fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Categories:

Стальной маршал Рокоссовский



В 1937 году комкора Рокоссовского арестовали, а в апреле 1940 года выпустили из внутренней тюрьмы «Управления госбезопасности НКВД по Ленинградской области» на Шпалерной улице.

Летом 1937 года Константин Константинович еще командовал 5-м кавалерийским корпусом в «Забайкальском военном округе». В первых числах июня командующий ЗабВО Грязнов и член окружного Военного совета корпусный комиссар Шестаков отправили наркому обороны Ворошилову донос на Рокоссовского. Вот что они писали:
«Рокоссовский, бывший командир 15 кавалерийской дивизии, своей вредительской работой разлагал дивизию, не руководил боевой подготовкой, превратил территорию гарнизона в сплошной мусорный захламленный очаг. Гарнизон остался без бани, воды и электричества».


Но это была ерунда, главное, что подлецы обвинили Рокоссовского в том, что он входил в троцкистскую организацию и являлся главным польским шпионом в СССР.

Вскоре над головой Константина Константиновича засверкали молнии, его отстранили от командования корпусом, исключили из ВКП(б), а в июле 1937 года уволили из армии с «волчьим билетом». В августе Константин Константинович оказался в ленинградских «Крестах», комкора обвиняли по статье 58-1а «Измена Родине». Наказание по ней предусматривало высшую меру наказания с конфискацией имущества, ну а если повезет 10 лет лагерей с конфискацией.

Пройдя через допросы с пристрастием, имитацию расстрела, Рокоссовский никого не оговорил, и отказался подписывать липовые показания с именами несуществующего троцкистского заговора. Константину Константиновичу выбили передние зубы, сломали ребра и пальцы. После освобождения он ничего о пытках не рассказывал, даже свою книгу воспоминаний «Солдатский долг» он начинает с момента, когда после 2,5 лет тюрьмы он по приказу Сталина уехал с семьей отдыхать в Сочи.

Когда Константина Константиновича собирались судить, все кто его оговорил к этому времени, уже были расстреляны. Следователь прочитал в показаниях, что Рокоссовского завербовал некий Адольф Юшкевич, после революции перебравшийся в Польшу. Сделав запрос в архив, он узнал, что этот красный командир, боевой товарищ Рокоссовского погиб при штурме Перекопа. Следователь получил копию приказа Блюхера зачитанного им на похоронах Адольфа Казимировича Юшкевича:
«Преждевременная смерть вырвала из наших рядов одного из лучших бойцов Революции. Весть о его кончине острой болью глубокого сожаления отозвалась в сердцах красноармейцев не только пятьдесят первого конного полка, но и всей дивизии.
Три года товарищ Юшкевич в рядах Красной Армии с удивительным пренебрежением к опасности боролся за неприкосновенность священных прав трудящихся классов. Энергичный, на редкость бесстрашный, он во всех опасных местах всегда и неизменно был впереди полка, наводя страх и ужас на неприятеля…
Спи спокойно, товарищ! На твоей могиле мы обещаем докончить то великое дело освобождения обездоленных и угнетенных, за которое так геройски, так самоотверженно ты отдал свою молодую жизнь».

Тройка приняла решение освободить Константина Константиновича из-под ареста за отсутствием состава преступления.

На встрече со Сталиным тот задал Рокоссовскому вопрос:
- Там били?
- Били, товарищ Сталин.
- Сколько у нас еще людей «чего изволите?»
Иосиф Виссарионович попросил у Рокоссовского прощения и приказал ему вместе с семьей отправиться на отдых в Сочи.

После смерти вождя Рокоссовский остался верен себе и ни словом, ни делом не предал Иосифа Виссарионовича. На предложение Хруща написать о генералиссимусе грязную статью маршал гордо ответил: «Товарищ Сталин – Святой для меня ЧЕЛОВЕК!».

Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments