fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Экскурсия на Сен-Филибере



Водоизмещение парохода «Сен-Филибер» составляло всего 189 т, длина — 32,1 м, ширина — 6 м, высота борта — 2,6 м. Его вполне можно было бы перевезти на «Титанике», поставив поперек палубы. Это было экскурсионно-прогулочное судно озерного типа. Оно принадлежало «Нантскому обществу судоходства» (Франция). Тупоносое, плоскодонное, с одной трубой и одной мачтой, построенное в 1923 г. на верфи в Сен-Назере, судно, по размеру являлось катером, имело одну пассажирскую палубу, на которой почти от носа до кормы располагались пассажирские салоны первого и второго классов. Над салонами находилась еще одна открытая палуба со скамейками для экскурсантов. Мощность паровой машины «Сен-Филибера» составляла всего 23 лошадиные силы, но его труба возвышалась над палубой на 8 м. Это вместе с высоко расположенной рулевой рубкой делало пароход похожим на буксир. Несмотря на то что площадь единственной палубы составляла около 170 м2, судно по неизвестным причинам получило пассажирское свидетельство на право перевозить 500 человек! Как могло случиться, что небольшому по размерам судну выдали такое свидетельство? На этот вопрос вряд ли кто-нибудь теперь сможет дать ответ. Во Франции до сих пор умалчивают об этом скорбном происшествии, поскольку эта катастрофа — одна из самых мрачных страниц в истории судоходства страны.

Владельцам парохода хорошо было известно, что, когда «Сен-Филибер» отчаливал и пассажиры собирались на одном борту, чтобы видеть провожающих, крен парохода в эту сторону достигал почти 10 градусов. Но поскольку судно в течение 8 лет в основном плавало по реке, обслуживая регулярную пассажирскую линию Нант — Сен-Назер, и со своей работой справлялось, власти классификационного общества «Бюро Веритас» с этим мирились.


Летом 1931 г. дирекция ткацкой фабрики Нанта обратилась к владельцам «Сен-Филибера» с просьбой зафрахтовать пароход для экскурсии 15 июля на большой живописный остров Нуармутье, расположенный в Бискайском заливе, в 15 милях от устья Луары. «Нантское общество судоходства» согласилось снять на один день пароход с линии и продало дирекции 500 билетов.

Воскресное утро 15 июля 1931 г. не обещало ясного солнечного дня. Это была погода, которую французы называют «четыре времени года за день». Перед рассветом моросил мелкий дождь, потом он перестал и задул ровный юго-восточный бриз.

Несмотря на ранний час, на речной пассажирской пристани собралось около 3000 провожающих. Семьи ткачей пришли проводить своих близких, отправлявшихся в интересную поездку.

Судно вышло в рейс в 7 утра. К этому времени подул южный ветер, который постепенно усиливался, так что судно, еще не выйдя из устья реки, уже испытывало качку и многие страдали от морской болезни. Через 2 часа судно было у острова, но пробыло там не более 4 часов. Видя, что ветер резко усиливается, капитан «Сен-Филибера» Олив поспешил в обратный путь.

Около 30 пассажиров, которых укачало в пути из Сен-Назера, предпочли остаться на острове.

Они решили дождаться отлива и по узкой дамбе, которая соединяла остров с материком, добраться домой пеппсом.

Когда пароход отошел от пирса, ветер задул с запада. Со стороны Бискайского залива он гнал к устью реки «барашки». Погода ухудшалась с каждым часом. Едва пароход вышел из-за прикрытия острова, ветер обрушился на его левый борт. Через фальшборт в окна салонов летела белая пена, сорванная с верхушек волн.

Под давлением ветра, который дул теперь с запада, судно, заливаемое волнами, шло с креном на правый борт. Пароход раскачивался все сильнее. Из-за небольшой осадки и высокой палубной надстройки «Сен-Филибер» дрейфовал под ветер. Все труднее было держать курс, хотя паровая машина работала на предельных оборотах.

Расстояние от северной оконечности Нуармутье до мыса Сен-Жильда, что у южного края Луары, сравнительно небольшое. Обогнув мыс, «Сен-Филибер», подгоняемый ветром, быстро вошел бы в устье реки. Но, огибая Сен-Жильду, пароход подставил ветру левый борт и накренился еще сильнее. Большая волна выбила несколько стекол в салоне первого класса. Пассажиры, набившиеся в салон, в панике бросились на подветренный правый борт накрененного судна, в результате оно легло правым бортом на воду. Этого оказалось достаточно, чтобы пароход еще больше накренился на правый борт и уже не смог выпрямиться.

«Сен-Филибер» был накрыт набежавшей волной. Он исчез под водой меньше чем за минуту… Там, где только что находился пароход с 500 пассажирами, гуляли волны и дул резкий ветер.

В момент кораблекрушения пароход находился между буями «Л-2» и «Л-3» в 8 милях юго-западнее Сен-Назера. Хотя помощь подоспела всего через полчаса (подошел лоцманский бот), спасти удалось всего семь человек: шестеро плавали в воде, держась за скамейку, смытую с парохода, еще одного сняли с буя «Л-2».

Позже, во время разбора причин катастрофы, наблюдатель спасательной станции на мысе Сен-Жиль да сообщил: «Я наблюдал за судном в бинокль. Когда оно подошло к бую отмели Шателье, я на мгновение отвел взгляд в сторону. Подчеркиваю, только на мгновение! И когда опять посмотрел на то же место, парохода там уже не было. Этот участок залива был пустынен, видны были одни волны. Я подумал сначала, что пароход скрылся в пене брызг, но на самом деле он уже исчез в волнах…».

Весь вечер и всю ночь в Нанте у здания судоходного общества бушевала толпа людей. Родственники погибших требовали от судовладельцев ответа за гибель своих жен, отцов, детей. Хозяева «Нантской судоходной компании» ничего не могли им ответить. Не мог дать ответа и министр судоходства Франции.

Кораблекрушение вызвало целый ряд вопросов. Почему речной пароход столь малого тоннажа был выпущен в Бискайский залив, известный всему миру жестокими штормами? Почему на судне не было спасательных средств? Почему судно вышло в море в условиях шторма? После гибели «Сен-Филибера» официально было заявлено, что в кораблекрушении погибло 342 человека. Но это была ложь. На ткацкой фабрике Нанта подсчитали, что на пароход было продано 500 билетов, а на острове осталось только 28 человек. На детей меньше 7 лет билеты не брали, а многие экскурсанты отправились на остров с детьми. Их было около 200. Таким образом, погибло свыше 600 человек. Это вскоре подтвердилось: через 3 дня течение залива прибило к берегу Олерон и Фэ, а также к мысу Сен-Жильда около 100 детских трупов. Потом море стало выбрасывать на побережье трупы женщин и мужчин.

«Сен-Филибер» погиб не только потому, что высокая волна разбила пассажирский салон и затопила его, а вторая такая же волна положила судно на борт и потопила его, а потому, что были допущены грубейшие нарушения правил безопасности мореплавания. Судно, совершенно не приспособленное для морского плавания, особенно в шторм, фантастически перегруженное, малоустойчивое, просто «обязано» было утонуть даже при меньшем волнении. Грубая небрежность судовладельцев, ухватившихся за выгодное дело и пославших судно в море, — вот главная причина катастрофы.

Как и всякое судно за рубежом, «Сен-Филибер» был застрахован от риска, который подстерегал его во время плавания. Вместе с тем в данном случае страховая компания легко уклонилась от возмещения за гибель судна, резонно сославшись на условие договора страхования, где упоминался риск гибели судна во время шторма при. плавании в реке, а не в море. Когда судовладелец меняет район плавания, он обязан немедленно уведомить страховую компанию о таком изменении, поскольку меняется характер риска. Договор страхования считается действующим и дальше, если страховая компания не возражает против изменения условий плавания. Если компания не будет извещена, она не обязана платить за гибель судна, застрахованного от «речного», а погибшего вследствие «морского» риска.
Кораблекрушения, Николай Николаевич Трус, 1998г. 

Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments