Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Мать русского ветра




Жил-был бедный мужик. Жена у него была ленивая и злая, знай пилит и пилит мужа, а по хозяйству ничего не делает. До того прожились, что и хлеба испечь не из чего! Послала его жена к богатому соседу за миской муки. Пока шел мужик обратно, налетел голодный, прожорливый ветер и развеял муку по полю. Злая жена побила мужика и послала его требовать у ветра уплаты за муку. Идет мужик по дремучему лесу и горько жалуется на судьбу. Вдруг навстречу ему старуха.

Collapse )

По поводу замораживания и мумификации




«Эрих фон Дэникен теряет чувство реальности и подтасовывает свои аргументы до тех пор, пока они не становятся годными для поставленной им цели. Так как автор, скорее всего, действует из хороших побуждений, то мы имеем дело с человеком, который ради овладевшей им идеи утратил объективность. Налицо мономаническая ограниченность!»

К такому убеждению пришел доктор Герман Доббельштейн в своей статье «Что скажет медицина, особенно медицинская психология?», опубликованной в сборнике «Были ли боги астронавтами?». В ней среди прочего он касается и темы «Сохранение жизни путем глубокого замораживания», рассмотренной в главе VII «Воспоминаний о будущем».

Collapse )

Когда-то Европа была прокаженной и проклятой землей





До сих пор услышав в любом уголке земли, слово прокаженный, человек испытывает первородный страх. У всех у нас где-то на подкорке записано - проказа это заболевание, от которого необходимо держаться как можно дальше.

Чума, холера входят в мир открывая дверь с ноги, их сестра лепра, приходит к людям в гости инкогнито и тщательно скрывает свое истинное лицо. Порой она проявляет себя через двадцать лет после того, как впервые поцеловала человека в губы.

Чем быстрей больной обратится к медикам, тем больше у него шансов на исцеление, через три месяца процесс, запущенный в его организме лепрой, будет необратим. В час «Х» болезнь поражает нервную систему, организм перестает контролировать мышцы, наступает парализация, на лице и теле больного появляются трофические язвы.

Collapse )

Похищенный инопланетянами





«Меня зовут Антонио Виллас Боас, мне 23 года, я фермер. Вместе со своей семьей живу на ферме. Она расположена поблизости от города Сан-Франсиско-де-Салис в штате Минас-Жераис, вблизи от границы штата Сан-Пауло в Бразилии. Мы вспахиваем землю трактором; если приходится работать ночью, то чаще всего я сам сажусь за штурвал».

Так начинается фантастическая история, рассказанная бразильцем Антонио Вилласом Боасом о его невероятной встрече с инопланетянами в беседе с врачом Олаво Фонтесом и журналистом Жуаном Мартинсом. Беседа состоялась в Рио-де-Жанейро 22 февраля 1958 года, спустя полгода после происшествия.

Collapse )

В XX веке палачам пришлось научиться делать уколы




Если человечество еще не дозрело до отмены смертной казни во всемирном масштабе, то, по крайней мере, оно пытается сделать этот процесс возможно менее болезненным. Именно потому и появилась на свет идея инъекции осужденному смертельного вещества. Казнь посредством смертельной инъекции состоит в непрерывном внутривенном вливании смертельной дозы быстродействующего барбитурата в комбинации с парализующим химическим препаратом. Процедура казни напоминает больничную процедуру введения обезболивающего препарата общего назначения, но при казни вводится смертельная доза. В Техасе, одном из 19 штатов США, где способом исполнения казни является смертельная инъекция, используется комбинация трех веществ: натрий теопентал, бромид и хлористый калий. Первый компонент — барбитурат, вызывающий потерю сознания, второй — вещество, вызывающее расслабление мускулатуры и приводящее к параличу диафрагмы, что связано с прекращением работы легких, третий компонент приводит к остановке сердца).

Collapse )

Дианетика — религия БАБЛА




«Жажда убийства сверкала во взгляде чудовища. Зонгри схватил самый большой и тяжелый меч, сорвав его со стены вместе с ножнами. Раскрытыми от ужасами глазами Ян увидел, как одним могучим ударом Зонгри рассек профессора от головы до пят. Бездыханное тело повалилось на пол Потоки крови пропитали ковер».

Такими пассажами в 1940-е годы радовал своих читателей Лафайет Рон Хаббард, публиковавшийся в популярной серии «Удивительные научно-фантастические истории». В те годы среди американцев особым спросом пользовались истории о чудовищах, фантастических существах-мутантах, порожденных атомной радиацией.

Рассказы Хаббарда были популярными, но мечтал он о карьере мэтра словесности. Как свидетельствует «Тайме мэгэзин», на лекции в Ньюарке (сентябрь 1949 года) у него вырвалось затаенное признание: «Смешно писать, получая пенс за слово. Если кто-то действительно хочет сделать миллион долларов, то лучший путь — основать собственную религию».

Collapse )

Тайны Теодора Морелля




Подобно многим политическим деятелям прошлого и настоящего, Адольф Гитлер не отличался крепким здоровьем. Оно было подорвано с молодости нуждой, ранениями на фронтах Первой мировой и полуголодным нищенским существованием в венский период. Несомненно, сыграли свою роль и наследственные факторы: болезни отца и ранняя смерть матери, страдавшей рядом серьёзных заболеваний. Причиной смерти матери фюрера Клары Пёльцль послужило раковое заболевание, которое свело её в могилу в сорок семь лет.

Как только у Гитлера появились какие-то денежные средства, он тут же стал очень внимательно следить за состоянием своего здоровья, вовремя и хорошо питаться и подолгу жить в курортных местечках Баварии, где был чудный, кристальной чистоты горный воздух.

В конце 20-х годов XX столетия Адольф Гитлер уже мог позволить себе по доходам и положению в обществе иметь хорошего личного врача. Однако он долго не находил медика, которому мог полностью доверять, хотя неоднократно обращался за консультациями к светилам немецкой медицины по разным вопросам — протезированию и лечению зубов, желудочно-кишечным заболеваниям, временной слепоте на нервной почве. Следует отметить, что все разного рода неприятности со здоровьем и болезни, которые наблюдались у Гитлера, никогда не носили угрожающего для его жизни и работоспособности характера.

Collapse )

Победа советского человека




Кажется, нет народа на свете, который так бы любил театр, как наш. Может быть, потому, что в жизни наши люди чуждаются всего театрального, им не по нраву аффект, они избегают поз и с прирожденным недоверием относятся к пафосу. Итальянец или испанец объясняются в любви, как будто они на сцене. Они произносят потрясающие монологи. Наши девушки, услышав такие речи, решили бы, что над ними смеются. Наши юноши ходили месяцы и думали, как бы обыкновенней, невзначай сказать любимой о своих чувствах. Часто наши ораторы говорят о великих подвигах, как о повседневных заботах. В русской природе стыдливость, издавна наш народ облекает в скромную будничную одежду большие чувства и большие дела.

Много незаметного героизма показал советский солдат. На далеком севере, среди камней и пурги, стоят бойцы. Немцы здесь пристрелялись к каждой ямке. Любое неосторожное движение — это гибель. В такой войне нет ничего, потрясающего ум или сердце, но она требует от человека большой выдержки и большого мужества. Неприметен героизм саперов, санитаров, связистов… На сцене война — это выстрелы, знамена, исторические фразы, труба горниста, мрамор победы. А война сложное и тяжелое дело — здесь и смерть, и сердечная тоска, и хозяйственная забота.

Collapse )

Виктория-регия



Три недели прошло с тех пор, как нас обратили в бегство белые цапли. Генипа, поклонник лечения ран вливанием в желудок значительного количества тростниковой водки, весьма расстроен тем, что выздоровел слишком быстро - больше ему не удастся пьянствовать в свое удовольствие.

Мы все глубже продвигаемся в сердце богатейшего и необыкновенно интересного для естествоиспытателя края тропических озер.

Здесь без труда можно удовлетворить и свой охотничий пыл, и склонность к наблюдениям за жизнью животных и птиц.

Collapse )

Я не мог прикоснуться рукой даже к сухому черепу



Пытливый и любознательный с детства, Андреас Везалий хотел глубоко постичь науку, которой решил посвятить всю свою жизнь. А хотел он заниматься медициной, потому что родился и вырос в семье потомственных медиков: врачами были его дед и прадед, а отец служил аптекарем при дворе испанского короля Карла V.

Collapse )