fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Иван Грозный и его разведчики



История становления в России внешней разведки как отдельной государственной службы складывалась весьма медленно. На раннем этапе это объяснялось двумя причинами. Первая из них состояла в том, что на протяжении нескольких веков Русь оставалась в вассальной зависимости от могущественных восточных завоевателей. Эта зависимость, практически близкая к колониальной, сдерживала самостоятельное развитие внешнеполитических связей, а следовательно, и тех надстроечных структур, которые обеспечивают реализацию государственных интересов на международной арене, в том числе и внешней разведки.

Со времени Куликовской битвы минуло еще ровно сто лет, прежде чем Русь окончательно освободилась от татаро-монгольского ига. Летом 1480 года отряды Золотой Орды подошли к берегу маленькой речушки Угры у южных границ Московского государства, где путь им преградили русские войска. Долго противники стояли по обеим сторонам реки, не предпринимая военных действий. Наконец 11 ноября хан отступил. С того дня тень зависимости Москвы от Золотой Орды исчезла навсегда.


Вторая причина состояла в том, что правители разрозненных княжеств Руси вели между собой бесконечную борьбу за власть. В этот период «главным противником» часто оказывался свой же родственник — дядя, племянник, брат. Поэтому и «разведывательные» усилия отдельных князей или претендентов на княжеский престол в таких случаях направлялись не во внешние сферы, а «вовнутрь» семейного клана. Со времени окончательного освобождения от татаро-монгольского ига стремление к объединению на Руси заметно растет, хотя тяжбы и интриги, братоубийственные конфликты по-прежнему вспыхивают то тут, то там.

1480 год — время правления великого князя Ивана III, время собирания разрозненной, удельной Руси в единое государство. Иван III первым из московских князей принял титул «государя всея Руси», объединив под своим владением практически все земли, некогда управлявшиеся его отдаленными предками — киевскими князьями. Заложенные при Иване Ш основы русской государственности явились тем прочным фундаментом, на котором происходило ее дальнейшее строительство.

При Иване III Россия, по образному выражению Н.М.Карамзина, «вышла из сумрака теней». Замечательный русский историк С.М.Соловьев сравнивал его с Петром Великим. Царь Иван Грозный едва ли смог бы так радикально ликвидировать пережитки феодальной раздробленности на Руси и столь незыблемо утвердить принципы самодержавной власти, если бы не опирался на достижения своего деда.

Итак, дед и внук, оба — Иваны, Иваны Васильевичи, личности сложные, неоднозначные — с большими достоинствами и не менее крупными недостатками, крутого, необузданного нрава, люди трагической судьбы и большого, неоспоримого величия. Оба представляют особый интерес с точки зрения создания основ государственного аппарата на Руси и начала широкого развития внешнеполитических связей — двух необходимых условий для формирования разведки в ее нынешнем понимании.

Иван III (1440–1505 гг.) родился в самый разгар кровавой феодальной смуты — борьбы удельных князей за московский престол. Его отец — Василий Васильевич (получивший впоследствии прозвище Темный) — был старшим сыном. Московского царя Василия Дмитриевича и внуком Дмитрия Донского. Василий Дмитриевич по духовной грамоте, написанной незадолго до смерти, предполагал передать «великое княжение» не братьям, а своему прямому наследнику, сыну Василию: «А даст Бог сыну моему Великое Княжение ино и яз сына своего благословляю князя Василья».

По всей видимости, сам Василий Дмитриевич с тревогой смотрел на будущее, опасался враждебного выступления брата своего, Юрия Дмитриевича, претендовавшего на московский престол. Заботясь об укреплении положения сына, Василий Дмитриевич поручил его опеке матери, дочери великого князя Литовского Софье Витовтовне и митрополиту Фотию.

Престолонаследнику было всего десять лет, когда умер отец. Однако образовавшееся при малолетнем Василии Васильевиче «правительство» представляло собой солидную опору великокняжеской власти. Софья Витовтовна была крутой, энергичной женщиной, чувствовавшей за собой сильную поддержку отца. Уроженец далекого Пелопоннеса, грек митрополит Фотий пришел в Москву с церковно-политическим мировоззрением, сложившимся на византийской почве, частью которого являлось представление о государе как «помазаннике» Бога на земле. Союз Москвы, Литвы и церкви представлял собой такую силу, против которой претендент на престол Юрий Дмитриевич выступить не решался. К тому же в эти годы Золотая Орда, занятая внутренними усобицами, не вмешивалась во взаимоотношения между русскими князьями.

Но вскоре положение изменилось. Умерли Витовт и Фотий, Спор о великом княжении Московском был перенесен в Золотую Орду. В 1431 году к хану Улу-Мухаммеду отправились Юрий Дмитриевич и Василий Васильевич с боярином Иваном Дмитриевичем Всеволожским. Около десяти месяцев соперники провели в Орде, доказывая свои права на престол. Московская сторона оказалась более искусной, и хан отдал ярлык семнадцатилетнему Василию Васильевичу. Тогда Юрий Дмитриевич решился прибегнуть к оружию, втянув в эту борьбу своих сыновей — Василия Косого и Дмитрия Шемяку. В 1433 году Юрий Дмитриевич занял Москву, но вскоре принужден был ее оставить. В 1434 году он еще раз захватывает Москву, но через два месяца умирает.

Остаются его сыновья. В 1436 году сын Василий Юрьевич потерпел жестокое поражение, был захвачен в плен и ослеплен (отсюда прозвище Косой). Другой сын — Дмитрий Шемяка — продолжает борьбу.

В 1446 году ему удается захватить Василия Васильевича во время моления в Троице-Сергиевом монастыре и ослепить. Княжич Иван, будущий государь всея Руси, которому в ту пору едва исполнилось шесть лет, был свидетелем захвата отца, и лишь верные князю люди сумели спрятать его и спасти от неволи, а быть может, и от гибели.

В таких условиях формировался характер и мировоззрение княжича Ивана. С раннего детства он привык видеть себя в окружении врагов, в центре кровавых интриг, порождаемых удельнокняжеской системой.

Дмитрий Шемяка засел в Москве «великим князем», но вскоре был изгнан, хотя еще долго продолжал борьбу за престол. В 1453 году он скоропостижно скончался в Новгороде. Некоторые летописи передают «людскую молву», будто бы от отравы умер Шемяка, а привез ее в Новгород великокняжеский дьяк Стефан Бородатый. Он якобы подкупил повара Шемяки, «именем Поганку», и тот дал своему господину «зелие в куряти». Так завершается цепь преступлений, тайных и явных, в борьбе за московское наследство.

Княжич Иван становится сначала соправителем при слепом отце, а затем и полноправным великим князем с уже сложившимся мировоззрением: он — непримиримый враг феодальной раздробленности, удельного сепаратизма, создатель новой государственной системы.

Важнейшие события его правления: присоединение к государству Московскому земель Новгородских, Вятских, Пермских, Тверских, Ярославских, Рязанских, а также ряда западнорусских земель, ранее завоеванных Литвой (Чернигов, Новгород-Северский, Брянск, Гомель и др.), окончательное освобождение от татаро-монгольского ига, брак с Софьей Палеолог, племянницей последнего византийского императора, что фактически сделало Москву воспреемницей центра православия. Так складывались основы единодержавия, или самодержавия, на Руси. Московское княжество становится великорусским государством. С Ивана III слово «самодержец» официально введено в постоянный титул московского государя и освящено церковным обрядом, благословением духовной власти.

Слово «самодержец», как отмечает В.О.Ключевский, стало входить в московский официальный язык, когда с прибытием «царевны царегородской» Софьи к московскому двору начала пробиваться мысль, что московский государь и по жене, и по православному христианству есть единственный наследник павшего цареградского императора, который считался на Руси высшим образцом государственной власти, вполне самостоятельной, независимой ни от какой сторонней силы. Самодержец, по определению В.О. Ключевского, входит в московский титул одновременно с царем, а это означало, что московский государь уже не признавал себя данником татарского хана. Первоначально словом «самодержец» характеризовали не внутренние политические отношения, а внешнее положение московского государя, под этим словом разумели правителя, не зависящего от посторонней, чуждой власти, самостоятельного; самодержцу противополагали то, что мы назвали бы вассалом, а не то, что на современном политическом языке носит название конституционного государя. Так и смотрели на московского государя современники Ивана III: они видели в нем «русских земель государя», независимого главу православного русского христианства[3].

Принцип самодержавия лег в основу развития международных связей государства Российского. Уже при Иване III устанавливаются дипломатические отношения с папской курией, Германией, Венгрией, Молдавией, Турцией, Ираном, Крымским ханством.

Однако, как указывает В.О. Ключевский, несмотря на многостороннее развитие дипломатических сношений московского двора со времени Ивана III, «долго не заметно особого заведовавшего ими учреждения: их вел непосредственно сам государь с думой»[4].

Отдельное государственное учреждение, ведавшее вопросами внешней политики, было создано только при Иване IV Грозном. В архивах Министерства иностранных дел России сохранился документ, точно указывающий, когда дипломатические дела, входившие сначала в ведомство казначея, были выделены и поручены особому делопроизводителю, что и послужило основанием Посольского приказа: «В 1549 г. приказано посольское дело Ивану Висковатому».

Висковатый до того времени уже участвовал в дипломатических делах, в 1542 году писал «перемирную грамоту» с Польшей. Теперь же он играет главенствующую роль в сношениях с иностранными представителями, приезд которых в Московию заметно участился во второй половине XVI века.

Особенно интересны необычные обстоятельства установления дипломатических отношений между Россией и Англией. Весной 1553 года из устья Темзы вышли три корабля, снаряженные британским «Обществом купцов-странствователей» на поиски северного морского пути в Китай и Индию. После шестимесячного плавания корабли, потрепанные штормами, оказались у северных берегов русской земли, которая в то время на протяжении многих сотен верст была необитаемой. Два корабля погибли во льдах. Третий из них, «Эдвард Бонавенчер», под командованием Ричарда Ченслора достиг устья Северной Двины, где впоследствии был построен первый российский порт Архангельск, знаменитый своей торговлей, а тогда приютилась маленькая бедная рыбацкая пристань возле старинного монастыря Михаила Архангела.


Несмотря на явную «близость к Богу», ничто в этой крохотной деревушке не говорило о близости властей. И, тем не менее, «система оповещения» сработала на редкость безукоризненно: о прибытии иностранцев тут же стало известно в ближайшем административном центре, и тамошний воевода радушно принял незваных гостей. А вскоре Ченслора приглашают в Москву к самому царю. Одновременно двинский летописец довольно подробно заносит в свои «анналы» рассказ о приезде в Холмогоры на «малых судах» посла «Рыцарта» (Ричарда Ченслора) от «аглинского короля Эдварда» с гостями[5].

Сохранилось письменное свидетельство и самого Ричарда Ченслора о приезде в Москву и встрече с Иваном Грозным: «Перехожу к рассказу о моем представлении царю. После того, как прошло уже 12 дней с моего приезда, секретарь, ведающий дела иностранцев, послал за мной и известил меня, что великому князю угодно, чтоб я явился к его величеству с грамотами короля, моего государя. Я был очень доволен этим и тщательно приготовился к приему. Когда великий князь занял свое место, толмач пришел за мною во внешние покои, где сидели 100 или больше дворян, все в роскошном золотом платье; оттуда я прошел в зал совета, где сидел сам великий князь со своею знатью… Канцлер Иван Михайлович Висковатый и секретарь стояли перед великим князем. Когда я отдал поклон и подал свои грамоты, он обратился ко мне с приветствием и спросил меня о здоровье короля… Мое приношение канцлер представил его милости с непокрытой головой (до того они все были в шапках). Когда его милость получил мои грамоты, мне предложили удалиться; мне было сказано, что я не могу сам обращаться к великому князю, а только отвечать ему, кота он говорит с мной».

Судя по всему, аудиенция прошла успешно. Вернувшийся на родину Ченслор весной 1555 года снова отправляется в Москву, чтобы содействовать учреждению постоянной английской торговли с Россией. Этот визит также дал положительные результаты. Окрыленный успехом, Ченслор возвращается домой с богатым грузом на корабле и с первым русским послом на борту — Осипом Непеей. В бурную ночь у шотландских берегов корабль разбился о скалы. Стараясь спасти московского посла, Ченслор погиб вместе с сыном и большей частью экипажа. Непея спасся и был торжественно принят в Лондоне, где местные купцы устроили в его честь настоящий праздник. Известие об этом событии сохранилось в английских хрониках. Русские летописи того времени также повествуют о том, что Осип Непея был с почетом принят английским королем «в большом своем городе в Луньском» (Лондоне) «да отпустил с Непеею мастеров многих, дохторов и злату и серебру искателей и делателей, и иных многих Мастеров, и пришли с Непеею вместе»[6].

Есть немало и других примеров расширения международных контактов России в этот период. Томас Хернер, прибывший в Москву в декабре 1557 года в составе посольства магистра Ливонского ордена, в своих записках вспоминал: «Фриц Гросс и Мельхиор Гротгаузен отправились в замок (по всей видимости, имеется в виду Кремль) просить канцлера (Ивана Михайловича Висковатого), чтобы исходатайствовал нам аудиенцию у великого князя…»

Как видно из примеров, с созданием Посольского приказа Москва налаживает довольно широкие дипломатические связи. Тот же Ченслор вспоминает: «В то время, когда я был в Москве, великий князь отправил двух послов к королю Польскому по крайней мере при пятистах всадниках; они были одеты и снаряжены о пышностью свыше всякой меры — не только на них самих, но и на конях были бархат, золотая и серебряная парча, усыпанная жемчугом…»

Все это делалось, конечно, с определенным умыслом: продемонстрировать за рубежом богатство и мощь государства Российского, поднять, его международный престиж.

Но не только эту цель преследовал Иван Грозный. Ему хотелось знать и о том, что происходит в зарубежных государствах. Причем его интересовала информация не только официальная, но и, так сказать, «подспудная», секретная.

Сохранилось любопытное письменное свидетельство некоего Михалона Литвина о делах того времени. Вот что он пишет:

«У нас (в Литве) большое число московских перебежчиков, которые, разузнав наши дела, средства и обычаи, свободно возвращаются к своим, пока они у нас, тайно передают своим наши планы… Между московскими перебежчиками, которые в темные ночи убивали людей в Вильне и освобождали пленных своих земляков из темниц, был один священник, который посылал князю своему с договоров, указов и других бумаг, тайно добытых в королевской канцелярии, копии… Хитрый этот человек (Иван IV) назначил награду возвращавшимся перебежчикам, даже пустым и бесполезным: рабу — свободу, простолюдину — дворянство, должнику — прощение долгов, злодею — отпущение вины…»[7].

Видно, Грозный внимательно прислушивался к перебежчикам, очень ценил разведывательную информацию, помогавшую ему правильно ориентироваться в вопросах внешней политики, жаловал даже тех, кто возвращался «пустым и бесполезным» (на всякий случай, на перспективу), не говоря уже о тех, кто приносил настоящие секретные сведения из-за рубежа. Жаловал щедро, по-царски. Далеко смотрел Иван, мечтал утвердиться на Балтике, выйти дальше на Запад, даже породниться с английской королевой Елизаветой I или хотя бы с ее племянницей Мэри Гастингс.

В 1565 году на территории Кремля строится отдельное учреждение, которое в различных документах того времени именуется Посольной палатой. Посольской избой или Посольским приказом. «Но оно остается очень близким к государю учреждением, — отмечает В.О.Ключевский, — как бы его собственной канцелярией по иностранным делам: выезжая из Москвы, царь берет с собой его или, скорее, его отделение вместе с управляющим им дьяком. Из описи царского архива времен Грозного и из посольских книг его отца и деда видно, что при московском дворе еще до Ивана III накопился значительный запас дипломатических бумаг, потом все более увеличивавшийся; эти бумаги хранились в ящиках, которые по роду дел назывались «немецким», «волошским» или обозначались именами дьяков, при которых велись дела. Уже при деде Грозного в конце XV века дипломатические документы передавались казначею для хранения в его приказе вместе со всякой домовою казною государя. С этим в связи надобно поставить и то, что в конце XV и во весь почти XVI век дипломатические поручения очень часто возлагались на казначеев… Другим важным дельцом по дипломатическим делам является в XVI веке печатник (т. е. хранитель царской печати). Этим объясняется тесная административная связь двух столь различных учреждений, как Казенный двор и ведомство иностранных дел».

Итак, процесс создания и становления централизованных государственных структур, начатый при Иване III, оставался еще в зачаточном состоянии и через сто лет, при его внуке Иване Грозном. При нем оформился Посольский приказ, но еще не было дипломатов-профессионалов. Дипломатические и разведывательные задания выполнялись одними и теми же людьми, разницы не было. А назови их казначеями, печатниками — это не важно. Чаще всего это были люди разносторонние, крупные личности, выдающиеся фигуры своего времени, о которых мы расскажем в последующих очерках.
«Очерки истории российской внешней разведки». Том 1,  Евгений Максимович Примаков, 1995г.

Tags: История
Subscribe

  • Исчезнувшие миллионы президента Крюгера

    Одиннадцатого октября 1899 года правительства Трансваальской Республики и Свободного Оранжевого государства объявили Великобритании войну.…

  • Сюрпризы, ждущие в пещерах

    В 1825 году доктор Эндрю Смит, первый директор Музея Южной Африки, напечатал в газете « Кейптаун газетт » такое объявление:…

  • Невыдуманные копи царя Соломона

    Историкам известно, что царь Соломон в Иерусалиме воздвиг храм-дворец, который поражал воображение современников. В Библии довольно подробно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments