fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Полицай и нацистский каратель Алекс Лютый



Эта падаль родилась 19 июня 1925 года в волынской деревеньке «Зеленая». Его отец Иван Юхновский, конченый националист и бывший петлюровский офицер назвал сына Сашкой.

После победы Советской власти Юхновский старший не ушел с такими же как он бандитами за кордон, а ловко перекрасившись в добропорядочного советского гражданина, стал ждать своего «звездного часа», в том, что он когда-нибудь настанет, Юхновский не сомневался.

У новой власти агроном Юхновский был на хорошем счету. По вечерам за ужином он рассказывал сыну, что настанет день, когда краснопузые за все перед ними ответят.

Александр под влиянием отца националистом не стал, но усек раз и навсегда, фразу, которую повторял Юхновский старший: «ПРЕДАТЕЛЬСТВО - ЭТО ВОПРОС ДАТЫ. ВОВРЕМЯ ПРЕДАТЬ - ЭТО ЗНАЧИТ ПРЕДВИДЕТЬ».


В школьной библиотеке Юхногвский-младший узнал, что эта фраза принадлежит «замечательному человеку», французскому политику и дипломату Шарлю Морису Талейрану. Он так хитро построил свою жизнь, что предал всех, кому служил: Людовика XVI, Директорию, Наполеона, Людовика XVIII, Луи-Филиппа I. Хитрющий француз перед смертью примерился с католической церковью и получил от папы Римского прощение всех грехов. Вот на него Сашка Юхновский и решил стать похожим.

10 сентября 1941 года город Ромны, где жили Юхновские оккупировали немецко-фашистские войска. Таким счастливым Сашка не видел отца никогда. Вскоре Иван Юхновский создал и возглавил в городе отряд полицаев. 16-летнего сыночку сердобольный папаша определил к немцам переводчиком, ведь тот прекрасно владел немецким, украинским, польским и чешским языками.

Когда в марте 1942 года в город приехал штаб «Гехайме фельдполицай» (ГФП), прозванный солдатами «Гестапо вермахта», Александру поступило предложение перейти туда на службу, и он с радостью согласился.

В ГФП у Юхновского открылся талант лютого душегуба, испытывавшего удовольствие от пыток и убийств беззащитных граждан. Команда «ГФП-721», в которой он служил, отметилась кровавыми злодеяниями по всей Украине и в Молдавии. В городе Сталино на шахте «Калиновка» каратели из «ГФП-721» устраивали массовые расстрелы военнопленных, партизан, женщин и детей. После войны судмедэксперты пришли к выводу, что в шахту сбросили не мене 75 000 замученных советских граждан.

В отряде карателей Сашку за любовь к пыткам и казням прозвали Алексом Лютым. Людным днем он мог запросто на улице подойти к бывшей однокласснице, перекинуться с ней парой фраз и хладнокровно застрелить девушку на глазах у прохожих. За рвение и преданность фюреру Лютого наградили фашистской медалькой и отправили с месячной турпутевкой в Рейх.

16 сентября 1943 года Ромны внезапным ударом были освобождены частями Красной армии. Юхновского старшего поймали и казнили, а вот его кровавый сынок, словно в воду канул.

Хитровыдуманный Лютый с чистыми документами, оформленными на фамилию матери Мироненко стал бойцом Красной армии. Особистам во время проверки он рассказал, что батю повесили немцы, мать погибла при бомбежке, и ему де до зубного скрежета надо поквитаться с немецкими палачами. Матерые контрразведчики повелись на трогательную историю украинского паренька и дали ему добро на «месть» за погибших родителей.

Вскоре пулеметчик 191-й стрелковой дивизии пошел с наступающими советскими войсками на Запад. Увидев, что такое настоящий бой Лютый-Мироненко засветил перед командованием свое знание немецкого языка и вскоре оказался на теплом местечке при штабе.

Однажды новобранец, пришедший в часть с последним пополнением, подошел к Мироненко за обедом и тихонько сказал: «Я знаю, ты у немцев в Ромнах в палачах ходил». Десятки людей слышали, как Мироненко беззаботно смеясь, громко ответил: «Ты обознался хлопчик». Больше этого салагу никто в части не видел, родным парня ушло извещение со стандартной формулировкой «пропал без вести».

К концу войны Лютый-Мироненко был награжден медалью «За Отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Берлина».

После победы он пристроился в оккупированной Германии журналистом в редакцию газеты «Советская Армия».



Выждав на всякий случай 6 лет, он демобилизовался в 1951 году, женился и приехал покорять Москву. Лютый  работал журналистом в ряде отраслевых советских журналов, переводил художественные произведения с немецкого, польского и чешского языков.

В 1959 году, когда палач захотел вступить в партию его попросили написать подробную биографию, и тут случились два прокола. Он написал, что воевал с 1941 года и приписал себе среди наград орден «Славы 3-й степени». При проверке сотрудник КГБ обратил внимание, что в 1944 году Мироненко рассказывал особистам, что с 1941 года находился на территориях Украины оккупированных немцами, и на то, что среди его боевых наград «Славы» отродясь не было.

Юхновского арестовали в 1975 году после того как его в Московском метро узнал советский разведчик Ибрагим Аганин, во время войны работавший под прикрытием в Ромнах.



Мироненко-Юхновского поместили в СИЗО «Лефортово». На допросах следователям сначала предстояло выслушать сказку о том, как его отец был казнен за покушение на немецкого офицера, а сам он ушел к партизанам. Позже отряд был разбит карателями, и Юхновский только чудом избежал смерти. В 1944 году он пришел в военкомат с документами на имя матери, потому что боялся, что особисты ему не поверят и возьмут в оборот.

Когда следователи показали ему справку, что партизанский отряд в котором он якобы воевал появился в этих местах значительно позже того как в него якобы пришел Юхновский, палач стал давать правдивые показания:

«НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛЕНИЯ СЛЕДОТДЕЛА УКГБ ПРИ СМ СССР ПО ГОРОДУ МОСКВЕ И. МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ капитан Хромов.


ПРОТОКОЛ допроса обвиняемого г. Москва 1 декабря 1975 года
Допрос начат в 11 час.00 мин. Допрос окончен в 13 час.40 мин.


Начальник отделения Следственного отдела УКГБ при СМ СССР по г. Москве и Московской области капитан Хромов допросил с соблюдением требований ст.ст.150-152 УЖ РСФСР в качестве обвиняемого: Мироненко Александра Юрьевича, он же Юхновский Александр Иванович, 1925 года . рождения, уроженца д.Юзин, Антонинского района, Хмельницкой области.
Вопрос: Жительницу города Марганец Д-Петровской области - Кравец (ныне Таран) Веру Ивановну Вы знаете?
Ответ: Жительницу города Марганец - Кравец Веру Ивановну я не знаю и встречаться мне с ней нигде и никогда не приходилось. Насколько мне помнится, что, будучи переводчиком ГФП-721, я в период декабря 1943 года и в январе 1944 года в составе ауссенкоманды Лёбаха находился в г.Марганце, временно оккупированном гитлеровцами, и там участвовал в допросах и избиениях советских граждан, арестованных оккупантами за партизанскую и иную антифашистскую деятельность.
Вопрос: Из показаний свидетеля Таран - Кравец В.И. от 14 ноября 1975 года (которая опознала среди других лиц Вас по фотокарточке) видно, что поздней осенью 1943 года Вы трижды к ней заходили на квартиру. В первом случае Вы, будучи одетым в гражданскую одежду и вооруженным пистолетом вместе со своим напарником осмотрели квартиру Таран и ушли. Во втором случае вместе с тем же человеком Вы назвали себя военнопленным и попросили у Таран разрешения пожить в ее квартире три дня с тем, чтобы узнать, где партизаны и затем переправиться к ним. В третьем случае Вы, будучи вооруженным пистолетом в квартире Таран искали Капитонову Марию Петровну, имевшую связь с партизанами, и в этот раз ударили Таран рукояткой пистолета по левой щеке, разбили ей до крови щеку и повредили два зуба. Что Вы можете пояснить по существу показаний свидетеля Таран В.И.?
Ответ: С показаниями свидетеля Таран (Кравец) Веры Ивановны от 14 ноября 1975 года я ознакомился, они мне понятны, однако подтвердить эти показания я не могу, так как они не соответствуют действительности. В г.Марганце поздней осенью 1943 года, а точнее в декабре 1943 года и в январе 1944 года я в команде Лёбаха работал переводчиком, о чем показал следствию ранее. На обыска меня в тот период времени ни к кому и, в частности, к Таран (Кравец) не посылали, а также не посылали меня на поиски партизанки Капитоновой Марии Петровны, о которой показала свидетель. Я также отрицаю показания свидетеля о том, что якобы я с ее квартиры намеревался под видом советского военнопленного внедриться в партизанский отряд. Свидетеля Таран рукояткой пистолета по левой щеке я не ударял. Свидетель Таран, по-видимому, меня с кем-то спутала.
Вопрос: Свидетель Таран также показала, что вскоре после изгнания немецких оккупантов она Вас видела среди пассажиров на товарном поезде, идущем из г.Никополя в г.Марганец. Что в связи с этим Вы можете показать следствию? Ответ: Свидетель, давая показания о том, что после изгнания немецких оккупантов она вместе со мной на товарном поезде ехала из г. Никополь в г.Марганец по освобожденной от врага территории, показала неправильно. Я заявляю категорически, что, будучи на службе в ГФП-721, я на освобожденной от немцев территории сам никогда не оставался, и в тыл Советской Армии меня никогда не засылали. Весь период службы в ГФП-721 я работал переводчиком.



ПРОТОКОЛ допроса обвиняемого 9 Января 1976 года
Допрос начат в 10 час.10 мин. Допрос окончен в 16 час.30 мин.



Начальник отделения Следотдела УКГБ при СМ СССР по городу Москве и московской области капитан Хромов допросил с соблюдением требований ст. ст. 150-152 УПК РСФСР в качестве обвиняемого Юхновского Александра Ивановича, 1925 года рождения, уроженца д. Зелена, Антонинского района, Хмельницкой области.
Вопрос: В ходе следствия по своему делу Вы дали показания об участии в расстрелах советских граждан на шахте 4-4 бис в гор. Сталино в 1943 году. Ваши показания по этому вопросу соответствуют действительности?
Ответ : Да, на следствии по своему делу мною были даны показания об участии меня, как переводчика ГФП-721, в массовом расстреле советских граждан на шахте 4-4 бис (Калиновка) в гор. Сталино (ныне Донецк) в конце августа или в начале сентября 1943 года. Эти показания соответствуют действительности, и я их полностью подтверждаю

в настоящее время. Операция по расстрелу советских граждан на шахте Калиновка
производилась незадолго до изгнания немецких оккупантов из гор.Сталино, поэтому в ней участвовал весь личный состав 721 группы ГФП-721 кроме лиц, занятых в нарядах.
Вопрос: Вам предъявляется акт (копия специальной комиссии) по установлению злодеяний немецко-фашистских оккупантов на шахте 4-4 бис г. Сталино. После ознакомления с этим актом, что Вы имеете сказать следствию?
Ответ: С копией акта специальной комиссии по установлению
злодеяний немецко-фашистских оккупантов на шахте 4-4 бис г.Сталино, я ознакомился. После ознакомления с указанным выше документом я имею заявить, что мне, как переводчику ГФП-721 в период пребывания в г.Сталино, временно оккупированном гитлеровцами, с февраля по сентябрь 1943 года было известно, что специальные команды, созданные из сотрудников упомянутого карательного органа систематически выезжали на шахту, возможно и в другие места для проведения так называемых кодовых операций, а точнее говоря расстрелов советских граждан. Эти операции среди сотрудников ГФП также назывались экзекуциями и казнями. Насколько мне помнится, незадолго до изгнания немецких оккупантов из города Сталино мне также, как и другим служащим ГФП-721, пришлось участвовать в операции по массовому расстрелу советских граждан на шахте 4-4 бис, которая также называлась Калиновка. В этом случае сотрудниками ГФП-721 было расстреляно не менее 100 человек советских граждан, в числе которых были мужчины и женщины разных возрастов. Расстрел советских граждан в данном случае происходил в последних числах августа или же в первых сентября 1943 года. Операция проводилась рано утром, но видимостъ была достаточная для того, чтобы уничтожить жертвы и не повредить своих. Лично я находился при этой операции вблизи от места казни. В мою обязанность входило не допустить побегов лиц, доставленных на расстрел. Во время операции в нашу сторону прорвалась женщина, которая просила ее не убивать, мне тогда показалось, что это была разведчица Анохина, которую я допрашивал вместе с Каргелем. Каргель выстрелил в эту женщину из пистолета и она упала в шахту. Также от места казни в нашу сторону прорвались двое мужчин, по которым я выстрелил целую обойму (8 патронов). Эти мужчины тоже упали в шахту. Сколько пуль попало после моих выстрелов в этих мужчин, я уточнить не могу. Стрелял я в этих мужчин по приказу Каргеля. В этих мужчин возможно стреляли одновременно со мной Каргель и его помощник Шгумпф. В своих собственноручных показаниях, говоря об участии в операции по расстрелу советских граждан на шахте Калиновке я ошибочно указал, что тогда было расстреляно 40 человек, тогда как в этой операции было уничтожено не менее ста человек. В тех же собственноручных показаниях я не указал, что произвел 8 выстрелов в двух мужчин, прорвавшихся в нашу сторону.
Вопрос: В распоряжении следствия имеются материалы, из которых видно, что, находясь на службе в ГФП-721, Вы в период марта 1943 года неоднократно выезжали на расстрелы советских граждан в г.Сталино. Расскажите об этом?
Ответ: Будучи на службе в ГФП-721 в гор.Сталино, я в марте 1943 года ни одного раза не выезжал на расстрелы советских граждан. Об этом мною были даны подробные показания следствию ранее, я на этих показаниях настаиваю в настоящее время.
Вопрос: Уточните, когда и в каком населенном пункте Вы в составе команды ЛЁБАХА участвовали в расстреле 8-10 человек советских граждан, о чем Вами были даны собственноручные показания от 10 октября 1975 года?
Ответ: Как я вспомнил сейчас, осенью 1943 года, в конце октября или же в начале ноября, в пути следования из гор.Апостолово на Никополь, точное место указать не могу, но это было ближе к Никополю, команда Лёбаха, в составе которой я находился в одном из оврагов, а не у канавы, как я показывал ранее, расстреляла около 10 человек мужчин. В этом случае я произвел два выстрела в спины двум мужчинам, не известным мне по фамилиям. Перед этим Лёбах по 10 мужчинам выстрелил из автомата и которые были не убиты, а ранены, он приказал их добить. В частности, по приказанию Лёбаха я выстрелил по двум уже раненым им мужчинам из пистолета в спины.
Мои показания с моих слов записаны, правильно и мною прочитаны, поправок и замечаний нет.
Допросил: НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛЕНИЯ СЛЕДОТДЕЛА УКГБ ПРИ СМ СССР ПО ГОРОДУ МОСКВЕ И МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ Капитан Хромов».

В 1976 году суд признал Юхновского виновным в уничтожении 2000 мирных советских граждан и приговорил урода к высшей мере наказания.



Предатель и трус подавал прошения о помиловании во все мыслимые и немыслимые инстанции. Лютый писал, что стать карателем его заставил отец и немцы, а он в силу возраста и желания жить пошел у них на поводу, все прошения были отклонены.

23 июня 1977 года праведный советский ликвидатор пустил Юхновскуму в затылок пулю.

Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments