fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Гибель «Луизитании»



Мы не рассказываем о кораблях, погибших в результате военных действий. Однако в истории мореплавания случались крупные катастрофы, которые можно назвать «военными» с большой натяжкой. Ведь в результате гибли сотни гражданских людей, не имевших никакого отношения к военным действиям. К таким катастрофам относится ужасающая по своим масштабам гибель лайнера «Лузитания».

В мае 1915 г., когда уже 10 месяцев шла первая мировая война, в Нью-Йорке готовился к рейсу пассажирский лайнер «Лузитания», построенный в 1906 г. Он имел скорость 26 узлов, водоизмещение — около 30 тыс. т. Компания «Кунард», которая строила однотипные корабли — «Мавританию» и «Лузитанию», заключила соглашение с Адмиралтейством Великобритании, которое оплатило часть стоимости, получив взамен право вооружить суда и использовать их по своему назначению. На судах были секретно установлены 12 замаскированных орудий (калибр — 6 дюймов), которые находились на вращающихся платформах, опускавшихся под палубу и за несколько минут способных подготовиться к боевым действиям. Таким образом, «Лузитания» превратилась в скоростной крейсер, каковым она и числилась в списках Адмиралтейства Великобритании.


США в войне против Германии не участвовали, предпочитая торговать, в том числе оружием. Именно «Лузитания» была одним из тех судов, которые регулярно перевозили вооружение в Европу, скрываясь за ширмой пассажирских перевозок и подвергая опасности жизни многих людей. О характере грузов, перевозимых «Лузитанией», были хорошо осведомлены в Германии, и немецким подводным лодкам было дано задание охотиться за этим кораблем. Германия, учитывая зависимость Великобритании от морских поставок, объявила ей морскую блокаду и перебросила 15 подводных лодок из 25 в Атлантику, минировала подходы к английским портам в Северном море. Лодкам было дано задание останавливать и производить досмотр любого судна, даже под нейтральным флагом. Великобритания вооружила свои торговые суда и приказала капитанам судов ни в коем случае не допускать досмотра и открывать огонь по подводным лодкам. Америка официально заявила, что она нейтральная страна. Однако военно-промышленному комплексу США нейтралитет был не нужен, так как он сдерживал торговлю оружием. Участия США в войне желала и Великобритания, ибо это усилило бы позиции стран Антанты. Необходим был толчок, который заставил бы правительство США принять решение вступить в войну. Когда в марте 1915 г. немецкая подводная лодка потопила английский пароход «Фалабу», на котором в числе жертв оказался один американец, по всей стране прокатилась волна протестов и манифестаций. Общественность требовала от президента США Вудро Вильсона «занять в отношении Германии более жесткую позицию».

И вот в таких условиях 1 мая 1915 г. «Лузитания» готовилась в Нью-Йорке к рейсу в Великобританию. Реклама приглашала совершить увлекательное путешествие через Атлантику с минимумом неприятных ощущений в связи с качкой и максимумом солнца и удовольствий. В носовой трюм с маркой «продовольствие» было тайно погружено более 1000 ящиков со снарядами, 5 млн патронов и другие боеприпасы. Пассажиры, конечно, ничего об этом не знали и не должны были знать. Люди были прикрытием истинных целей «Лузитании». Однако этот «секрет» кое-кому был известен, поэтому в день отхода «Лузитании» в утренних выпусках газет в Нью-Йорке появилось оплаченное немецкой колонией предупреждение о том, что «если суда нейтральных стран окажутся в районе театра военный действий, они могут подвергнуться нападению со стороны немецких подводных лодок». Тем не менее реклама сыграла свою роль: никто не верил, что существует какая-то опасность, война шла где-то очень далеко. И хотя некоторые пассажиры в последний день отказались от путешествия, особенно после сообщения о гибели американского танкера «Галдфлайт», торпедированного немецкой подводной лодкой, большинство предпочло остаться. Среди пассажиров были настоящие знаменитости: мультимиллионер Альфред Вандербильт, «король шампанского» виноторговец Джордж Кесслер, актриса Рита Джоливет, известный журналист Эльберт Нибберд и др. Успокаивало и заявление представителя компании «Кунард», что «в скорости с «Лузитанией» не может соперничать ни один немецкий военный корабль». Кроме того, капитану «Лузитании» Тернеру сообщили, что у побережья Ирландии, где опасность нападения подводных лодок была реальной, его встретят английские крейсеры и будут сопровождать до Ливерпуля. С легким сердцем Тернер приказал отдать швартовы, и корабль вышел в свой последний трагический рейс.

Тем временем, когда «Лузитания» уже была в пути, лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль слушал доклад о том, что на пути корабля действуют подводные лодки Германии. Сведения об этом английская разведка получала от немцев, поскольку еще в начале войны англичанам удалось раскрыть радиошифр военно-морского флота Германии. Адмирал Оливер, который докладывал Черчиллю обстановку, сообщил, что посланный навстречу «Лузитании» крейсер «Джуно» для борьбы с подводными лодками не приспособлен и поэтому нужно послать эсминцы. Однако эсминцы посланы не были, а командир «Джуно» получил радиограмму: «Ваша миссия выполнена. Вам следует отправиться в порт Куинстаун». Тернеру об этом не сообщили. Напрасно он вглядывался в туманный горизонт и подавал сигналы сиреной, чтобы известить «Джуно» о своем приближении, — крейсеров (хотя бы одного) в нужном месте не оказалось. Со скоростью 18 узлов «Лузитания» шла навстречу своей гибели.

Командир лодки «U-20» Вальтер Швигер был раздражен тем, что в течение 5 дней ему не попалось ни одного крупного судна. Чтобы отвести душу, 5 мая он остановил старую рыбацкую шхуну, дал рыбакам возможность высадиться, а затем расстрелял ее. 6 мая «U-20» потопила английские лайнеры «Кендидейт» и «Центурион». Последнему Швигер не удосужился даже сделать предупреждение и торпедировал его, не всплывая.

Утром 7 мая, когда туман начал рассеиваться, показались берега Ирландии. Капитан «Лузитании» Тернер был уверен, что рейс закончится благополучно. Он не знал, что за последнюю неделю немецкие лодки потопили в этом районе 23 торговых судна. В 13 ч 40 мин капитан увидел знакомый береговой знак и обрадовался — до конца рейса оставалось всего 10 миль. Однако в этот момент «И-20» уже занимала боевую позицию для атаки «Лузитании». Торпеда ушла в 14 ч 09 мин, а через несколько минут Швигер записал в бортовом журнале: «Торпеда попала в правый борт прямо под ходовым мостиком и… по-видимому, вызвала другой взрыв (котла, угля, пороха). Надстройки над местом попадания… сильно разрушены».

О том, что помимо взрыва торпеды, которая попета в правый борт, последовал второй сильный взрыв, свидетельствуют исследования, проведенные с помощью специального подводного аппарата «Скорпио» в мае 1982 г. Со «Скорпио» удалось сфотографировать относительно небольшую пробоину в правом борту, куда попала торпеда, и огромную пробоину в левом борту, вызванную, по мнению специалистов, сверхмощным взрывом каких-то веществ, а не торпеды.

Через несколько минут после попадания торпеды «Лузитания» имела крен 15 градусов. Большая часть шлюпок правого борта взрывом была сброшена в воду, а шлюпки левого борта невозможно было спустить из-за крена. После второго взрыва, когда нос судна стал быстро оседать, на судне началась паника. Плакали женщины, кричали дети, матросы ожесточенно ругались, пытаясь посадить людей в шлюпки, к которым рвались обезумевшие от страха пассажиры. Однако инерция парохода была настолько велика, что первая спущенная шлюпка перевернулась вместе с находившимися в ней людьми.

Через 4 минуты после второго взрыва нос стал уходить под воду, что привело к взрыву одного из котлов, увеличило разрушения и ускорило гибель судна. Корма судна поднялась в воздух, «Лузитания» на мгновение замерла, а затем, по словам очевидцев, «с ужасающим ревом раненого гиганта» исчезла в пучине океана, увлекая за собой тех, кто не успел отплыть на безопасное расстояние. Через 18 минут на расстоянии полмили в ту и другую сторону от места гибели судна на поверхности остались лишь тела мертвых, 6 из имевшихся на борту 48 спасательных шлюпок и люди, которые могли держаться на воде. Капитан Тернер держался за перевернутую шлюпку, с отчаянием повторяя: «Господи, за что все это?!». Для 1201 из 1961 пассажиров и членов экипажа «Лузитания» стала братской могилой на дне океана.

Мир был потрясен такой жестокостью. На судне погибло 128 американцев, что активно использовалось общественностью США для нагнетания антигерманских настроений. Америка объявила Германии войну, учитывая не только случай с «Лузитанией», но и потопления ряда других судов, а также диверсии, например взрыв 2000 т динамита в Блэк-Том-Айленде (вблизи Нью-Йорка). Он был слышен на расстоянии 100 км.

Комиссия, которая расследовала в Англии причины гибели «Лузитании», пыталась возложить вину на капитана Тернера, но суд оправдал его. Командир «и-20» Швигер был награжден кайзером, но Международный трибунал приговорил его к смертной казни «за преступления против человечества». Таким образом, в этой войне «Лузитания» и сотни ее пассажиров стали невинными жертвами.

Случай с «Лузитанией» порождает ряд вопросов правового характера. Прежде всего это вопрос о военной контрабанде, ибо Германия в оправдание действий своей подводной лодки «и-20» ссылалась на то, что на «Лузитании» была военная контрабанда. Следовательно, можно было захватить или потопить «Лузитанию». Великобритания, в свою очередь, не признает до настоящего времени наличие на борту «Лузитании» каких-либо контрабандных грузов.

В Декларации о войне на море, подписанной в Париже 16 апреля 1856 г. и действующей до настоящего времени, говорится, что нейтральный флаг покрывает неприятельский груз, за исключением военной контрабанды; нейтральный груз, за исключением военной контрабанды, не подлежит захвату и под неприятельским флагом. Иначе говоря, военная контрабанда при наличии морской блокады, которую установила Германия в отношении Великобритании, подлежит захвату или уничтожению в любом случае. Поскольку «Лузитания» имела английский флаг, т. е. была неприятельским судном для Германии, то подводная лодка имела право потопить судно, если груз на нем был военной контрабандой. Однако груз нельзя было потопить или захватывать, если он нейтральный, хотя и находится на судне под неприятельским флагом. «U-20» должна была, по всем правилам, остановить «Лузитанию», осмотреть ее и, удостоверившись, что на судне есть военная контрабанда или нейтральный груз, соответственно решать вопрос о захвате судна и груза или потоплении их (при наличии военной контрабанды и сопротивлении осмотру) или о захвате судна и последующем освобождении нейтрального груза.

Если потоплено торговое судно противника и вместе с ним затонул груз, принадлежащий нейтральному государству, то оно вправе потребовать компенсацию. Следует отметить, что практика двух мировых войн показала, что обычаи морской войны, обобщенные в Лондонской декларации 1909 г., особенно в части военной контрабанды, либо вообще не выполнялись, либо применялись по усмотрению воюющих сторон. В частности, обязательное правило, что экипаж и пассажиры торгового судна должны быть сняты перед тем, как военный корабль потопит судно, в подавляющем большинстве случаев не применялось.

Торговое судно и груз на нем не могут рассматриваться как трофей, так как трофеями в морской войне являются захваченные в ходе военных действий на море или на побережье военные корабли и военно-вспомогательные суда противника со всем вооружением и имуществом, а также находящиеся на них ценности воюющей стороны (деньги, золото, драгоценности, государственные ценные бумаги и т. д.). Все это может стать трофеями в результате капитуляции противника, но в этом случае производится международно-правовое оформление трофеев в пользу победителя. Если воюющая сторона присвоит ценности без оформления, то это будет расцениваться как грабеж.

Случай с «Лузитанией» показал, что немецкая подводная лодка «U-20» нарушила основные законы и обычаи морской войны, следствием чего стало осуждение ее действий всеми странами и наказание командира лодки как военного преступника.
Кораблекрушения, Николай Николаевич Трус, 1998г. 

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Пушки, фарфор и перец

    Неожиданная встреча не сулила ничего хорошего португальскому капитану дону Жерониму ди Алмейде: четыре голландца с большими пушками против…

  • Сердиземноморский кладоискательский бум

    У охотников за подводными сокровищами Средиземное море еще сравнительно недавно считалось « бедным ». Ведь оно находилось в…

  • Призрачное золото «Черного Принца»

    Во время Крымской войны в Балаклавской бухте затонул английский паровой фрегат, на котором, по слухам, находилось золото, предназначавшееся…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments