fan_project (fan_project) wrote,
fan_project
fan_project

Category:

Украинский «граф Дракула»




4 марта 1702 года в родовом Бобровицком замке под Черниговом тяжело умер 63-летний богач, полковник «Черниговского полка», казначей Запорожского казачества Василий Касперович Дунин-Борковский.

За 5 лет до смерти он стал передавать внушительные суммы пожертвований на богоугодные дела. В народе загутарили, что своими проклятыми деньгами старый хрыч хочет замолить тяжелые грехи.

После похорон Дунина-Борковского в тихом Чернигове стала происходить всякая чертовщина, от которой и сегодня кровь в жилах стынет.


Ровно в полночь кованные ворота местного Елецкого Успенского мужского монастыря, где был погребен прах полковника распахивались и оттуда выезжала черная карета влекомая огнедышащими вороными конями. Внутри сидел мертвый полковник, посасывая чубук своей любимой трубки, а на запятках экипажа стояли два мелких беса.

Семья «черного полковника» имела интересную историю. Его отец Каспер-Анджей Дунин приехал из Дании и стал наемником в польском войске участвовавшем в русско-польской войне 1632-1634 года. За боевые заслуги король Владислав IV пожаловал датчанину в Черниговском воеводстве село Борковка. В постоянной круговерти польских междоусобиц погибла вся семья Дунина, а его маленький сын Василий бесследно исчез.

Дунин младший появился в Чернигове в 1667 году, спустя 21 год  после своего загадочно исчезновения. В этот год Польша по «Андрусовскому перемирию» вернув Москве Смоленские и Черниговские территории, признала воссоединение России и Левобережной Украины.

Молодой Дунин-Борковский вступил в права владения отцовыми землями и стал сотником «Черниговского полка». Многие сослуживцы отмечали что у их товарища был звериный нюх на смены многочисленных в те годы гетманов. Василий всегда безошибочно определял от кого нужно вовремя отодвинуться подальше, а к кому приблизиться. В 32 года гетман Иван Самойлович присвоил ему звание полковника и наградил обширными владениями на Левобережной Украине.

В 1687 году Дунин-Борковский подстрекаемый Мазепой оказался в числе трех полковников написавших в Москву донос на Самойловича. Смещенного гетмана по царскому указу отправили в Тобольск, а его сына с семьей в Енисейск. Всем предателям Мазепа оплатил их подлость звонкой монетой.

После появления на улицах Чернигова страшной черной кареты местные жители кинулись в ноги к архиепископу умоляя его спасти город от дьявольских наваждений. На следующую ночь когда из ворот монастыря выехал проклятый экипаж,  он не проехав и полверсты встретился с крестным ходом. Как только святые монахи начали читать молитву, над каретой сверкнула молния и она превратилась в черную дымовую завесу, которую тут же развеял легкий ветерок.

Утром вскрыли могилу полковника. К ужасу собравшихся Дунин-Борковский лежал в гробу словно живой, при этом его любимая трубка дымилась. Грудь упыря пробили осиновым колом, прах отвезли в Борковку и похоронили рядом с имением.

Вскоре все городские и окрестные церкви, в которые полковник сделал перед смертью богатые денежные пожертвования на помин души, сгорели.

Историки не сомневаются, что Дунин-Борковский стал прототипом повести Гоголя «Страшная месть».


Tags: История
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments