охраны штаб-квартиры новую гвардию. Вначале она состояла всего из восьми человек. Начиная с самых первых дней вокруг СС витал дух элитарности: правила гласили, что в гвардии не могут состоять сплетники, пьяницы и другие грешники. К 1927 году правила ужесточились. Особое внимание уделялось несению службы и политическим взглядам членов СС. Малейшее нарушение каралось штрафом или даже увольнением. Гвардейцы регулярно посещали партийные митинги, но им было запрещено вступать в дискуссии.

Гиммлер принял на себя руководство СС в январе 1929 года. Несмотря на свою эксцентричность, он был очень хорошим администратором и уделял внимание каждой мелочи. Через некоторое время после прибытия в штаб-квартиру СС в Мюнхене он наткнулся на меморандум, автором которого был местный партийный лидер. В меморандуме говорилось о возможном создании, в рамках партии, национал-социалистического ордена.

Это предложение вызвало у Гиммлера глубокий интерес. Он не обладал творческими способностями. Ему не хватало воображения. Этот факт в значительной мере объясняет то, почему он превратился в чудовище. Отправляя одним взмахом пера на смерть тысячи людей (на его совести миллионы жертв), он не был способен увидеть реальные жизни за сухой статистикой.

В 1941 году директор Анатомического института при университете Страсбурга, профессор Аугуст Хирт, написал Гиммлеру письмо, в котором жаловался на то, что, хотя в коллекции института есть множество черепов представителей всех рас и многих народов, еврейских черепов довольно мало. Он предположил, что война на востоке могла бы восполнить этот пробел, и предложил брать «еврейско-большевистских комиссаров» в плен живыми. Для начала, по его мнению, следовало проводить тщательные измерения головы пленного (вспомним учения ордена германцев), а потом «умерщвлять» его, не повреждая череп. Затем врачу — вероятно, тому, что проводил «измерения головы» и «умерщвлял» пленного — следовало отделить голову от тела и отправить в герметично запечатанной емкости в страсбургский институт.

Любого, обладающего воображением, оттолкнуло бы такое безумное письмо. Гиммлер, напротив, отнесся к нему серьезно и прочитал его с удовольствием. Хирт получил черепа.

В том же 1941 году Гиммлер дал добро на эксперименты еще одного «врача», Зигмунда Рашера. Рашер работал в концентрационном лагере Дахау. Его эксперименты, целью которых было изучение воздействия климатических условий высокогорья на человека, включали убийство заключенных в вакуумной камере, а в более поздний период — замораживание до смерти. Изучались также и возможные способы «оживления» замороженных до критической стадии. Гиммлер проявил неподдельный интерес к последнему эксперименту и дважды советовал Рашеру использовать в экспериментах по оживлению «животное тепло». Полоумный доктор сперва отнесся к этому предложению довольно скептически, но потом оно было принято. После этого некоторые из потерявших сознание во время сеансов замораживания просыпались в постели с одной или даже двумя обнаженными женщинами. Рашер позднее докладывал о том, что «животное тепло» было менее эффективно, чем горячая ванна, за исключением тех случаев, когда имел место половой акт.

Интерес Гиммлера к подобного рода экспериментам возник, возможно, как результат помешательства на эзотерической почве, охватившего его после встречи с Гитлером. В детстве он увлекался ботаникой. Собрал большую коллекцию трав, которые считал более эффективными в лечении, чем лекарства и хирургические операции. Позднее он отдал приказ, согласно которому заключенные в концентрационных лагерях должны были собирать травы для медицинских целей.

Его странное увлечение псевдо-медициной нашло понимание у садистов, проводивших псевдонаучные эксперименты в лагерях. Врач и член СС Адольф Покорни, увидевший «блестящие перспективы» в тезисе о том, что большевики должны работать на рейх, но не должны при этом размножаться, написал Гиммлеру о том, что ему известен путь к этой цели. По его наблюдениям, Calladium seguinum мог быть использован как средство для пожизненной стерилизации.

Несмотря на очевидные доказательства обратного, Гиммлер не считал себя злым человеком. Он не был способен на насилие, обладал довольно мягким характером, любил животных, был вежливым — из тех людей, которые не в состоянии оживить вялую беседу веселыми шутками. Он не мог видеть в цифрах живых людей и был озадачен тем, что многие считали его бесчеловечным чудовищем. Эта загадка волновала его много лет. В конце концов он оставил попытки разрешить ее и ограничился тем, что частенько шутил о своем образе в кругу друзей.

Лишенный воображения Гиммлер не был в состоянии создать эффективно функционирующий тайный орден, не руководствуясь готовой моделью. К счастью, такая модель была под рукой — орден Иисуса.

Ортодоксальные католики, возможно, будут поражены, узнав о том, что орден иезуитов — организация, наиболее приближенная к понятию открыто функционирующего магического ордена, а иезуиты очень напоминают магов. Даже вдалеке от безумной интеллектуальной атмосферы оккультного рейха два эти высказывания кажутся достаточно правдивыми. Тот факт, что об этом до сих пор мало кто говорит, объясняется типом упражнений, практикуемых в оккультных орденах с западной традицией. Обычный человек, если его вообще интересуют подобные проблемы, представляет себе магические ритуалы в лучшем случае так, как они описаны в «Макбете». В действительности, как мы уже видели, суть магической тренировки состоит в систематической визуализации, которая, как считает большинство оккультистов, может в значительной мере ускорить личную эволюцию. Эту веру, хотя и в несколько иной форме, разделяют и иезуиты. Она воплощена в известных «духовных упражнениях» святого Игнатия, составляющих основу иезуитских тренировок.

Генерал СС Вальтер Шелленберг прямо говорил о том, что Гиммлер построил СС на принципах ордена Иисуса, хотя главным образом его заинтересовала склонность иезуитов к жесткой организации и их традиция абсолютного подчинения.

Гейнц Хоне пишет в своем исследовании по истории СС следующее:

«Сходство между двумя орденами поразительно: каждый из них дает огромные привилегии своим членам, действия которых не подлежат осуждению; оба ордена установили строжайшие условия на вступление новых членов, дисциплина держалась в них на клятве в абсолютном, слепом подчинении магистру — папе или фюреру.

В истории обеих организаций — немало замечательных параллелей. В XVII веке иезуиты основали на земле парагвайских индейцев свое собственное религиозное государство. Во время Второй мировой войны вожди СС мечтали о собственном государстве в Бургундии, за пределами великого германского рейха, с собственными правительством, армией, администрацией и дипломатической миссией в Берлине.

Даже кризисы, пережитые двумя орденами, имеют сходные черты. У иезуитов всегда были враги среди служителей католической церкви, а у СС — в рядах национал-социалистической партии. Иезуиты спорили о том, должен ли их орден стать мечом контрреформации или образцом монашеского благочестия. Руководство СС так и не решило, чем быть их организации — идеологическим стержнем национал-социализма или же государственным полицейским».

Хоне настаивает на том, что сходства существовали и в структуре двух орденов. К примеру, Лойола создал орден, глава которого опирался на четырех советников. Гиммлер последовал этому же плану, хотя персональные помощники были вскоре заменены отделами. Такие сходства не оставались незамеченными. Гитлер нередко называл Гиммлера «мой Игнатий Лойола». Мнение Карла Эрнста, лидера соперников СС — СА (Sturmabteilung — «штурмовой отряд»), было менее лестным и более выразительным. Он звал Гиммлера «черным иезуитом».
«Военные загадки Третьего рейха», Николай Николаевич Непомнящий, 2002г.

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Пушки, фарфор и перец

    Неожиданная встреча не сулила ничего хорошего португальскому капитану дону Жерониму ди Алмейде: четыре голландца с большими пушками против…

  • Сердиземноморский кладоискательский бум

    У охотников за подводными сокровищами Средиземное море еще сравнительно недавно считалось « бедным ». Ведь оно находилось в…

  • Призрачное золото «Черного Принца»

    Во время Крымской войны в Балаклавской бухте затонул английский паровой фрегат, на котором, по слухам, находилось золото, предназначавшееся…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment