fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Император заключает сделку с авантюристом



10 марта 1526 года они заключили между собой невиданную сделку. Преподобный отец де Луке снова взял на себя роль финансиста. Он раздобыл - никого не интересовало, откуда - двадцать тысяч испанских золотых песо, сумму весьма внушительную, и предоставил ее в распоряжение компаньонов. В торжественном контракте они поделили между собой далекую империю, местоположение которой не было им точно известно, о величине и силе, о перспективах завоевания которой они не имели ни малейшего понятия; империю, само существование которой многие подвергали сомнению. Триумвират договорился: де Луке дает деньги, Писарро и Альмагро ставят на карту собственную жизнь и жизнь отчаянных бродяг, махровых бандитов, собравшихся под их знаменем, а в случае удачи, в которую не верил ни один здравомыслящий человек в панамской колонии, они поделят сокровища империи на такие же равные части, на какие патер де Луке разломил освященную просфору и (что несколько непристойно для его веры) благословил ею своих компаньонов и себя, скрепив этим разбойничий договор.


Итак, деньги добыты. Компаньоны послали по улицам Панамы глашатаев для вербовки добровольцев под знамя "Перуанское предприятие". Они знали, что на такую отчаянную авантюру пойдут только люди, которым нечего терять, для которых мечта о Перу - это последняя соломинка, за которую стоит ухватиться, перед тем как безвозвратно сгинуть в пучине. Им удалось набрать около ста шестидесяти совершенно сломанных жизнью, опустившихся бродяг. С этими подонками общества они отправились во второе путешествие.

Экспедиция была успешнее первой. Она достигла берегов империи инков и даже проникла на территорию бывшего королевства Кито, Здесь Писарро собрал благоприятные для его замыслов сведения о раздирающей империю междоусобной смуте, о ее раздробленности. Однако с крохотной армией нечего было и думать о завоевании страны, какой бы отважной эта армия ни была. Экспедиция, длившаяся полтора года, вернулась в Панаму - на этот раз не с пустыми руками и с надежными, казалось, сведениями. Люди теперь уже относились к Писарро не с таким недоверием. "Кто знает, может, вся эта история с Перу и не такая уж чепуха..." - рассуждали они.

Весной 1528 года Франсиско Писарро пустился в большой путь. Со своим испытанным помощником Педро де Кандиа он взошел на корабль и переплыл в Европу, чтобы доложить императору Карлу V о результатах разведывательных экспедиций, о своих надеждах и планах.

Писарро прибыл к императорскому двору как нельзя кстати. Карлу V снова - в который уже раз! - нужны были деньги, очень много денег. Он победил в сражении под Павией французского короля Франциска I, своего крупнейшего соперника в Европе, усмирил папу Клементия, искавшего союза с его врагами, но все эти успехи обеспечили недолговечный покой только на западных PI южных окраинах империи. С востока грозила огромная опасность: два года назад турки уничтожили под Мохачем венгерскую армию, причем на поле брани пал и венгерский король Лайош: буферное государство между империей султана и империей Карла V практически перестало существовать. Турецкие полчища могли вторгнуться в страну в любую минуту. Необходимо было срочно обеспечить защиту Вены и Австрии.

(О "Священной Римской империи" Карла V поговаривали, что "солнце над ней никогда не заходит". Границы ее тянулись от Австрии до Нидерландов, от Италии до Северной Германии, не говоря уже о покоренных конкистадорами территориях Нового Света.)

Кроме военной опасности, Карла V волновало положение внутри империи. Отдельные немецкие князья хотели выбрать другого императора, а тем временем неплохо наживались на смуте, порожденной религиозной реформацией и спорами о вере; могучие торговые города в соответствии с изменением своих интересов то поддерживали Карла, то отворачивались от него; крестьянские волнения, продолжавшиеся уже три десятилетия, переросли в 1525 году в войну, охватившую пламенем огромные районы Германии, - усмирить крестьян удалось только ценой длительных и кровавых сражений. В огромной империи имелось бесчисленное множество других проблем, для решения которых нужны были ум, энергия, дипломатические способности, по прежде всего деньги, неимоверное количество денег.

Грабежи Кортеса в Мексике на некоторое время наполнили императорскую казну. Однако, как гласит старая пословица, "денег может быть много, но никогда не может быть достаточно". Поэтому Карл V с большим интересом и с возрастающей благосклонностью выслушал допущенного к нему на аудиенцию подозрительного авантюриста Франсиско Писарро.

Этот человек обещал золото! Горы золота, быть может, даже больше, чем было награблено в Мексике. Император не интересовался тем, как это золото будет добыто, какими средствами благородные металлы будут выжаты и доставлены в императорскую сокровищницу. Об этом он не расспрашивал и Кортеса. Деньги не пахнут. И когда Франсиско Писарро закончил волнующее повествование о своих приключениях и ошеломляющих планах, лицо Карла V прояснилось; он милостиво кивнул.

Этим жестом десятки тысяч индейцев были осуждены на мучительную гибель, сотни тысяч людей вместе с потомством - на рабство; за одно мгновение неведомая дальняя страна была отдана на разграбление алчной банде конкистадоров. Император знал, что лучшие куски растерзанной империи инков достанутся ему, волки перегрызутся между собой лишь из-за оставшихся клочьев.

Карл кивнул, но шестерни государственной машины крутились медленно. Приходилось смазывать их тут и там, обещать долю в добыче тому и другому. Контракт составлялся ровно один год. Наконец все было готово. В договоре император поручал Франсиско Писарро открыть и завоевать Перуанскую империю, назначал его наместником и верховным судьей империи, военачальником находящихся там сил в ранге, примерно соответствующем нынешнему рангу генерал-полковника. По контракту Писарро полагалась внушительная сумма годового жалованья, однако из него он должен был оплачивать своих чиновников и телохранителей. В целом можно сказать, что деловой контракт между авантюристом и императором обеспечивал Писарро компетенцию вице-короля страны инков.

Для двух своих компаньонов Писарро удалось добиться гораздо меньшего. Альмагро по условиям контракта получал должность коменданта крепости портового города Тумбеса, дворянский титул и годовое жалованье в размере двух пятых жалованья Писарро. Его преосвященству де Луке пришлось довольствоваться всего лишь звучными титулами: он стал епископом Тумбеса и "покровителем перуанских индейцев". Правда, годовое содержание назначалось и ему, но по сравнению с жалованьем Писарро оно было ничтожным.

Само собой разумеется, что жалованье нужно было пополнять за счет будущей добычи.

Главаря предстоящей пиратской авантюры посвятили в рыцари аристократического религиозного ордена святого Якова в Компостеле, чтобы он мог командовать своей армией во всем великолепии орденского плаща с вышитым золотым крестом. В контракте оговаривалось также, что Писарро обязуется взять с собой в поход определенное число священников, которые позаботятся о духовном спасении коренных жителей страны.

Писарро обязался в течение полугода после своего возвращения из Испании отправиться в поход из порта Панамы с отрядом не менее двухсот пятидесяти завербованных наемников.

Самый важный пункт договора состоял в следующем: в течение некоторого времени десятую часть благородных металлов, добываемых в перуанских рудниках, а также пятую часть золота, серебра и прочих ценностей, добытых "посредством меновой торговли или насилия", нужно доставлять в Европу, в императорскую сокровищницу.
Янош Эрдёди, «Борьба за моря. Эпоха великих географических открытий», 1979г., (пер. Ксении Стебневой)

Tags: История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments